Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  2. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  3. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  4. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  5. СМИ: Пограничникам в США приказали депортировать нелегалов из шести стран бывшего СССР
  6. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  7. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  8. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  9. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  10. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  11. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
Чытаць па-беларуску


У властей есть ряд постоянных, «штатных» пропагандистов вроде Григория Азаренка, Вадима Гигина, Андрея Муковозчика или Олега Гайдукевича. Эти спикеры не ограничивают себя в выражениях и эмоциях, позволяют себе безнаказанно оскорблять и нецензурно высказываться в адрес всего и всех, что их (читай, нынешнюю власть) не устраивает. И у таких личностей, несмотря на частую абсурдность и крайнюю агрессивность их заявлений, есть свои поклонники. Пропагандистов уровня Григория Азаренка возят на встречи с трудовыми коллективами и студентами, «инфоказачка» Ольга Бондарева выдвигается (правда, неудачно) в Мингорсовет. Почему появляются такие политические и пропагандистские фрики и почему они становятся популярными? Об этом рассуждает психиатр Сергей Попов.

Фрагмент передачи Григория Азаренка. Скриншот: видео СТВ
Фрагмент передачи Григория Азаренка. Скриншот: видео СТВ
Сергей Попов

Врач-психиатр, психоаналитик, член Международной психоаналитической ассоциации, бывший заместитель председателя этического комитета Белорусской психиатрической ассоциации.

«Шут выражает то, что не может позволить себе сказать его хозяин»

Авторитарные режимы полны дивных вещей. В них существует очень извращенная эстетика деструктивности и насилия, культура садомазохистских отношений, когда начальник или президент песочит или «ператрахивает» своих приближенных, а те через такую «бацькину» любовь чувствуют свою значимость. Все это — достаточно простые и примитивные механизмы, относящиеся к более ранним этапам развития человеческого общества, когда все держалось на простой системе иерархии, когда «я начальник — ты дурак». Существование политических или пропагандистских фриков — еще одна характерная особенность таких режимов.

При дворе короля еще со средневековых времен всегда был шут. В его функции входило развлекать правителя, его гостей, а также народ. Но если посмотреть глубже, то шут делал много больше, чем просто смешил. Он не может появиться там, где есть свобода слова. И чем брутальней/фриковей шут, тем больше это указывает на тотальность табу без опаски выражать свои мысли. Шут имеет исключительное право говорить почти все, но особенно то, что не может себе позволить сказать его хозяин.

Это как бы символический близнец правителя, его психическое расширение вовне. Если бы сам государь говорил то, что думает, это бы раскрыло и обнажило очевидную абсурдность и патологичность его мыслей и внутренней реальности, поставило бы его в неловкую ситуацию. Хотя иногда король своим поведением и словами легко может оставить шута безработным. Позволю себе не приводить примеров из нашего времени.

Но вернемся к тому, что шут — это близнец своего хозяина. Близнец, который выражает и демонстрирует одни из самых неприятных черт правителя. Однако никто не должен догадаться, что шут — это лицо правителя, то есть, считай, он сам. Поэтому шут должен быть хорошим актером, ну или психом.

У скомороха при дворе может быть и другая функция, когда он становится таким концентрированным сосредоточением глупости, порочности, таким явным недоразумением, чтобы отвлекать на себя все внимание. На его фоне хозяин выглядит умным, здравомыслящим. В этом случае слова шута — это горох в бычьем пузыре на палочке, погремушка, которая привлекает, а точнее, отвлекает внимание от действительно важных вещей, происходящих в «королевстве».

Коль уж система власти в Беларуси и в РФ — это система правителя, придворных и народа, то и без шутов этой системе не обойтись. Не выполняют ли их функцию политические или пропагандистские фрики?

Они взращены средой, где нет свободы слова. Они обладают видимой свободой говорить все, что вздумается. Они почти неприкосновенны, только и делают, что критикуют.

Остается только неясным: они такие талантливые актеры или все же люди с определенными психическими особенностями? Как двойники своего правителя они буквально озвучивают то, что в голове у последнего, или бросаются словами и гремят ими, как горохом из погремушки с целью отвлечь внимание народа, чтобы тот не увидел и не узнал правду о своем правителе? Наверное, и то и другое. Со временем все раскроется. Сейчас они на виду и безопасно существуют в пределах страны при своем покровителе. Но вместе с ним и безвестно уйдут в небытие. Останутся только роли, маски и трехверхие колпаки. А что на самом деле это были за люди, никто никогда не узнает.

