Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  2. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  3. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  4. Путин хочет создать коалицию стран, которую будет позиционировать как альтернативу НАТО. Вот на кого, кроме Северной Кореи, он рассчитывает
  5. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  6. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  7. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым
  8. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  9. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  10. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  11. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  12. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну


Несмотря на все трудности и преграды, жизнь белорусов и белорусок продолжается и в эмиграции. Людям всегда хочется тепла, любви или хотя бы просто интересных приключений. Те, кто уехали из родной страны без своих половинок, рассказали «Зеркалу», с чем столкнулись, когда пытались познакомиться за границей — получилось где-то смешно, а где-то даже и опасно.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / cottonbro studio
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / cottonbro studio

Имена собеседниц изменены в целях их безопасности.

«Если измерять ухаживания в дарении цветов, то показатель будет сопоставим с белорусским»

Елена (свой возраст она назвать отказалась) живет в Литве уже два года. Говорит, что знакомилась там только онлайн.

— Сказать, что литовцы принципиально отличаются от белорусов, не могу, — говорит Елена. — Ничего необычного не замечала, но, возможно, фрики отсеивались на стадии переписки. Хотя как-то меня один молодой человек отвез на болото — просто погулять. Но это единичный случай.

Единственное, что, по мнению собеседницы, отлично от белорусов — литовцы кажутся ей немного более честными.

— Если они дословно не говорят, чего хотят, то хотя бы довольно красноречиво показывают, — уверена собеседница. — Львиная доля знакомств, которые заводят литовцы, — для утоления сексуального голода, оставшиеся связи — как повезет. Дескать, хорошо бы отношения, но и просто секс тоже устроит. Бывали и такие, что искали работниц. Для каких сфер, уже не уточняла.

В целом общение с литовцами, по словам собеседницы, бодрое, но темп приемлемый: без давления и нажима. В стремлении казаться лучшими, чем есть на самом деле, у них все так же, как и у белорусов: опять же, по опыту женщины.

— Историй, когда в профиле фото 15-летней давности и человек с тех пор радикально изменился не в лучшую сторону, хватает и здесь. Это всегда бесит и вызывает недоумение, — говорит Елена. — Ухаживания такие же. Если измерять их в дарении цветов, то показатель будет сопоставим с белорусским. То есть дарят редко.

Особого к себе отношения из-за национальности Елена не чувствовала. В ее профиле написано, что она не говорит по-литовски. Но это не всегда останавливает мужчин писать именно на местном языке.

— Я, конечно, могу перевести через гугл, но а потом-то как общаться, тоже через гугл? — удивляется Елена. — Сколько людей отпугнуло мое иностранное происхождение, конечно, не могу сказать. Но и каких-то особых восторгов или фраз в духе «валите в свою Беларусь» я не встречала. Для, скажем, одноразовых встреч им было вообще все равно. Возможно, даже, наоборот, кому-то казалось, что белорусские девушки доступнее. Но лично мне никто подобного не говорил.

Особых культурных различий собеседница тоже не может отметить. Но говорит, что слышала мнение, якобы литовцы не любят ходить в гости.

— Дескать, личное пространство, все такое. В основном в кафе встречаются или типа того. Но в «ознакомительных» целях — так сказать, проверить совместимость — вполне себе и ходят, и приглашают, — уверяет Елена.

«Женщина как обслуга, которую можно не слушать и не слышать»

59-летняя Лариса уже два года живет в Грузии. Муж остался в Беларуси, а дети уехали в западные страны. Большого белорусского комьюнити в Тбилиси не было и, чтобы скрасить пребывание в чужой стране, женщина решила попробовать познакомиться с кем-нибудь онлайн.

— Сразу отмечу: муж знает о моих экспериментах. Да я и не искала интима, только общение, — говорит собеседница. — Знала только про Tinder, там и зарегистрировалась. В своей анкете написала, что хочу попрактиковать английский и чтобы мне показали город.

Профиль Ларисы оказался не очень популярным у местных, признается она. У женщины состоялось всего три свидания, но, по ее мнению, они очень показательные. Одним из первых был мужчина примерно ее возраста, с которым переписывались по-английски, а позже они договорились на встречу.

— Каково же было мое удивление, когда в условленном месте ко мне подошел совершенно другой мужчина. Оказалось, что это коллега моего знакомого, который и зарегистрировал его в Tinder, и помогал общаться на английском. Он же пришел помогать с переводом на живой встрече, — говорит Лариса.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Neon Joi
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Neon Joi

Чуть позже пришел и сам владелец профиля в Tinder — тогда и выяснилось, ради чего задумывалась схема. Через переводчика мужчина рассказал, что у него под Тбилиси есть дом с садом и огородом, а он ищет туда хозяйку.

— Говорит: «Ты мне нравишься, будь моей женой», — вспоминает Лариса. — Я ответила, что я замужем и не ищу себе мужа. Но было такое ощущение, что ответ мой пропустили мимо ушей.

В итоге Лариса договорилась с владельцем профиля и его «переводчиком», что ее отвезут в древний город Мцхета и покажут его. Чтобы уравновесить гендерный баланс в компании, белоруска пригласила свою знакомую. После экскурсии решили посидеть пообщаться дома — купили вино, продукты. Там снова всплыла тема поиска жены.

