Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Герой мемов депутат Марзалюк остался в парламенте на третий срок. Угадайте, какая у него зарплата
  2. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
  3. Глава Администрации Лукашенко, Гигин, Азаренок и другие. ЦИК обнародовал фамилии депутатов Палаты представителей восьмого созыва
  4. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  5. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик
  6. Прогноз по валютам: очень вероятно снижение курса доллара. Как сильно он подешевеет?
  7. Почему Путин и чиновники не вспомнили о второй годовщине войны, что сейчас в Крынках, о захвате которых заявил Шойгу. Главное из сводок
  8. Чиновники ввели очередные новшества при проверке доходов и расходов населения. Изменения затрагивают построивших дома и квартиры
  9. «Продолжающиеся репрессии и поддержка России в войне». ЕС на год продлил санкции против Лукашенко и его окружения


В суде швейцарского кантона Санкт-Галлен 19 сентября начался суд над экс-бойцом белорусского специального отряда быстрого реагирования (СОБР) Юрием Гаравским. Белоруса судят в рамках универсальной юрисдикции по обвинению в причастности к похищению и убийству политических оппонентов Александра Лукашенко — бывшего министра внутренних дел Беларуси Юрия Захаренко, экс-главы Центризбиркома Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского. О том, как проходило первое заседание, передавало издание «Новы Час».

Юрия Гаравского привезли в суд под охраной швейцарских спецслужб. Фото: "Новы час"
Юрия Гаравского (в синей байке с капюшоном) привезли в суд под охраной швейцарских спецслужб. Фото: «Новы Час»

Корреспондент издания отметил повышенные меры безопасности в суде. Юрия Гаравского доставили на процесс под охраной швейцарских спецслужб — микроавтобус, на котором он прибыл, подогнали буквально к двери суда. Сам Гаравский вышел, скрывая лицо под капюшоном. В здании суда съемка была запрещена.

На суде Гаравский заметно нервничал, говорил тихо, иногда отвечал на вопросы судьи раздраженным тоном, особенно, если они были про расстрельный пистолет. Отказывался отвечать на некоторые вопросы, касающиеся СОБР, Дмитрия Павличенко и некоторых других командиров части, в частности полковника Андрея Смирнова, который возглавлял в/ч 5525 6-й отдельной специальной милицейской бригады внутренних войск МВД Беларуси.

— Каким образом вы познакомились с полковником Смирновым?

— Я не буду отвечать на этот вопрос.

— Почему? Вы же говорили об этом во время предварительного следствия.

— Да. Но я просил прокурора не обнародовать эту информацию.

Позже судья еще пытался задавать вопросы про Смирнова, который «сейчас генерал КГБ», Гаравский все так же отказывался отвечать. А присутствующий в суде представитель миграционной службы заметил, что подсудимый каждый раз отключает микрофон, когда разговор заходит о Смирнове.

О похищениях и убийствах: «Павличенко выстрелил в спину»

Рассказывая о похищении Юрия Захаренко, Гаравский заявил, что думал экс-министра МВД просто отвезут за город, где с ним «будет проводиться беседа», утверждал, что не знал, куда его везут.

— Когда по приказу Павличенко мы положили Захаренко в багажник, я уже тогда хотел уехать.

— Знали ли вы, что этот человек — Захаренко? — спросил судья.

— На момент, когда я служил, Захаренко был министром МВД, конечно, я знал, кто это такой.

Он сказал, что экс-министра МВД выстрелом в спину убил Дмитрий Павличенко.

— Пистолет, которым был застрелен Захаренко, им проводятся в Беларуси расстрелы?

— Да.

— Откуда вы знаете? Вы уже держали его в руках?

Гаравский после паузы: — Держал похожий.

— Когда вам стало понятно, что Захаренко собираются убить?

— Когда Павличенко выстрелил в него.

О похищении Виктора Гончара и Анатолия Красовского Гаравский рассказал следующее:

«Павличенко собрал всех утром и сказал, что едем задерживать одного или двух человек. Спросил: все готовы? Мы ответили: да. Мы подъехали к сауне, сидели в двух машинах. Павличенко мне и Владимиру Бутько сказал пройтись и посмотреть, где и как мы будем осуществлять задержание. Я и Панков достали из машины Гончара, положили на землю. При разбитии стекла я уже понимал всю тяжесть преступления. Я специально разбил ему (Гончару) нос, чтобы пошла кровь. Бутько и Бородач задержали Красовского. После этого в машину сел водитель, машина была джип черного цвета. Мы поехали в сторону Бегомля. По дороге, когда мы выехали на кольцевую, мы остановились на парковке, Павличенко вышел из машины, через пять минут подошел и заглянул в машину другой мужчина. Он приказал: поднимите головы. И я услышал ответ этого мужчины: да, это он. Павличенко сел в машину, и мы поехали в Бегомль. В Бегомле Павличенко сказал достать их из машины и положить рядом. После этого подошел Павличенко и выстрелил в спину обоим, по два выстрела сделал. После, минут через 5−10, сказал раздевать их, и когда я раздевал Гончара, то увидел, что у него на левой ноге нет большого пальца. Я запустил руку в туфлю и достал специальную стельку. Мы сложили все вещи в одну кучу, пришел Балынин и забрал все вещи».

