Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  2. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  3. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  4. Александр Лукашенко произвел кадровые назначения в КГБ и потребовал искоренить «скрытое мышкование типа крышевания»
  5. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  6. Россия стремится захватить Волчанск, чтобы завершить первый этап наступления, а Украина хочет лучше наносить удары по территории РФ
  7. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  8. «Настоящие друзья» не только для Беларуси. Как в мире отреагировали на гибель президента Ирана и его чиновников
  9. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  10. С 1 сентября у десятиклассников из расписания исчезнет «История Беларуси» как отдельный предмет. Вот чем ее заменят
  11. «Из жизни ушли настоящие друзья Беларуси». Лукашенко и беларусский МИД отреагировали на гибель президента Ирана
  12. Спикер ВМС Украины: Вероятно, в Крыму потоплен еще один российский корабль — последний носитель крылатых ракет


Несмотря на все трудности и преграды, жизнь белорусов и белорусок продолжается и в эмиграции. Людям всегда хочется тепла, любви или хотя бы просто интересных приключений. Те, кто уехали из родной страны без своих половинок, рассказали «Зеркалу», с чем столкнулись, когда пытались познакомиться за границей — получилось где-то смешно, а где-то даже и опасно.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / cottonbro studio
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / cottonbro studio

Имена собеседниц изменены в целях их безопасности.

«Если измерять ухаживания в дарении цветов, то показатель будет сопоставим с белорусским»

Елена (свой возраст она назвать отказалась) живет в Литве уже два года. Говорит, что знакомилась там только онлайн.

— Сказать, что литовцы принципиально отличаются от белорусов, не могу, — говорит Елена. — Ничего необычного не замечала, но, возможно, фрики отсеивались на стадии переписки. Хотя как-то меня один молодой человек отвез на болото — просто погулять. Но это единичный случай.

Единственное, что, по мнению собеседницы, отлично от белорусов — литовцы кажутся ей немного более честными.

— Если они дословно не говорят, чего хотят, то хотя бы довольно красноречиво показывают, — уверена собеседница. — Львиная доля знакомств, которые заводят литовцы, — для утоления сексуального голода, оставшиеся связи — как повезет. Дескать, хорошо бы отношения, но и просто секс тоже устроит. Бывали и такие, что искали работниц. Для каких сфер, уже не уточняла.

В целом общение с литовцами, по словам собеседницы, бодрое, но темп приемлемый: без давления и нажима. В стремлении казаться лучшими, чем есть на самом деле, у них все так же, как и у белорусов: опять же, по опыту женщины.

— Историй, когда в профиле фото 15-летней давности и человек с тех пор радикально изменился не в лучшую сторону, хватает и здесь. Это всегда бесит и вызывает недоумение, — говорит Елена. — Ухаживания такие же. Если измерять их в дарении цветов, то показатель будет сопоставим с белорусским. То есть дарят редко.

Особого к себе отношения из-за национальности Елена не чувствовала. В ее профиле написано, что она не говорит по-литовски. Но это не всегда останавливает мужчин писать именно на местном языке.

— Я, конечно, могу перевести через гугл, но а потом-то как общаться, тоже через гугл? — удивляется Елена. — Сколько людей отпугнуло мое иностранное происхождение, конечно, не могу сказать. Но и каких-то особых восторгов или фраз в духе «валите в свою Беларусь» я не встречала. Для, скажем, одноразовых встреч им было вообще все равно. Возможно, даже, наоборот, кому-то казалось, что белорусские девушки доступнее. Но лично мне никто подобного не говорил.

Особых культурных различий собеседница тоже не может отметить. Но говорит, что слышала мнение, якобы литовцы не любят ходить в гости.

— Дескать, личное пространство, все такое. В основном в кафе встречаются или типа того. Но в «ознакомительных» целях — так сказать, проверить совместимость — вполне себе и ходят, и приглашают, — уверяет Елена.

«Женщина как обслуга, которую можно не слушать и не слышать»

59-летняя Лариса уже два года живет в Грузии. Муж остался в Беларуси, а дети уехали в западные страны. Большого белорусского комьюнити в Тбилиси не было и, чтобы скрасить пребывание в чужой стране, женщина решила попробовать познакомиться с кем-нибудь онлайн.

— Сразу отмечу: муж знает о моих экспериментах. Да я и не искала интима, только общение, — говорит собеседница. — Знала только про Tinder, там и зарегистрировалась. В своей анкете написала, что хочу попрактиковать английский и чтобы мне показали город.

Профиль Ларисы оказался не очень популярным у местных, признается она. У женщины состоялось всего три свидания, но, по ее мнению, они очень показательные. Одним из первых был мужчина примерно ее возраста, с которым переписывались по-английски, а позже они договорились на встречу.

— Каково же было мое удивление, когда в условленном месте ко мне подошел совершенно другой мужчина. Оказалось, что это коллега моего знакомого, который и зарегистрировал его в Tinder, и помогал общаться на английском. Он же пришел помогать с переводом на живой встрече, — говорит Лариса.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Neon Joi
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Neon Joi

Чуть позже пришел и сам владелец профиля в Tinder — тогда и выяснилось, ради чего задумывалась схема. Через переводчика мужчина рассказал, что у него под Тбилиси есть дом с садом и огородом, а он ищет туда хозяйку.

— Говорит: «Ты мне нравишься, будь моей женой», — вспоминает Лариса. — Я ответила, что я замужем и не ищу себе мужа. Но было такое ощущение, что ответ мой пропустили мимо ушей.

