Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Ботан-тихоня», который не давал себя в обиду. Поговорили с друзьями попавшего в плен «калиновца» Яна Дюрбейко
  2. Зеленский о белорусах: «Нельзя просто молчать и говорить: это не мы, это с нашей территории РФ совершает эти обстрелы»
  3. Министр обороны Шойгу — самый популярный политик в России после Путина. Рассказываем историю его удивительной карьеры
  4. Вместо политического убежища — место на кладбище. Как иностранцы просили защиты в Беларуси и чем это заканчивалось
  5. Студентку-отличницу из Кировска, которую КГБ включил в список террористов, отправили в колонию на шесть лет за антивоенный пост
  6. ПЦР-тесты для полетов в Россию белорусам все-таки нужны или нет? Разбираемся
  7. «Что он, с младенцами под автозаки будет лезть?» Рассказываем о величайшем белорусском футболисте, который просил землю у Лукашенко
  8. Кадровый день у Лукашенко: в 10 районах сменились председатели, у «АГАТ — системы управления» — новый директор
  9. «Встает вопрос: зачем работать?» Совмин хочет ввести новые меры поддержки работников на фоне санкций, но Лукашенко раскритиковал идею
  10. Дезертирство в украинской армии, уничтожение российской ДРГ и Россия на паузе. Главное из сводок штабов на 134-й день войны
  11. КГБ добавил в список «террористов» имена трех белорусов
  12. «Им просто нужно морально уничтожить человека». Тетя политзаключенного Степана Латыпова — о племяннике, ШИЗО и «тюрьме в тюрьме»
  13. Совет Республики работает над законопроектом о лишении гражданства живущих за границей белорусов, причастных к экстремизму
  14. Парламентские выборы в Беларуси пройдут в феврале 2024 года
  15. «Как зарезать курицу, которая несет золотые яйца». Чем грозят Минску введенные санкции против компаний с зарубежными акционерами
  16. Удар со стороны, с которой не ожидали. Казахстан может запретить поставки некоторых товаров в Беларусь и Россию
  17. Диверсии в оккупированном Херсоне, насилие с обеих сторон и ключевое сражение за Донбасс. Сто тридцать третий день войны
  18. Уничтожение командного пункта «Юг», оборона и контратаки, цели Кремля в Украине. Главное из сводок штабов на 133-й день войны
  19. