Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  2. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  3. Палата представителей Конгресса США проголосовала за предоставление пакета помощи Украине на 61 миллиард долларов
  4. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  5. Мобильные операторы вводят очередные изменения для клиентов
  6. С 1 июня повысят тарифы на отопление и подогрев воды. Рост — почти на четверть
  7. Эксперты: Авиация России свободно и без угроз действует на критических участках фронта (в чем причина)
  8. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  9. В мае беларусов ожидают «лишние» выходные. О каких нюансах важно знать нанимателям и работникам
  10. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  11. На свободу вышел экс-кандидат в президенты Андрей Дмитриев
  12. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  13. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  14. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей


Ольга всегда мечтала о двойне, а когда на УЗИ ей сообщили, что у них с мужем будет тройня, испугалась. Во-первых, не знала, справится ли с этим ее организм. Во-вторых, боялась оказаться белой вороной: все-таки столько детей сразу — редкость. «Тройня — это же круто», — поддерживал ее супруг Алексей, который был счастлив от этой новости. Сейчас они родители замечательных малышей. Очень разных, хоть и появившихся в один день. О том, каково это — выносить и растить тройню, Ольга рассказала блогу «Люди». Мы перепечатываем этот текст.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Имена собеседников изменены в целях безопасности.

«Цифры в анализе смахивали на то, что там больше чем один ребенок»

В доме тихо. Голос Ольги звучит чуть приглушенно: в соседней комнате спят ее дети. Пока у них дневной сон, у мамы свободно около часа, за который обычно нужно успеть миллион дел. Несмотря на однообразие хлопот, Ольга не похожа на человека, который тонет в рутине. От этого, признается, спасает режим дня. Если вместе с малышами ложиться, вместе просыпаться, есть, гулять — и все это по часам, тогда не так устаешь и чувствуешь себя нормально.

— Сейчас времени на себя практически нет, и с этим нужно смириться. Все-таки у меня не один ребенок, а трое, — говорит молодая мама. — Муж пока постоянно на работе или на стройке, чтобы мы смогли поскорее переехать в свой дом. Если в течение дня мне и можно найти час-два для себя, то только благодаря няне. Пока она играет с карапузами, я могу ненадолго отлучиться, посидеть спокойно, кофе попить.

Ольга с Алексеем вместе уже около десяти лет. О детях мечтали давно, но не получалось. Решились на ЭКО. Замершая беременность и несколько неудачных попыток не отобрали у пары надежду. Женщина «пролечилась вдоль и поперек» — и семья попробовала снова.

— Через две недели после подсадки нужно было сделать ХГЧ — это анализ крови, по которому видно, наступила ли беременность. С утра я его сделала, а через пару часов забрала у врача результаты. Это было не первое мое ЭКО, поэтому в показаниях разбиралась. Когда увидела данные на распечатке, у меня внутри екнуло: цифры смахивали на то, что там больше чем один ребенок, — улыбается Ольга. — Мужу, который ждал меня в машине, сразу об этом не сказала, все-таки это были только догадки, лишь успокоила: «Все хорошо». Мы наконец-то выдохнули.

Еще через две недели Ольга с Алексеем поехали на УЗИ. Проверяя сердцебиение эмбрионов, медик увидела, что их трое. Третий был крошечным, поэтому будущую маму предупредили: «Он может остановиться в развитии». Но еще через две недели генетики заметили: «крошечка» догнала по размеру двух других. Дальше на протяжении всей беременности они росли одинаково.

— Когда после УЗИ, где нам сообщили о тройне, я села в машину, заплакала от страха. Муж, наоборот, радовался и говорил: «Все будет хорошо». Всю беременность он в это верил и повторял мне, — говорит собеседница. — Женщинам, у которых приживается сразу несколько эмбрионов, медики предлагают редукцию — это когда удаляют один-два зародыша. У нас тоже спросили, Леша ответил: «Если прижились трое, значит, будет трое». С новостью о детях слово «семья» стало для мужа еще крепче. У него появилось больше ответственности и желания что-то делать.

«Думала, вдруг буду какой-то неправильной мамой»

Беременность проходила хорошо. Ольга несколько раз лежала на сохранении, но это было «лишь для подстраховки». Женщина вспоминает, что живот у нее рос не по дням, а по часам. И все же на 28-й неделе будущая мама смогла пойти к друзьям на свадьбу.

Фото: pixabay.com
Если в семье рождаются двойняшки, тройняшки или больше детей, до двух лет малышам выдают бесплатное детское питание. Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

— К концу срока малыши весили по два килограмма. На последних неделях было тяжело. Я не спала, казалось, все органы пережаты по самое горло, как говорится. Но все равно даже в это время, находясь на сохранении, я ходила туда-сюда по коридору, — описывает тот период собеседница. — Всю беременность я не носила бандаж, пессарий (медицинское приспособление, которое используется, чтобы снизить риск преждевременных родов. — Прим. ред.) мне тоже не ставили. С животом доходила до 35 недель. Могла бы и дольше, но он пережал мне вену, распухла нога, и врач решила: нужно оперировать.

