Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  2. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  3. «Юридической чистоты здесь нет и быть не может». Лукашенко и Путин порассуждали о легитимности Зеленского
  4. Внезапный прилет Путина, новость о возможном прекращении войны и самолет Януковича в Гомеле — совпадение? Спросили у депутата Рады
  5. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  6. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  7. В Минске задержали двоих граждан Таджикистана из-за подготовки терактов
  8. Многие обратили внимание на необычный трап, по которому Путин спускался в Минске, — и назвали его пуленепробиваемым. Так ли это?
  9. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  10. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  11. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  12. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  13. «Изолируйте режим, откройтесь людям». Туск заявил, что Польша может возобновить работу одного перехода на границе с Беларусью
  14. Выборы в Координационный совет начались 25 мая. Кто в списках и как проголосовать


Больше половины женщин хотя бы раз в жизни сидели на диете. Но не все из них отдавали предпочтение здоровому похудению и тренировкам. Кто-то ограничивает себя в употреблении сахара, мучных продуктов, жирной и острой пищи, кто-то — судорожно «отрабатывает» в спортзале каждую съеденную конфету, а кто-то — прибегает к экстремальному похудению на диетах, наносящих здоровью непоправимый вред. «Зеркало» поговорило с беларусками, которые заработали себе расстройства пищевого поведения, но справились с ними. Они рассказали, когда в их жизни появились проблемы с едой, как это повлияло на них и как им удалось выбраться.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Имена собеседниц изменены.

«Романтизация — самое ужасное, что можно делать с этой болезнью»

С самого детства 22-летняя Алина была очень худой. Она вспоминает, что еще в детском саду ей говорили: «Тебе нужно камешки в сумку подкладывать, чтобы не улетела». В целом своим внешним видом Алина была довольна, пока знакомые на тот момент 16-летней девушки не отметили, что она якобы поправилась. По словам собеседницы, эта фраза потрясла ее настолько, что буквально «снесла крышу» и погрузила в мысли о том, что ей срочно нужно что-то делать со своим телом.

Путь в похудении Алина начала с диет, найденных в интернете. А когда поняла, что в короткие сроки желаемого результата не достичь, — перешла к крайним мерам.

— После очередного приема пищи мне показалось, что я переела, и подумала: «Почему бы не попробовать избавиться от еды, вызвав рвоту?» Конечно, эта мысль не появилась из ниоткуда. «Спасибо» пабликам в соцсетях, где публиковались «действенные» способы похудения и бесконечно романтизировалась тема расстройств пищевого поведения. Романтизация — это самое ужасное, что можно делать с этой болезнью.

Расстройства пищевого поведения (РПП) — это нарушение процесса принятия пищи, подразумевающее проблемы с ее потреблением или усвоением, а также значительное ухудшение физического здоровья или психосоциального функционирования. В РПП включаются компульсивное переедание, нервная анорексия, булимия и другие расстройства.

Наиболее подвержены развитию таких проблем девушки подросткового возраста и молодые женщины. Главной причиной называют то, что они с ранних лет подвержены объективации и из-за этого делают вывод, что должны соответствовать некому «идеалу». Ранее считалось, что РПП — это болезнь западного мира, но сегодня становится ясно, что проблема гораздо более масштабная.

Осознание своей проблемы пришло к Алине не сразу, поэтому в тот период жизни девушка решила попробовать еще один якобы действенный способ похудения — слабительные.

— Для них не требуется назначение врача, и купить их можно в любой аптеке. Когда я пришла за слабительным впервые, было неловко. А когда поняла, что покупать препараты нужно будет часто, решила ходить в разные аптеки, — вспоминает собеседница. — Дозировки всегда были большими, и я не хотела, чтобы у работниц аптек возникали вопросы. В итоге я ездила по всему городу.

Алина признается, что ей было страшно принимать слабительные горстями и что каждый раз при увеличении дозировки у нее тряслись руки. Но мысли о том, что она поела и потому ей нужно «очиститься», каждый раз побеждали рассудок.

