Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Правительство Беларуси разработало проект закона об амнистии к 3 июля. Осужденных за «экстремизм» и «терроризм» не освободят
  2. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  3. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  4. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  5. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  6. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  7. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла
  8. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  9. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  10. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  11. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  12. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  13. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  14. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  15. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
  16. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  17. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
  18. Банки будут сливать налоговикам новые данные о доходах населения. Стали известны подробности


Олег Грицкевич,

По закону люди с ВИЧ размещаются в учреждениях уголовно-исполнительной системы на общих основаниях — работают как все, без поблажек из-за самочувствия. Они обязаны пить таблетки, а на завтрак получают «больше масла». «Медиазона» расспросила белорусских политзаключенных, которые сидели вместе с ВИЧ-инфицированными, об условиях их содержания, терапии и доступности медикаментов.

Иллюстрация: Анна Макарова / "Медиазона"
Иллюстрация: Анна Макарова / «Медиазона»

Что говорит закон

Согласно главе 12 инструкции по медицинскому обеспечению лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исправительной системы Министерства внутренних дел, «ВИЧ-инфицированные лица размещаются в учреждениях уголовно-исполнительной системы на общих основаниях, привлекаются к труду с учетом трудоспособности по заключению врача (врачебной комиссии) медицинской части. Медицинской частью учреждения уголовно-исполнительной системы организуются: проведение обязательных исследований на ВИЧ-инфекцию в порядке, установленном законодательством; проведение необходимых консультаций ВИЧ-инфицированным лицам; контроль за состоянием здоровья выявленных ВИЧ-инфицированных и проведение мероприятий, исключающих их контакт с другими инфекционными больными».

В отношении ВИЧ-инфицированных применяются принудительные меры безопасности и лечения в заключении — их назначает суд.

Таблетки, творог и масло

Дмитрий Абрамук отбывал срок в новополоцкой колонии №1 после того, как ему ужесточили наказание и заменили «химию». Белоруса обвинили в грубом нарушении порядка («хороводное дело») и оскорблении Александра Лукашенко.

Абрамук рассказал, что был знаком с двумя ВИЧ-инфицированными осужденными, одним был его сосед по комнате в ИУОТ.

— Утром и вечером они (ВИЧ-инфицированные) принимали таблетки. Это было обязательно, людей водили в сопровождении. Никто из сотрудников не был заинтересован, чтобы кто-то забыл выпить таблетки. Наоборот, если не выпьешь таблетки, то тебе п****ц. Ты будешь, например, мести улицу месяц.

У заключенных с ВИЧ было отдельное меню: давали больше масла и обязательно творог утром. Зимой ВИЧ-инфицированным можно было носить шерстяные носки и нательное белье, — рассказывает Дмитрий.

Таких осужденных регулярно обследовали врачи. Стригли заключенных с ВИЧ в последнюю очередь — после всех остальных. То же самое было с визитами к стоматологу: заключенного с ВИЧ принимали последним, чтобы продезинфицировать все инструменты и рабочее место.

Работали на пилораме, терапия не помогала

Виталия Жука осудили на 1,5 года колонии, вменив оскорбление Александра Лукашенко. До отправки в колонию белорус отбывал наказание в ЛТП. Направление туда он получил еще в 2018 году, но попал в 2021-м: после второго задержания.

По словам Виталия, ВИЧ-инфицированных в ЛТП привлекают к работе как и всех остальных. В основном это работа на промзоне — пилорама, заготовка угля и т.д.

Утром и вечером они обязаны принимать таблетки — терапию против ВИЧ-инфекции.

— Ни одному человеку, с кем я общался, терапия не помогла. Насколько я понял, терапия всегда подбирается индивидуально. Существует что-то вроде отторжения, не всем может подойти. И существуют разные терапии. В ЛТП люди с ВИЧ получали белорусскую терапию, которая им не помогала от слова совсем. Я видел человека, который угасал на глазах, — вспоминает Виталий.

Обследования ВИЧ-инфицированных проводились, но с их результатами людям не давали ознакомиться. Например, человек мог чувствовать себя хуже, а результаты крови ничем не отличались от предыдущих.

— Условия в ЛТП очень сильно бьют по ВИЧ-инфицированным: они теряют вес, болеют. Я вообще не мог поверить, что можно простудиться в жару, но это происходило буквально на моих глазах.

Иллюстрация: Анна Макарова / "Медиазона"
Иллюстрация: Анна Макарова / «Медиазона»

Общие иголки и стресс на работе

Ольгу Класковскую осудили на 2,5 года колонии за грубое нарушение общественного порядка, хулиганство и оскорбление представителя власти. Белоруска отбывала наказание в женской колонии №4 в Гомеле.

По словам Ольги, большинство ВИЧ-инфицированных в гомельской колонии были осуждены по «наркотической» статье — 328.

— Они работали на фабрике. Нагрузка была такая же, как и для остальных осужденных. И спрос с них был точно такой же: на фабрике все кричат, подгоняют, постоянный стресс. Из-за этого происходит много травм: женщины сшивают себе иголками пальцы, обжигаются утюгами.

Иголки, которыми мы пользовались для того, чтобы пришить бирки к тюремной одежде, были общими и не обрабатывались. То же самое и на фабрике, где иногда приходилось исправлять брак вручную и пользоваться иголками. Ими же пользовались люди с ВИЧ, а иголки не дезинфицировались, — рассказывает Ольга.

К медобследованиям таких осужденных, вспоминает Ольга, подходили формально. На условия содержания или работы это никак не влияло.

— Я встречала сильно ослабленных ВИЧ-инфицированных. Наблюдала такие моменты, когда люди просто не стояли на ногах, особенно когда им меняли курс терапии и вводили новые таблетки. У многих начинались рвота, слабость, головокружения, а им не разрешали прилечь даже в свободное время.

Белоруска рассказывает, что заключенные с ВИЧ получали медицинские бандероли из дома: витамины, таблетки и т.д. За такую посылку нужно побороться: получить все разрешения и быть готовым ждать месяцами.

— Иногда я удивлялась, как они стоят на ногах. Кажется, ветер подует, и они упадут. Они вынуждены были работать на таких же условиях, как и здоровые люди. Нести физическую нагрузку. Нахождение за решеткой — большой стресс, который влияет на общее состояние и иммунную систему. Поэтому заключенные с ВИЧ много болели и легко подхватывали простуду. Иногда мне было просто страшно. Я смотрела на них и думала, а выйдут ли они вообще живыми из колонии.