После операции мама оказалась в реанимации, а малышей забрали в отделение для недоношенных. Впервые они увиделись только через четыре дня. Еще через пять, когда медики убедились, что Ольга в порядке, семье разрешили лежать в одной палате.

— А до этого я приходила в их корпус и минут 15 могла постоять, посмотреть. Они лежали маленькие, худенькие. Два на мужа похожи, а третий стабильно на меня. Может, потому что мне их не сразу отдали, не было осознанности, что это мои дети. Думала, вдруг буду какой-то неправильной мамой, — передает она те свои мысли и вспоминает, что страх прошел, как только они с карапузами оказались вместе. — В первые сутки мне принесли одного ребенка. Видимо, чтобы не было большой нагрузки и я привыкала. Назавтра второго, а через три-четыре дня третьего. Этот малыш оказался немного слабее, его докапывали, давали лекарства. Медики хотели, чтобы ребенок подольше полежал в кювезике. У него небольшие проблемы с сердцем. Возможно, понадобится операция, но, надеюсь, до этого не дойдет.

Две следующие недели мама провела с карапузами в одной палате. Дети в основном «ели и спали», и только когда смесь запаздывала, могли немножко покричать. Ольгу это спокойствие даже пугало. Однажды она позвонила сестре, чтобы уточнить, нормально ли такое поведение. Та успокоила: «Им нужно подрасти и адаптироваться».

— В тот период я уставала лишь от постоянного режима и беготни на пост за бутылочками, на кухню, чтобы самой поесть, в туалет, — перечисляет собеседница. — По ночам они не кричали. Единственное, нужно было вставать каждые три часа, чтобы их кормить. Как одновременно кормить троих? Из пеленки крутила валики, клала наверх бутылочки, чтобы деткам было комфортно, и они ели. А если кто-то в это время засыпал, постучишь по бутылочке или ребенку по носику, чтобы проснулся и кушал дальше.

В больнице семья провела месяц. Почти все это время с детьми мама справлялась сама. Только когда нужно было отвести их к врачу или на анализы, просила медсестру пойти с ними.

«Одного ребенка я держу, второго муж, а третий в люльке, которую супруг пытается ногой качать»

Еще до родов Ольга с Алексеем поняли: вдвоем справиться с тремя малышами будет сложно, поэтому на время решили переехать к родителям. Они на пенсии и готовы были подстраховать дочь и зятя. Еще одна важная помощница семьи — няня: в Беларуси она положена всем двойняшкам и тройняшкам. В первом случае она выручает мам 20 часов в неделю, во втором — в пределах 30. С Ольгой она все дни, кроме выходных.

Фото: pexels.com
Детское пособие на тройняшек в месяц около двух тысяч рублей. Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: pexels.com

— Сразу ритм был насыщенный. Кормление каждые три часа, поэтому дни разбивались на трехчасовые промежутки. Кормили их семьей. Я делала смесь, мама давала бутылочку одному малышу, я второму, если приходила свекровь, она занималась третьим, — описывает Ольга тот период. — Еще мой папа помогал. В общем, у нас была полная хата людей. Все их развлекали, разговаривали с ними.

По ночам задача усложнялась. Чтобы хоть немного высыпаться, взрослые дежурили у детей по очереди: спит Ольга, детей кормит ее мама или муж, потом наоборот.

— Помню, еще когда лежали в роддоме, ночью наводила будильник на каждые три часа, чтобы сходить за бутылочками. В какой-то момент так замоталась, что проснулась, пошла на пост, а там никого. Стало страшно: что делать? А потом смотрю на часы и понимаю: я встала раньше нужного. От этого ритма ты просто теряешься во времени, — описывает тревожную ситуацию собеседница. — Сейчас малыши едят ночью всего раз, но я все равно нормально не сплю. Кто-то всплакнет, у кого-то соска выпадет, нужно подойти посмотреть. Это тяжело, но адаптируешься. Наверное, если бы у меня сразу был один ребенок, а потом трое, пришлось бы перестраиваться. А так, как уже есть, все не настолько сложно, чтобы не выдержать.

Еще один непростой момент был в первые месяцы, когда родители возили детей к врачам. Сразу мама с папой делали это вдвоем. Сначала справлялись, но с каждым месяцем малыши становились все активнее и требовали больше внимания.

— Был случай, когда их нужно было отвезти на УЗИ. Мы все вместе зашли в кабинет, они как раскричались — рассказывает Ольга. — Одного ребенка я держу на руках, второго муж, а третий в люльке, которую супруг пытается ногой колыхать. После этого решили, нам нужен кто-то в помощь, и стали делать так: я иду с одним карапузом к одному врачу, муж с другим — к другому, а с третьим остается няня.

Еще один квест — это прогулки. Тройная коляска, которую семья купила сразу, «напоминала дирижабль». По ровной дороге люльки в два ряда катились «круто», но вот если попадаешь на кочки — беда. Чтобы легче справляться с управлением, мама и няня возили ее вдвоем. Ольга держала за ручку, а помощница шла впереди.