— Я снова повторила, что уже замужем. А в ответ: «Ну и что?!» — смеется собеседница. — Типа это я в Беларуси замужем, а здесь нет. Мне стало уже забавно. Спрашиваю: «А сексом тоже нужно будет заниматься? А если мне не понравится?» Он говорит: «Понравится: хочешь докажу?» — и предлагает остаться у него.

Нового знакомого уже не смущало присутствие ни посредника-переводчика, ни подруги. Лариса говорит, что списала бы это на случай, если бы не другие ситуации. Например, другое свидание закончилось еще интереснее. Сначала была прогулка, затем мужчина пригласил белоруску в ресторан, угостил вином.

— Вдруг мне становится плохо — и я теряю сознание. Очнулась, когда надо мной стояли врачи из скорой, — вспоминает тот вечер собеседница. — Не хочу ничего додумывать, то ли с едой было что-то не то, то ли с вином… Ехать в больницу я не захотела. Попросила отвезти меня домой. И как думаете, какой был вопрос, когда подъехали к моему дому? «Так что, я зайду?».

Ларисе показалось, что это отличительная черта местных мужчин — не слышать отказа. Ее теорию подтверждают и подруги, которые тоже имели опыт знакомств в Тбилиси.

— С Tinder я в итоге завязала, — признается Елена. — Но случаи происходят и офлайн, когда в городе кто-то начинает знакомиться. Был случай, когда один мужчина увязался за мной на улице, когда шла на встречу с подругой. Все пытался составить нам компанию, пока мы сидели общались в парке. И вообще не воспринимал наши довольно грубые отказы.

Елена говорит, что до переезда она не хотела верить в стереотипы о мужчинах Кавказа, но теперь ей кажется, что они имеют под собой некоторые основания.

— Здесь очень много молодых, современных, прогрессивных людей, — отмечает собеседница и добавляет: — Но вот мое поколение — во всяком случае, те мужчины, что попадались мне и моим подругам, — идеально вписываются в стереотипы. Я сейчас утрирую, но женщина здесь практически как обслуга, которую можно не слушать и не слышать. Я так поняла, здесь частая история, когда мужчины до 30 и даже 40 лет живут с мамой, которая обеспечивает их быт. А потом передает эту «обязанность» жене.

При этом Лариса отмечает, что местные женщины заметно эмансипированы: многие уже не особо хотят мириться с таким порядком вещей.

«Усе знаёмствы пачыналіся менавіта з абмеркавання Беларусі: што там, як там»

28-летняя Юлия живет в Польше уже десять лет. Собеседница признается, что за это время свиданий с местными жителями у нее было немало. И даже удалось построить отношения.

— Раней часцей знаёмствы адбываліся ў барах ці на імпрэзах з танцамі, у апошнія гады дамінаваць сталі дадаткі тыпу Tinder ці Bumble, — рассказывает Юлия.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com

До 2020 года, по словам собеседницы, факт белорусского происхождения притягивал внимание поляков. Но сейчас, по оценке Юлии, этого уже меньше.

— Памятаю, калісьці ўсе знаёмствы пачыналіся менавіта з абмеркавання Беларусі: што там, як там. Толькі адзін раз хлопец на першым спатканні не пытаў мяне пра паходжанне. Мяне гэта здзівіла настолькі, што сама сказала: «Хэй, я з Беларусі!» — вспоминает собеседница. — Пасля ён прызнаўся, што калі мы перапісваліся, то ён хваляваўся: я непісьменная полька ці проста замежніца. Таму другі варыянт яго больш задаволіў.

С этим мужчиной Юлия и была вместе больше двух лет. Она признается, что за это время вошла в контекст польской жизни глубже, чем за последние пять лет, которые провела в стране-соседке к тому моменту. События 2020-го ничего в их отношениях не изменили. Наоборот, считает женщина, стало больше поддержки.

— Была цікавасць, часам нават спачуванні, каб у нас усё было добра, — говорит Юлия. — Але ўжо пасля таго, як мы з тым палякам разышліся, сустрэлася з іншым мужчынам, які вельмі мала ведаў пра сітуацыю ў нашай краіне. У выніку спактанне пераўтварылася ў вялікі аповед «што там у Беларусі».

Кроме этого обстоятельства, никаких особенно ярких различий со свиданиями с белорусами Юлия не видит.

— Хаця шчыра скажу, асабіста я мала хадзіла з беларусамі менавіта на спатканні, — признается собеседница. — І апошнім часам заўважала, што мне цікавей з палякамі. Беларускае сяброўскае кола ў мяне ёсць пастаянна, а польскае ў меньшай ступені. Таму каб іх зраўняць, беларусаў у Tinder, напрыклад, я адкідвала адразу.

Тех белорусок, которые тоже хотят знакомиться с поляками, но боятся или стесняются, Юлия успокаивает: вначале ей тоже было страшно.

— У першыя гады эміграцыі вельмі істотнае значэнне мае мова, — говорит белоруска. — Калі ты не так добра размаўляеш, то немагчыма выразіцца ў поўнай меры. Не раскажаш нейкі лакальны жарт, не ўзгадаеш беларускую песню — мне ўсё трэба было тлумачыць. Ім таксама было цяжка стасавацца, калі я не настолькі ў кантэксце і не ведаю нейкіх фішак з іх дзяцінства, напрыклад.