«Не остается выбора в этой системе: либо человек с тем, кто унижает, либо он будет унижаемым»

Удивительно, что такие политические и пропагандистские фрики в определенной степени популярны и являются своеобразными знаменитостями. Их слушают, смотрят, на них реагируют, за ними следят. Интересно разобраться в причинах этого.

Одну из них я уже вскользь упомянул в самом начале: мы имеем дело с особенной извращенной эстетикой авторитарного и тоталитарного общества. Грязная неконструктивная критика и унижение становятся потребляемым контентом, который приносит электорату удовольствие. «Как он их всех уделал!» — вызывает восторг куда больше, чем «как все вместе реализовали замечательный полезный проект».

Человеку система не оставляет выбора: либо он идентифицирует себя с тем, кто сверху, кто унижает, либо сам станет унижаемым. В такой парадигме эстетики пропагандистские фрики — первые superstars. И их смотрят.

При этом вдруг оказывается, что шуты также становятся символом «свободы слова». Только важно — извращенным символом извращенной свободы для грязной и унизительной лексики в публичном пространстве. Это как если бы родители учили детей ругаться матом, но запрещали учиться понимать, размышлять и делиться своими идеями. И этот извращенный символ свободы тоже привлекает многих людей, к сожалению.

Каждый человек нуждается в том, чтобы осознавать себя умным, здравомыслящим и психически здоровым. Думаю, что все эти пропагандистские «фрик-шоу» на самом деле и дают людям возможность почувствовать, что они «в своем уме». Человек, который разделяет взгляды пропаганды, чувствует, что в этом обществе он не один, а значит, ощущает себя нормальным и сильным. Человек, который понимает абсурдность пропаганды, еще больше видит различия между своими ценностями и ценностями, которые транслирует режим, — и тоже чувствует себя более целостным, без внутренних сомнений «что правильно, а что — нет». Благодаря вот этой сложной системе и сохраняется потребность в пропагандистских «фрик-шоу».

И в заключение: шуты все же смешили людей своей нелепостью и карикатурностью. Когда мы смеемся, мы отвлекаемся от тяжелого, можем хоть на какое-то время перестать воспринимать слишком серьезно происходящее и немного передохнуть. Если в жизненном пространстве человека не осталось ничего, что может его рассмешить, в дом через телевизор или новости придут политические фрики. И они даже скажут правду о своем хозяине. Только скажут не напрямую — словами, а тем, какие ценности транслируют. Но эта правда уже известна, так что вряд ли мы услышим тут что-то новое.

Поэтому только хочется пожелать всем нам, чтобы мы находили в жизни что-то другое, что сможет нас смешить. Чтобы это был юмор вокруг нежности и любви, а не вокруг унижения. И чтобы все мы учились свободе слова — той, которая является продолжением собственной свободы мышления и творчества.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Жить в 2024-м непросто, а понять эту безумную реальность еще труднее. «Зеркало» дает слово независимым экспертам, чтобы дать вещам свои имена и расширить пространство для дискуссии, пока в Беларуси оно уменьшается с каждым днем.

Поддержите редакцию, чтобы мы продолжали говорить о важном 🤍

Станьте патроном «Зеркала» — журналистского проекта, которому вы помогаете оставаться независимым. Пожертвовать любую сумму можно быстро и безопасно через сервис Donorbox.



Это безопасно?

Если вы не в Беларуси — да. Этот сервис используют более 80 тысяч организаций из 96 стран. Он действительно надежный: в основе — платежная система Stripe, сертифицированная по международному стандарту безопасности PCI DSS. А еще банк не увидит, что платеж сделан в адрес «Зеркала».

Вы можете сделать разовое пожертвование или оформить регулярный платеж. Любая помощь, особенно если она регулярная, поможет нам работать. Пять, десять, 25 евро — это наша возможность планировать работу.

Важно: не донатьте с карточек беларусских и российских банков. Это вопрос вашей безопасности.

Если для вас более удобен сервис Patreon — вы можете поддержать нас с помощью него. Однако Donorbox возьмет меньшую комиссию и сейчас является для нас приоритетом.