— С каждым месяцем, когда малыши прибавляли в весе, катить этот дирижабль было все сложнее, поэтому мы перешли на две прогулочные коляски. Они легкие, хотя по двойной тоже чувствуешь, что дети растут: уже сразу не на каждый бордюр заедешь, — рассказывает Ольга. — Порой, когда вижу, как идет мама, у которой один ребенок, думаю, как ей хорошо. Даже в том, чтобы выйти на улицу, ей не нужно ни от кого зависеть.

На улице Ольга с тройняшками всегда в центре внимания. Пока дети были совсем маленькие, прохожие смотрели на большую семью с удивлением, изумлением, «а кто-то даже с жалостью». Сейчас, говорит собеседница, «пошла другая реакция». Люди их узнают, улыбаются, кто-то даже здоровается.

«У тебя тройное счастье, и оно редко у кого бывает»

В доме все еще тихо, малыши только просыпаются. Обычно это происходит так: поднялся один карапуз — значит, скоро проснутся и другие. Несмотря на это, когда они были совсем маленькими, концертов в три голоса родителям не устраивали. Сейчас, если встанут не в духе, любят «повиснуть» на маме, требуя внимания. Чтобы их успокоить, Ольга садится на пол и обнимает сразу троих.

Фото: pexels.com
Пока дети еще маленькие и быстро растут, одежду для них родители покупают в секонд-хендах. А если нужны комбинезоны, куртки, обувь, идут в обычный магазин. Фото: pexels.com

— Когда в доме столько детей, по-любому будет весело. С теми же игрушками. Если каждый ребенок сам что-то взял и они разбрелись по комнатам, будут спокойно играть. Но стоит мне раздать им книжки, они выделят одну и скопом налетят на нее. Объясняю, что можно все посмотреть по очереди. Когда совсем крик, приходится забирать, чтобы если не всем, то никому, — улыбается собеседница. — В некоторых моментах стараюсь не заморачиваться. Сейчас они уже знают, где чья пустышка, а до этого путали. Если кто-то взял в рот соску другого, ну и ладно. Стараюсь справляться с ненужной тревожностью, иначе можно свихнуться.

Дел у Ольги хватает. А что с отдыхом? Подруги, говорит она, пока «отвалились». На встречи с ними времени нет, поэтому ее лучшим другом стал муж. В воскресенье у них обязательно семейный день, вместе с малышами они едут в парк или в гости. А еще каждый вечер, когда дети засыпают, муж и родители приглядывают за ними, а Ольга идет гулять. Это помогает отвлечься.

— До рождения детей любила посещать бассейн и фитнес. Сейчас это на паузе. Можно быть пофигистом и оставлять их бабушке, сказав: «Ты посиди, а я пойду попрыгаю», но я так не могу. Когда отдадим их в сад, буду спокойно заниматься своими делами, а пока где-то жертвуешь, — останавливается на сложностях, с которыми сталкивается, многодетная мама.

— После родов растяжек у меня нет, но и моего пресса, к сожалению, тоже, — улыбается Ольга. — Беременность проходила на гормонах, поэтому после родов во мне застряли шесть лишних килограммов. Муж говорит, ему нравится, а мне, как и любой девушке, нет. Но, чтобы их убрать, пока ничего не делала. Во-первых, не хватает времени, во-вторых, лень. Сейчас хочу взять себя в руки и начать заниматься дома хотя бы по 15−20 минут в день. Не знаю, как получится.

Еще один важный пункт — вернуться на работу. В планах открыть ИП, чтобы самой регулировать график.

— Некоторые говорят: «Ну какая работа? Пойдут в сад, сразу будут часто болеть», — но посмотрим, — настраивает себя на позитив собеседница. — Мне важно, чтобы чуть что я могла их забрать из группы, посидеть с ними и для этого не нужно было отпрашиваться.

Малыши обо всех этих взрослых хлопотах, как и о своей уникальности, пока не догадываются. Внешне они, кстати, отличаются, по характеру тоже. Кто-то «дразнилка, драчун и в то же время улыбашка». Кто-то — суперактивный, предпочитает прыгать, кричать. А кто-то ранимый, целеустремленный и очень любит, чтобы мама была рядом. И она рядом. А на вопрос, что самое замечательное в том, чтобы растить тройню, Ольга отвечает:

— У тебя тройное счастье, и оно редко у кого бывает. Если бы у нас родился один ребенок, мы бы обязательно пошли за вторым. Но, учитывая первый опыт, непонятно, через какое время у нас бы все получилось, да и получилось ли, поэтому здорово, что их сразу столько. Некоторые семьи боятся и стесняются ЭКО, но мир сейчас такой, что сделать подсадку — это, наверное, как сходить зуб вырвать. Настолько, к сожалению, это распространено. Не надо этого пугаться, ведь какая разница, экошные у вас дети или нет, — это все равно дети.