Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  2. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси
  3. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  4. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  5. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  6. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  7. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  8. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  9. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  10. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  11. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
Чытаць па-беларуску


Как минимум 100 человек подверглись массовым рейдам КГБ. Глава BYSOL Андрей Стрижак рассказывал «Зеркалу», что силовиков интересовали те, кто получил продуктовую помощь от инициативы INeedHelpBY. А сведения они взяли из сервиса e-dostavka, который принадлежит «Евроопту». Однако задерживали не только тех, кому помог INeedHelpBY, рассказал «Зеркалу» один из активистов Ассоциации политзаключенных Беларуси.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

«Силовики получили доступ к списку участников чата и просто пошли по всем контактам»

Наш источник из Ассоциации политзаключенных Беларуси (АПБ) на условиях анонимности рассказал, что 23 января силовики также задержали людей, состоявших в телеграм-чате родственников и бывших политзаключенных. По его информации, доступ к чату силовики получили около двух недель назад после задержания одной из участниц.

Механика работы чата была следующей. Люди, которые хотели оказать помощь, оставляли объявления со своими контактными данными, после чего с ними в частном порядке связывались члены семей политзаключенных либо экс-политзаключенные.

— Через этот чат выявлялись потребности членов семей политзаключенных и их самих, таким образом изучались и удовлетворялись запросы о помощи, — говорит активист АПБ. — Силовики получили доступ к списку участников чата и просто пошли по всем контактам, находящимся в Беларуси.

Наш собеседник отмечает, что все участники чата были верифицированы. Но многие из них не обладали достаточным уровнем технической грамотности, чтобы соблюсти необходимые меры цифровой безопасности.

— Репрессии затронули все слои общества, очень много членов семей политических заключенных — это пожилые люди, которые живут в деревнях, у них нет знаний о современных технологиях и способах соблюдения цифровой гигиены, — говорит активист. — В чате были инструкции по безопасности, составленные специалистами. Но, к сожалению, не все могут понять даже пошаговые пояснения. Рядом с пожилыми родителями политзаключенных нет никого, кто мог бы им помочь очистить историю чата и предпринять другие меры безопасности.

Случайная выборка семей политических заключенных

Но есть среди задержанных и те, кто не состоял в чате и не пользовался помощью инициативы INeedHelpBY.

— Вчера задержан супруг одной из политических заключенных, который не пользовался помощью никаких инициатив, не состоял в чатах, группах, не вел переписку ни с кем из тех, кого режим считает «экстремистами», — объясняет активист АПБ. — Более того, у этого человека был совершенно свежий аккаунт в Telegram, вообще нигде не засвеченный. Но к нему тоже пришли силовики.

Из этого наш собеседник делает вывод, что целями облав были случайным образом выбранные родственники политических заключенных. Получить информацию о них силовикам не сложно — все данные есть в их базах.

— Силовики понимают, что, придя к членам семьи политзаключенного, у них есть шанс найти в мобильных устройствах или компьютерах информацию, которую они считают компрометирующей, — сказал наш собеседник. — Вчера мы поняли, что компрометацией теперь считается даже получение продуктов питания от небезразличных людей.