— Спустя год жизни в таком состоянии я поняла, что так больше не может продолжаться, и решила попробовать наладить свои отношения с едой. Начала с того, что ввела в рацион продукты с высоким содержанием клетчатки, старалась не переедать и много двигаться. В тот момент увлечение слабительными и дало о себе знать: у меня начались запоры, а из-за того, что я не могла сходить в туалет, мой живот становился просто огромным. Его вид меня напрягал — и я периодически срывалась. К таким моментам добавилось и компульсивное переедание.

Собеседница вспоминает, что изменения в ее постоянно колеблющемся весе замечали все — и родители, и друзья, и знакомые. Через полтора месяца после начала «ремиссии» мамина подруга отметила, что Алина поправилась. Эти слова снова так задели девушку, что она сорвалась, вернувшись к прежнему образу жизни: жестким ограничениям, диетам и слабительным.

— О моих методах похудения не знал никто, но однажды я решилась поделиться этим с лучшей подругой. После моего рассказа она плакала. Пыталась меня поддержать и даже пыталась вытянуть из этого состояния, но у нее не получилось. Чуть позже обо всем я рассказала еще и сестре. Ее реакция была аналогичной. В конечном счете я отдалилась ото всех и осталась одна, — рассказывает Алина. — Я никуда не ходила, ни с кем не ела. У меня не было ни сил, ни желания общаться с кем-то. Все мысли были только о еде.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: stock.adobe.com

Ситуацию усугубило вранье: на вопросы близких о том, все ли у нее в порядке, собеседница отвечала, что идет на поправку. А потом добавилось и воровство: когда Алина уже жила в университетском общежитии, не покупала себе сладости, но если замечала конфеты у соседок, то залезала в их шкафчики и брала то, чего ей хотелось.

Однажды во время очередного вызова рвоты у Алины пошла кровь из носа. По словам собеседницы, сначала случившееся напугало ее, но, осознав, что кровь — не более чем лопнувший сосуд из-за сильного напряжения, она продолжила «очищаться».

— Я жила в постоянном круговороте мыслей от «я творю ужасные вещи со своим организмом, нужно заканчивать» до «нужно избавиться от еды, иначе я поправлюсь». Эти мысли сжирали целиком и полностью, и я перестала быть себе хозяйкой. Я ненавидела себя за то, что ела. А глядя в зеркало, испытывала отвращение, поэтому в какой-то момент просто перестала к нему подходить.

Такой образ жизни в итоге привел Алину на больничную койку.

— Целый месяц я не ела ничего, кроме гречки и вареных яиц, — вспоминает беларуска. — Кроме того, я практически не пила воду и интенсивно занималась физическими нагрузками. Однажды ночью у меня сильно заболел живот и спина — мне вызвали скорую помощь. Приехавшие медики посчитали, что это почечные колики, сделали мне укол и сказали обратиться к терапевту на следующий день. Я так и поступила, но врач не поняла, что со мной: анализы были ужасными, а видимых причин не было. О своем экстремальном похудении я, конечно, умалчивала.

Вечером того же дня Алине снова стало плохо — ей снова вызвали скорую, но на этот раз забрали в больницу. Оказалось, что у нее был камень в мочеточнике.

— Такая проблема была у некоторых моих родственников, поэтому я сказала, что это наследственное. Но я понимала, что на самом деле причина в нарушении водно-солевого баланса, — говорит собеседница. — Я ничего не ела и не пила, но при этом употребляла слабительные и вызывала рвоту.

Алина вспоминает, что в больнице провела полторы недели, и из-за того, что близкие привозили ей много разных вкусностей, она сильно набрала в весе. Какое-то время после выписки девушка проходила обследования, поскольку врачи так и не смогли понять, откуда у 17-летнего человека в мочеточнике появились камни. Но как только обследования закончились, Алина вернулась к прежнему образу жизни.

Еще через год, когда девушке уже исполнилось 18, ситуация с похудением вышла из-под контроля. После нескольких дней голодовки и личных неприятных жизненных обстоятельств у Алины начала развиваться депрессия и случился нервный срыв. Тогда вмешалась мама девушки и отвела ее к психотерапевту. Врач предложил два варианта: либо побыть в отделении больницы, либо начать принимать антидепрессанты и посещать сеансы терапии. Семья выбрала второй вариант.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Polina Tankilevitch
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com / Polina Tankilevitch

— Я работала с двумя специалистками, и ни с одной у меня не срослось: я так и не решилась никому рассказать о своей проблеме с РПП. Но поняла, что если не возьму все в свои руки, то никогда не справлюсь с этим. К выздоровлению меня приблизило осознание того, что из-за своего образа жизни я уже многое потеряла, но могу потерять еще больше: серьезных отношений, семьи и детей у меня может просто не быть. А я очень хочу детей.

Сегодня Алина находится в ремиссии уже на протяжении полугода. Наша собеседница до сих пор продолжает курс психотерапии, но в определенной степени наладила отношения с едой и практически полностью довольна своим телом.

— К еде я стала относиться нормально, больше ее не боюсь. Кроме того, я стараюсь не переедать. В моем рационе сейчас и овощи, и фрукты, и крупы, и молочные продукты. Очень люблю сыры и сметану. От сладкого тоже перестала отказываться. В принципе, позволяю себе есть практически все, что мне хочется, — говорит она. — Я не питаю иллюзий и понимаю, что моя проблема до конца не ушла: я все еще принимаю антидепрессанты и не заканчиваю курс психотерапии. Но наконец-то мысли в моей голове не ограничиваются едой и фигурой. Это помогло мне наладить отношения с близкими.

«Девочка, твой желудок выглядит хуже, чем у моих пожилых пациенток»

В отличие от Алины, 25-летняя Карина никогда не была худой. По ее словам, она всегда была «в теле», как и все ее родственницы: мама, сестры, тети и бабушки. Карина вспоминает, что в ее сторону иногда прилетали фразы «толстая», «корова», «хватит жрать», но собственный внешний вид ее устраивал, и проблемы она не видела. Все изменилось, когда в 10-м классе она почувствовала симпатию к мальчику из своей школы.

— Он был новеньким и очень понравился мне. Но когда я заикнулась о своих чувствах, он сказал: «Ты смешно ходишь. Похудей — и тогда мы сможем быть вместе». Я решила, что сбросить вес — несложно, — вспоминает Карина. — Нашла во «ВКонтакте» группу, посвященную похудению, подписалась и буквально поселилась в ней. Там было столько разных диет: «шоколадная», «питьевая», «гречневая», «яблочная» и еще несколько десятков. Я начала пробовать все по очереди.

Карина рассказывает, что суть диет следует из их названия. Например, на «питьевой» нужно пить только воду, соки без сахара, чай и кофе. На «гречневой» — есть определенное количество гречневой каши и ничего больше. На «шоколадной» — съедать плитку шоколада и выпивать несколько чашек кофе. Уже из этого описания понятно, что ничего общего со здоровьем такое питание не имеет, но в юном возрасте об этом особенно не задумываешься.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com

— К диетам я добавляла физические нагрузки: занималась дома по YouTube и несколько раз в неделю ходила на танцы, — продолжает рассказывать Карина. — В выходные много гуляла с подругами по городу. В итоге сама не заметила, как похудела на 15 килограммов за два месяца: с 65 до 50. В школе все обращали на меня внимание, а девочки постарше подходили и спрашивали, как у меня это получилось. Когда такие вопросы последовали и от учителей, я осознала, что достигла, чего хотела, но продолжила худеть.

В какой-то момент похудение Карину так увлекло, что она начала зацикливаться на внешнем виде и весе: появилось маниакальное желание сбросить еще, чтобы ребра и ключицы выпирали так же, как у девочек из той самой группы во «ВКонтакте».

— Я настолько измучила себя, что мысли о еде поселились в моей голове. Помню, как перед Новым годом мама принесла сладкий подарок с работы. Открыв его, я схватила плитку шоколада и стала есть так, словно никогда раньше его не ела. Буквально за несколько минут шоколадка исчезла, зато появилось чувство вины и страх того, что завтра на весах я увижу «привес». Тогда я впервые вызвала рвоту и почувствовала облегчение.

На протяжении пяти месяцев Карина жила от диеты до срыва и в итоге попала в больницу с язвой желудка.

