Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне


Одна из первых проблем, с которой эмигранты сталкиваются, приняв решение об открытии своего бизнеса, — поиск помещения. Легко ли собственники идут на контакт с предпринимателями-эмигрантами, какие условия выдвигают и какие подводные камни стоит учесть? На эти вопросы MOST попросил ответить белорусов, которые искали в Варшаве помещения под свой бизнес.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

«Обзвонил порядка 40 вариантов и просмотрел лично около 10»

Максим живет в Польше с конца 2021 года. Он — музыкант. Об открытии школы-студии задумался еще в Беларуси, но реальная возможность появилась лишь в Польше.

— Активно искать помещение и обзванивать варианты я начал летом 2023 года. Понятное дело, что хотелось как можно ближе к центру, но в целом ключевыми критериями были хорошее транспортное сообщение, круглосуточный доступ и, главное, возможность шуметь. Конечно, с последним были наибольшие проблемы. Как я ни пытался убедить арендодателей, что в любом случае буду делать полную акустическую изоляцию помещения, все равно поголовно отказывали из опасений шума. Частые соседи всюду — адвокаты, бухгалтеры и массажисты. Обзвонил порядка 40 вариантов и просмотрел лично около 10.

В итоге стал рассматривать и объявления агентств, и далекое от центра расположение, и даже подвальные помещения. Я прекрасно понимал, что это тот еще квест, но был в отчаянии, да и бюджет был ограничен — две тысячи злотых (около 500 долларов).

Как-то раз приехал на просмотр помещения от агентства — их менеджер убеждал меня, что связался с хозяйкой, и та дала добро на музыкальную деятельность. По чистой случайности я пересекся с самой хозяйкой, и оказалось, что ее никто ни о чем не предупреждал, а шуметь ни в одном помещении здания нельзя.

Я был очень зол и заблокировал номер агента, но хозяйка пожалела меня и предложила вариант от себя, без участия агентства — помещение практически в центре Варшавы, в паре остановок трамваем от Старувки. Там нулевой этаж с окнами, хорошая площадь, отдельный вход. Можно ставить и ударную установку, и греметь не боясь. Наверху — Lidl, Rossman и тренажерный зал. Но был нюанс: помещение частично после пожара, так как предыдущие арендаторы прислонили обогреватель к стене и сожгли соседнюю комнату. Испорченная электрика обрезана, да и в целом помещение нуждается в ремонте. Но место и цена мне так понравились, что я был готов ждать. Ремонт там идет медленно, но идет — я езжу на просмотры и вижу результаты. К марту все должно быть закончено.

Правда, хозяйка — женщина лет семидесяти, старой закалки — отказалась брать с меня любой залог и настаивает на «честном слове». Такой подход мне непонятен и добавляет нервов, но я настолько измотан поисками, при этом работая на двух других работах, что уже просто жду и готов ко всему: получится — о’кей, нет — значит нет.

«Польская бюрократия — это отдельная тема»

Владислав живет в Польше чуть больше трех лет. Он — барбер. По приезде в Польшу начал работать по найму, а полгода назад открыл собственный барбершоп.

— Помещение я нашел примерно год назад, а сам барбершоп открылся в мае 2023 года. Искал где-то полгода. Можно было найти что-то другое и быстрее, но мне нужен был ламинат, санузел, первый этаж, отдельный вход и площадь не больше 40 метров. И, желательно, центр города. Искал сам, без риелтора, и, если честно, вообще никаких проблем с потенциальными арендодателями не было. Владельцы всех помещений, которые смотрел, спокойно соглашались сдавать мне, но мне что-то не подходило.

Как только я увидел нынешний вариант — сразу его захотел. Хозяева дали добро, но польская бюрократия — это отдельная тема. Единственная проблема, с которой я столкнулся, это то, что поляки сами по себе не сильно торопливые. То есть мне хотелось быстрее арендовать и начать работать, но…

Владельцы все тянули: им там нужно было после старых клиентов ремонт сделать, чтобы все соответствовало нормам, стандартам. Чтобы была хорошая электрика, например. Ну, по бумажкам. В итоге все длилось два месяца, но они сказали, что помещение за мной уже закреплено. Оплачивать аренду я начал не с декабря, а непосредственно перед началом работы. Из условий — трехмесячная кауция (залог. — Прим. ред.).

«Нам нельзя ходить по полу в обуви: хозяева относятся к нему очень трепетно»

Виктория (имя изменено) живет в Польше полтора года. У нее бизнес в бьюти-сфере — она визажист. После переезда в Польшу Виктория проработала полгода на дому, а наработав клиентскую базу, перешла в помещение на условиях субаренды.