Гаравский утверждал, что тела Гончара и Красовского позже закопали, а все вещи сожгли, кроме обуви, так как, по словам Павличенко, «она долго горит».

На уточняющие вопросы судьи про пистолет и пятна крови Гаравский отвечал раздраженно. Подчеркнул, что специально разбил нос Гончару, чтобы на месте похищения остались пятна крови и началось расследование: «Ведь я уже тогда понимал, что это преступление».

Судья сказал, что «это очень жестко». «Вы все правильно сказали, — ответил Гаравский. — Но во многих странах при задержании человека кладут на землю, чтобы надеть на него наручники». Эта реплика вызвала возмущение среди присутствующих в зале.

О расстрельном пистолете и компромате на Лукашенко

Судья, а затем и прокурор спросили у Гаравского о пистолете, из которого были застрелены похищенные. Тот отказался от своих прежних показаний, что пистолет был у него, объясняя это «плохим переводом».

— Вы сами ранее говорили, что достали пистолет из машины и отдали Павличенко?

— Павличенко достал пистолет из машины, и я это увидел.

Прокурор отметил, что обвиняемый ранее трижды заявлял, что сам взял пистолет и передал его Павличенко. Гаравский вышел из себя и очень громко сказал: «Были неправильно сформулированные вопросы. Пожалуйста, формулируйте свои вопросы правильно». И продолжил настаивать на том, что не давал расстрельный пистолет Павличенко.

— DW из меня сделала киллера. Я никого не убивал. Другие люди убивали, почему я должен нести за это ответственность? — очень эмоционально произнес Гаравский.

— Я хочу донести до всех, что в Беларуси страшная диктатура, которая убивает людей, — отметил он и добавил, что Павличенко в свое время был освобожден лично диктатором Лукашенко.

Во время допроса Гаравский довольно громко произнес, что у него есть документы о причастности высших должностных лиц Беларуси к преступлениям.

— У меня в Беларуси остались документы об участии Павличенко, Лукашенко, Сивакова и Шеймана в преступлениях против Беларуси.

— Где находятся эти документы? — уточнил судья.

— В Беларуси. Я не смог их вывезти.

Он также говорит, что после того как Deutsche Welle выпустила о нем фильм, он начал опасаться за свою жизнь.

— Почему вы тогда снимались в этом фильме, пытались ли вы таким образом оказать давление на миграционную службу? — спросил судья.

— Я хотел донести правду, несмотря на угрозу собственной жизни. Я потерял абсолютно всё.

Судью интересовало, как и почему Гаравский оказался в Швейцарии. Подсудимый уклонился от прямого ответа: «Мне сказали, что меня отвезут в Европу».

— Кто это сказал? — уточнил судья.

— Мой куратор, — тихо ответил Гаравский и выключил микрофон.

Судья отметил, что в миграционной службе рассказу Гаравского не поверили и отказали ему в предоставлении убежища, и поинтересовался, что тот намерен делать.

— Не знаю, срок действия паспорта истекает в следующем году, и диктатор Лукашенко запретил продлевать паспорт за границей, — сказал тот.

Судья поинтересовался, кто может подтвердить, что Гаравский не состоит на службе у спецслужб.

— Я не знаю, кто может это подтвердить. Но если я останусь в Швейцарии, буду работать, платить налоги и быть законопослушным гражданином.

Дочь Юрия Захаренко Алена Захаренко (слева) и дочь Анатолия Красовского Лера Красовская перед судом над Гаравским. Фото: "Новы час"
Дочь Юрия Захаренко Алена Захаренко (в центре снимка) и дочь Анатолия Красовского Лера Красовская перед судом над Гаравским. Фото: «Новы Час»

Во время первого судебного заседания Гаравский попросил прощения у родных похищенных политиков за то, что участвовал в преступлениях, при этом зачитал слова с бумажки. А на вопрос судьи о том, какое наказание он считает справедливым для себя, ответил, что не может диктовать суду.

— Вы знаете законы Швейцарии и сами примете решение, — ответил Гаравский.

Прокурор посчитал, что в суде было представлено достаточно доказательств вины Гаравского и попросил приговорить экс-спецназовца к трем годам лишения свободы, два из которых — условно, с испытательным сроком четыре года.

Прокурор также посчитал, что Гаравский не может быть экстрадирован в Беларусь.

Кто инициировал суд над Гаравским?

Весной и осенью 1999 года в Беларуси исчезли бывший министр внутренних дел Юрий Захаренко, экс-глава Центризбиркома Виктор Гончар и бизнесмен Анатолий Красовский. Официальное расследование их исчезновения результата не дало, спустя 20 лет его вовсе прекратили. Хотя еще в 2004 году спецдокладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Христос Пургуридес, изучив все обстоятельства, пришел к выводу, что Захаренко, Гончара и Красовского похитили и убили бойцы СОБРа под командованием подполковника Дмитрия Павличенко с ведома руководства страны. Такую версию разделяют и родные пропавших, но доказать ее пока не удалось.

Одним из предполагаемых участников похищения был Юрий Гаравский, о чем он публично заявил в 2019 году в интервью Deutsche Welle. Он в подробностях рассказал, как в мае 1999-го участвовал в похищении бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко, а в сентябре того же года — экс-главы ЦИК Гончара и предпринимателя Красовского.

Интервью, вышедшее в декабре 2019 года, легло в основу дела, которое инициировала правозащитная организация Trial International.