— После того как я начала худеть, у меня постоянно болел живот. Думала, из-за голода. Я даже не подозревала, что это может быть что-то серьезное. Однажды желудок заболел так сильно, что мне пришлось рассказать об этом маме. Та записала меня в поликлинику. Обследование и анализы показали, что все плохо. Помню, как зашла в кабинет, а врач посмотрел на меня и сказал: «Девочка, твой желудок выглядит хуже, чем у моих пожилых пациенток. Что ты с собой делала?» — со слезами вспоминает беларуска. На тот момент ей было 17 лет.

Карину положили в больницу на неделю. Она говорит, что лечили ее «какими-то таблетками и раз в день ставили укол». Спустя два месяца после выписки Карина снова попала в больницу, но уже с осложнением: язва в желудке начала кровоточить. На лечении она провела еще две недели.

С того времени прошло уже восемь лет. Все эти годы Карина продолжала стремиться к фигуре своей мечты. Правда, по ее словам, перешла на более гуманные методы: правильное питание, подсчет калорий, участие в забегах и индивидуальные занятия с тренером. Своего максимального веса Карина достигла во время беременности — 94 килограмма. Для нее, которая раньше весила около 65 килограммов и считала себя «толстой», такая цифра была шоком.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com / i yunmai
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: unsplash.com / i yunmai

— Я вышла замуж, несколько лет назад родила ребенка, у меня успешная карьера. Но мое отношение к еде изменилось только недавно, — признается Карина. — После родов я предпринимала много разных попыток похудеть, но ничего не получалось: вес либо стоял на месте, либо снижался очень медленно. Тогда я решила обратиться к эндокринологу. На обследовании оказалось, что моя щитовидка не работает, а это напрямую влияет на похудение. К тому же я испытывала постоянную усталость и апатию. В итоге отсутствие энергии и желания чем-либо заниматься приводили к тому, что я без конца поедала чипсы, мороженое и конфеты за сериалами.

Таблетки, назначенные эндокринологом, Карина принимает уже около года. И только последние несколько месяцев ее самочувствие изменилось.

— Я научилась есть порциями, позволяя себе все, что хочу, и не переедать из-за стресса или апатии. А если я все же переедаю, то больше не загоняю себя в угол и не корю за то, что завтра на весах может быть плюс 100 граммов, — рассказывает Карина. — К тому же я работаю с психологом. Терапия помогла мне открыто говорить о своей проблеме и найти понимание у близких.

Собеседница говорит, что ей страшно и больно вспоминать моменты, когда она, уже будучи молодой мамой, могла оставить сына с мужем, закрыться в туалете и вызвать рвоту.

— Зная, как молодые девочки подвергают себя такому насилию, мне хочется плакать и кричать о том, чтобы они остановились творить это безумие. РПП — это самая настоящая болезнь, побороть которую можно, только осознав проблему. У меня на этот путь ушло больше семи лет, за которые я получила кучу проблем как с физическим, так и с ментальным здоровьем.

Построить отношения с собой и собственным телом бывает очень сложно, а говорить на эти темы — будто бы не принято. Мы верим, что открытое обсуждение в СМИ поможет снять стигму с темы ментальных расстройств. А еще придаст сил, чтобы обратиться за помощью, тем людям, которые в ней нуждаются.

Поддержите команду «Зеркала», чтобы мы продолжали говорить о важных вещах ❤️‍🩹

Станьте патроном «Зеркала» — журналистского проекта, которому вы помогаете оставаться независимым. Пожертвовать любую сумму можно быстро и безопасно через сервис Donorbox.

Это безопасно?

Если вы не в Беларуси — да. Этот сервис используют более 80 тысяч организаций из 96 стран. Он действительно надежный: в основе — платежная система Stripe, сертифицированная по международному стандарту безопасности PCI DSS. А еще банк не увидит, что платеж сделан в адрес «Зеркала».

Вы можете сделать разовое пожертвование или оформить регулярный платеж. Регулярные донаты даже на небольшую сумму позволят нашей редакции лучше планировать собственную работу.

Важно: не донатьте с карточек беларусских и российских банков. Это вопрос вашей безопасности.

Если для вас более удобен сервис Patreon — вы можете поддержать нас с помощью него. Однако Donorbox возьмет меньшую комиссию и сейчас является для нас приоритетом.