— Помещение было маленькое — закуточек. Недорогое — где-то 600 злотых (около 150 долларов) в месяц. Мне его предложила моя мастер по маникюру. В целом все было прекрасно. Мне не нравилось только, что помещение было в темных тонах — такая стилистика. Я предложила арендодателям перекрасить стены — они отказалась, — рассказывает Виктория.

Через полгода девушка решила, что ей проще будет съехать, чем уговаривать собственников. С октября 2023 года Виктория снимает другое помещение, но теперь не одна — с ней работают еще три девушки.

— У нас субаренда — это здесь, в Польше, частая история. Сначала мы искали на Olx. Нашли только одно помещение — возле Дворца культуры и науки. Но оно нам не понравилось — было очень большое. Мы ездили на просмотры разных вариантов, но не нравилась либо цена, либо слишком большие размеры помещения — зачем нам на четверых 50 квадратных метров? И стоимость — уже четыре тысячи злотых (1000 долларов) в месяц плюс оплата коммунальных услуг. В итоге мы нашли через знакомых — просто в Instagram одна девочка выложила объявление. На поиск помещения ушла неделя. Месяц ремонта — и все, мы приступили к работе.

Получив опыт аренды, Виктория поняла, в чем следует быть особенно внимательной.

— Из рекомендаций — внимательно читайте договор, особенно про такие вещи, как налог на землю. И нанимайте людей, которые юридически помогут все это оформить. Также нужно разговаривать с хозяевами, чтобы они проверяли полы, стены. Например, в нашем помещении — раритетный пол, и из этого вылилась одна проблема: нам нельзя ходить по нему в обуви, на каблуках. Он очень красивый, и хозяева относятся к нему очень трепетно. Когда будем съезжать, нам придется его шлифовать: столы, стулья — все двигается, как вы понимаете. А застелить его поверх ничем нельзя — по нормам санэпида.

«У меня еще и анализы есть»

Наталия живет в Польше с октября 2023 года. Она — мастер по маникюру. В Беларуси владела студией. После переезда в Польшу три месяца проработала по найму, а потом решила продолжить путь в бизнесе.

— За три месяца работы в найме я создала сообщество мастеров маникюра, в котором было 12 человек на тот момент. Одна девушка улетала в Штаты и предложила выкупить бизнес — клиентскую базу, бэушную мебель и набор материалов. Я все выкупила, а на вторую девушку была оформлена аренда помещения — я у нее в субаренде была.

Позже Наталии пришлось отделиться и искать другое помещение.

— Одна из моих клиенток работала риелтором. Я ее попросила найти мне помещение, потому что, когда работаешь с 8 утра до 22.30 без перерывов, нет времени все просматривать и обзванивать. Она нашла мне просто фантастический вариант в центре Варшавы: ребята-белорусы продавали сумки, у них был там офис-склад. И они съезжали, так как полностью перешли в онлайн. И вот я сейчас снимаю там помещение, со мной также снимает белорус-массажист.

Но Наталия признает, что найти помещение в центре города, которое соответствовало ее требованиям, было непросто, а требования арендодателей были очень высокими.

— И очень непросто [сделать так], чтобы тебя взяли. Я владельцам помещения предоставила скрины, что у меня полная запись; e-mail человека, у которого снимаю квартиру, свои соцсети с подтверждением того, что я в Беларуси была мастером и у меня была своя студия, и контакт человека, у которого в Беларуси я снимала помещение. Я говорила: «У меня еще и анализы есть». То есть люди, прежде чем сдать помещение в аренду, проверяли, действительно ли я смогу платить эту аренду. А там огромное помещение в трехэтажном здании бывшей администрации завода.

Наталия выбирала из нескольких вариантов и остановилась на том, где первоначальные выплаты были наименьшими.

— В одном месте попросили тройную кауцию и оплату за текущий и следующий месяцы — это за белые стены и ковролин, чтобы вы понимали. То есть сразу выкладываешь несколько тысяч евро. В другом месте запросили двойную кауцию, но опять-таки две оплаты — за текущий и следующий месяцы. А тут риелтор договорилась на двойную кауцию и месячную оплату. Причем хозяева помещения взяли с меня оплату чуть позже — я немного поработала и только потом заплатила, сразу за полтора месяца. То есть люди еще и пошли мне навстречу. А вообще здесь очень многое зависит от риелтора, как он договорится.