Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  2. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  3. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  4. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  5. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  6. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  7. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  8. Лукашенко загорелся новым спортивным мегапроектом. На этот раз поручил за пять лет построить в каждом регионе вот такой комплекс
  9. В Минске огласили приговор хирургу Елене Терешковой
  10. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  11. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  12. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  13. Грозовые «качели» не останавливаются. Какая погода ждет беларусов в выходные
  14. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
Чытаць па-беларуску


Правительство Беларуси 23 сентября утвердило положение о проверке сведений о кандидатах на отдельные должности служащих. Теперь будут смотреть даже на то, задерживался ли кандидат по «административке» и есть ли у него карта поляка или ВНЖ другой страны. Но такие проверки на «благонадежность» и раньше практиковались в государственных организациях и предприятиях. Рассказываем, как с ними сталкивались белорусы (есть даже случай, когда испытание удалось пройти).

Фото: TUT.BY
Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

Имена собеседников изменены в целях безопасности.

«У нас есть процедура проверки кандидатов, вы ее не прошли»

С проверками «на идеологическую правильность» наша 24-летняя читательница Александра впервые столкнулась еще два года назад. В сентябре 2021 года она устраивалась химиком в одно из столичных предприятий, но работу не получила.

— Тогда мне намеками рассказали, что я не прошла идеологическую проверку, не сказав больше ничего и никак не отвечая на мои вопросы. Даже это короткое объяснение пришлось едва ли не выпытывать, — вспоминает она. — И вот недавно, летом 2023-го, я решила испытать судьбу и откликнулась на вакансию там же. Правда, уже в другой отдел. Но история повторилась. Собеседование с заведующим лабораторией прошло замечательно, меня уже хотели взять, сказали принести все документы и написать заявление о приеме на работу. Через пару дней заведующий сообщил: «У нас есть процедура проверки кандидатов, вы ее не прошли».

В чем именно она заключалась, Александре так и не сказали. А обсуждения этой темы, вспоминает она, старались избегать. После очередного отказа девушка пробовала устроиться на схожую должность еще в одну компанию. Собеседование прошло гладко, а затем — снова та самая проверка.

— Уже потом они звонили и спрашивали, нет ли у меня проблем, связанных с 2020 годом, — описывает Александра. — Говорили, что будут набирать прошлого работодателя и узнавать подробности (а это как раз было госпредприятие). При этом никаких проблем с силовиками у меня не было и нет, спокойно прохожу границу даже сейчас, ни разу не вызывали на допросы. Но все равно никуда не берут. Впечатление от всего этого, конечно, негативное: хочется работать по специальности, а не получается. И никто не может сказать, из-за чего конкретно это происходит.

Теперь девушка ищет место в частных фирмах, так как хочет продолжать развиваться как химик. Но добавляет: если ничего не изменится, придется или менять сферу деятельности, или искать вакансию за границей.

Похожая история произошла с минчанином Андреем. Этим летом он пошел устраиваться проектировщиком на одно из столичных предприятий. Все этапы собеседований молодой человек прошел успешно.

— У меня были собеседования с непосредственным начальником, с отделом кадров и так далее. Каждый из них мне сказал, что будет проверка службой безопасности, которая в том числе смотрит соцсети. И если что-то найдут, то не пустят, — рассказывает он. — Но там была такая схема: тебя сначала одобряют к приему на работу, а уже потом отправляют запрос в службу безопасности.

Решения этой самой службы Андрей ждал около недели. И вот спустя время раздался звонок с анонимного номера.

— Грустным голосом сказали, что служба безопасности меня «завернула». Причем без объяснения, просто: «Здравствуйте, мы из предприятия. К сожалению, служба безопасности вас не пропустила. До свидания», — описывает мужчина тот разговор. — Я ожидал, что такое может произойти, но, зная как у нас все устроено, думал: а вдруг ничего не найдут.

Он рассказывает, что единственный повод «придраться к нему» — это задержание в августе 2020-го. Но тогда мужчину отпустили без суда. С тех пор никаких проблем у него не было. Из-за отказа Андрей не сильно расстроился — со старой работы не уходил, и поэтому ничего не потерял.

Фото: TUT.BY
Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

«На некоторые фото в галерее служащие не отреагировали»

24-летняя Ангелина столкнулась с тщательной проверкой еще в конце 2021 года. Тогда читательница хотела устроиться в один из музеев Гродненской области. Как и в прошлых историях, до определенного момента у нее все шло отлично.

— Я была на собеседовании с директором, очень милой женщиной, — вспоминает она. — Мы поговорили о моей компетенции, она объяснила, что хочет видеть с моей стороны и так далее. Директору все нравилось, но в конце беседы она добавила, что отправит мои данные на проверку. На тот момент у меня не было никаких задержаний, хотя я и участвовала в протестах. Но задолго до этого собеседования все фотографии из соцсетей я убрала и все почистила.

Решения о приеме на работу девушка ждала несколько месяцев. За это время ее документы дошли до Министерства культуры, а сама она успела сходить на собеседование в облисполком.

— И потом мне прилетает ответ: «Нет, мы вас не берем». И все, никаких пояснений, — рассказывает Ангелина. — Уже постфактум я узнала, что меня не взяли из-за проверок соцсетей. Дело в том, что у меня во «ВКонтакте» был репост стихотворения Рыгора Бородулина «25 сакавіка». И, естественно, там был БЧБ-флаг. А в Facebook на аватарке был стикер в виде БЧБ-флага. Получается, они это взяли за основу отказа — стихотворение и стикер в виде флажка.

25-летнему Анатолию повезло больше. Весной этого года молодой человек устраивался в воинскую часть на техническую должность. Его проверяли прямо во время собеседования. Но «ничего серьезного» не нашли:

— Потребовали характеристику с предыдущего места работы с обязательной графой о том, что не был замечен в участии в митингах. Провели беседу (честно говоря, не помню о чем), попросили телефон на проверку. Искали наличие подписок на экстремистские каналы, паблики, людей. Просмотрели аккаунты в YouTube, Instagram, «ВКонтакте», Telegram. Все это заняло минут 30−40, и в итоге ничего не нашли. А на некоторые фото в галерее (легкая эротика, дело молодое) служащие контрразведки не отреагировали, что показалось удивительным. Но перед походом туда я не был готов к тому, что все будут проверять так досконально.

Изучив телефон Анатолия, наниматели отправили запрос в РОВД по личному делу собеседника: есть ли приводы и судимости. Когда пришел отрицательный ответ, стали оформлять документы. А мужчине понадобилось только пройти тест с психологом, после чего его приняли на работу.