В итоге Лариса договорилась с владельцем профиля и его «переводчиком», что ее отвезут в древний город Мцхета и покажут его. Чтобы уравновесить гендерный баланс в компании, белоруска пригласила свою знакомую. После экскурсии решили посидеть пообщаться дома — купили вино, продукты. Там снова всплыла тема поиска жены.

— Я снова повторила, что уже замужем. А в ответ: «Ну и что?!» — смеется собеседница. — Типа это я в Беларуси замужем, а здесь нет. Мне стало уже забавно. Спрашиваю: «А сексом тоже нужно будет заниматься? А если мне не понравится?» Он говорит: «Понравится: хочешь докажу?» — и предлагает остаться у него.

Нового знакомого уже не смущало присутствие ни посредника-переводчика, ни подруги. Лариса говорит, что списала бы это на случай, если бы не другие ситуации. Например, другое свидание закончилось еще интереснее. Сначала была прогулка, затем мужчина пригласил белоруску в ресторан, угостил вином.

— Вдруг мне становится плохо — и я теряю сознание. Очнулась, когда надо мной стояли врачи из скорой, — вспоминает тот вечер собеседница. — Не хочу ничего додумывать, то ли с едой было что-то не то, то ли с вином… Ехать в больницу я не захотела. Попросила отвезти меня домой. И как думаете, какой был вопрос, когда подъехали к моему дому? «Так что, я зайду?».

Ларисе показалось, что это отличительная черта местных мужчин — не слышать отказа. Ее теорию подтверждают и подруги, которые тоже имели опыт знакомств в Тбилиси.

— С Tinder я в итоге завязала, — признается Елена. — Но случаи происходят и офлайн, когда в городе кто-то начинает знакомиться. Был случай, когда один мужчина увязался за мной на улице, когда шла на встречу с подругой. Все пытался составить нам компанию, пока мы сидели общались в парке. И вообще не воспринимал наши довольно грубые отказы.

Елена говорит, что до переезда она не хотела верить в стереотипы о мужчинах Кавказа, но теперь ей кажется, что они имеют под собой некоторые основания.

— Здесь очень много молодых, современных, прогрессивных людей, — отмечает собеседница и добавляет: — Но вот мое поколение — во всяком случае, те мужчины, что попадались мне и моим подругам, — идеально вписываются в стереотипы. Я сейчас утрирую, но женщина здесь практически как обслуга, которую можно не слушать и не слышать. Я так поняла, здесь частая история, когда мужчины до 30 и даже 40 лет живут с мамой, которая обеспечивает их быт. А потом передает эту «обязанность» жене.

При этом Лариса отмечает, что местные женщины заметно эмансипированы: многие уже не особо хотят мириться с таким порядком вещей.

«Усе знаёмствы пачыналіся менавіта з абмеркавання Беларусі: што там, як там»

28-летняя Юлия живет в Польше уже десять лет. Собеседница признается, что за это время свиданий с местными жителями у нее было немало. И даже удалось построить отношения.

— Раней часцей знаёмствы адбываліся ў барах ці на імпрэзах з танцамі, у апошнія гады дамінаваць сталі дадаткі тыпу Tinder ці Bumble, — рассказывает Юлия.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com

До 2020 года, по словам собеседницы, факт белорусского происхождения притягивал внимание поляков. Но сейчас, по оценке Юлии, этого уже меньше.

— Памятаю, калісьці ўсе знаёмствы пачыналіся менавіта з абмеркавання Беларусі: што там, як там. Толькі адзін раз хлопец на першым спатканні не пытаў мяне пра паходжанне. Мяне гэта здзівіла настолькі, што сама сказала: «Хэй, я з Беларусі!» — вспоминает собеседница. — Пасля ён прызнаўся, што калі мы перапісваліся, то ён хваляваўся: я непісьменная полька ці проста замежніца. Таму другі варыянт яго больш задаволіў.

С этим мужчиной Юлия и была вместе больше двух лет. Она признается, что за это время вошла в контекст польской жизни глубже, чем за последние пять лет, которые провела в стране-соседке к тому моменту. События 2020-го ничего в их отношениях не изменили. Наоборот, считает женщина, стало больше поддержки.

— Была цікавасць, часам нават спачуванні, каб у нас усё было добра, — говорит Юлия. — Але ўжо пасля таго, як мы з тым палякам разышліся, сустрэлася з іншым мужчынам, які вельмі мала ведаў пра сітуацыю ў нашай краіне. У выніку спактанне пераўтварылася ў вялікі аповед «што там у Беларусі».

Кроме этого обстоятельства, никаких особенно ярких различий со свиданиями с белорусами Юлия не видит.

— Хаця шчыра скажу, асабіста я мала хадзіла з беларусамі менавіта на спатканні, — признается собеседница. — І апошнім часам заўважала, што мне цікавей з палякамі. Беларускае сяброўскае кола ў мяне ёсць пастаянна, а польскае ў меньшай ступені. Таму каб іх зраўняць, беларусаў у Tinder, напрыклад, я адкідвала адразу.

Тех белорусок, которые тоже хотят знакомиться с поляками, но боятся или стесняются, Юлия успокаивает: вначале ей тоже было страшно.

— У першыя гады эміграцыі вельмі істотнае значэнне мае мова, — говорит белоруска. — Калі ты не так добра размаўляеш, то немагчыма выразіцца ў поўнай меры. Не раскажаш нейкі лакальны жарт, не ўзгадаеш беларускую песню — мне ўсё трэба было тлумачыць. Ім таксама было цяжка стасавацца, калі я не настолькі ў кантэксце і не ведаю нейкіх фішак з іх дзяцінства, напрыклад.