Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  2. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  3. Власти заговорили о возвращении уехавших, чтобы залатать дыры на рынке труда. Ситуация ухудшается с каждым днем — показываем на цифрах
  4. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  5. С 1 июня подача на национальную визу Польши подорожает до 135 евро
  6. Нацбанк говорит, что опасается девальвации и скачка цен. Теперь Лукашенко анонсировал изменение, которое может приблизить эти риски
  7. Чиновники придумали, как еще насолить беларусам за нелояльность
  8. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  9. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  10. «Моя прекрасная няня» Анастасия Заворотнюк умерла после продолжительной болезни
  11. Что будет происходить после ухода Лукашенко? Сергей Чалый сделал прогноз, а мы вспомнили события, на которых он основывался
  12. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  13. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  14. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью
  15. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  16. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  17. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании


Житель Витебска прошлой зимой припарковал машину под стенами медучреждения, где работает. Незадолго до того в городе прошли сильные снегопады (выпало 74% месячной нормы осадков), а потом началась оттепель. Витеблянину не повезло: через пару часов на его автомобиль с крыши сошла снежно-ледяная масса. Машина получила серьезные повреждения и надолго отправилась в ремонт. В итоге мужчина решил взыскать деньги с больницы, которая владеет зданием. Что у него получилось, мы узнали из решения суда.

Машина в снегу. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Unsplash.com
Машина в снегу. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Unsplash.com

Инцидент произошел у здания Витебского областного центра медико-социальной помощи (далее ЦМСП), который на тот момент еще назывался центром паллиативной помощи. Оно расположено по улице Некрасова, 10. Само здание принадлежит Витебскому областному клиническому специализированному центру (далее КСЦ): раньше он там и размещался, но потом переехал на улицу Максима Горького, а здание на Некрасова отдал ЦМСП в безвозмездное пользование. При этом объект оставался на балансе КСЦ.

Поэтому витеблянин Степан (имена вымышлены) подал в суд именно на это учреждение. Он потребовал возместить ему ущерб: за ремонт поврежденного авто он заплатил 2280 рублей, еще за 160 купил новую фару взамен разбитой, 85 отдал за эвакуатор, чтобы увезти машину на СТО, 300 рублей — за юридические услуги и еще 126 — за судебную пошлину. Суммарно вышло 2950 рублей.

Однако руководство КСЦ не согласилось платить. На суде выступила начальник его хозяйственной службы Ксения. Она сказала, что ЦМСП должен был согласовывать с КСЦ график работы и пропускной режим для персонала, а въезд на территорию на личном транспорте и парковка там были запрещены. Степан сам виноват, заявила Ксения: самовольно заехал во двор и припарковал машину в неположенном месте, слишком близко к стене здания.

К тому же, утверждала завхоз, у мужчины нет доказательств, что его машина была повреждена именно снегом и именно на территории больницы, он якобы не уведомил КСЦ о происшествии и не позвал их на осмотр повреждений. Ксения полагала, что в смету ремонта даже включили какие-то другие повреждения, не относящиеся к делу.

Однако далее в ходе суда ее аргументы были частично опровергнуты. Выяснилось, что, хотя КСЦ не пользовался зданием, как владелец должен был содержать его в порядке, в том числе убирать снег. Забота об этом была прямой обязанностью завхоза. И она подтвердила, что знала о большом скоплении снега на крыше ЦМСП, но вопросом очистки крыши не занималась, так как «не видела в этом необходимости и целесообразности». В здании из персонала КСЦ оставались только три сторожа — они тоже знали о снеге на крыше, но не убирали его, так как это не входило в их обязанности.

Витебский областной центр медико-социальной помощи на ул. Некрасова, 10. Фото: dumki.by
Витебский областной центр медико-социальной помощи на ул. Некрасова, 10. Фото: dumki.by

В тот день снег со льдом упали на машину Степана около 11.00. Сторож рассказал, что он, увидев это, сразу сообщил завхозу, но та сказала, что приехать на место может только после 18.00. Степан решил ее не ждать и вызвал милицию. Приехавший сотрудник РОВД оформил все материалы, сделал фото, составил протокол опроса хозяина авто. На суде он выступил свидетелем, подтвердил, что видел повреждения машины именно от снега, при этом вдоль здания не было ограждения с предупреждением, что там нельзя ставить машины из-за возможного схода снега и льда.

Также на суд приехал директор СТО, где ремонтировали машину Степан. Он подтвердил, что повреждения были серьезные: разбито лобовое стекло, сильно пострадала вся правая часть авто. Ремонт занял несколько месяцев. В доказательство того, что ничего лишнего не приписали, был продемонстрирован акт выполненных работ — он соответствовал повреждениям, которые изначально зафиксировала милиция.

Суд пришел к выводу, что ответчик (КСЦ) был обязан поддерживать территорию здания в порядке, а значит, он виноват в падении снега с вовремя не очищенной крыши. Поэтому центр должен возместить Степану ущерб.

Но важный нюанс состоял в том, что хозяин машины действительно не имел права парковаться во дворе центра и даже заезжать туда.

Директор ЦМСП подтвердил, что должен был согласовать въезд своих работников с КСЦ, но не сделал этого, и более того — даже не предупредил сотрудников, что им нельзя въезжать без согласования. Они должны были ставить машины только на предназначенной для этого парковке с другой стороны здания, но не знали об этом — в том числе Степан.

Впрочем, в предупреждениях не было особой нужды: на въезде в злополучный двор стоял знак «Въезд запрещен». То есть машина в любом случае не должна была находиться в том месте — тогда она и не получила бы повреждения от снега. Степан объяснял, что ему надо было подъехать с этой стороны, чтобы выгрузить из машины технику: он переезжал на новое рабочее место в этой части центра медико-социальной помощи. Но суд решил, что этом не было такой уж крайней необходимости.

«Действия истца, расположившего автомобиль в неустановленном месте в зоне возможного схода с крыши здания снежной массы, следует расценивать как грубую неосторожность», — говорится в постановлении.

Однако то, что мужчина нарушил ПДД (ГАИ выписала ему штраф), не стало основанием для того, чтобы снять ответственность за нечищеный снег с владельца здания.

Суд пришел к выводу, что претензии Степана обоснованы и ему по закону действительно полагается возмещение ущерба. Однако из-за того, что он частично сам виноват в случившемся, сумму компенсации снизили (это предусмотрено Гражданским кодексом, процент снижения суд выбирает сам).

В итоге житель Витебска получил на 30% меньше: за повреждение авто — 1767 рублей, а за судебные расходы — 298 рублей. Общая сумма присужденной ему компенсации составила 2065 рублей.

Витебский областной клинический специализированный центр не стал оспаривать решение суда.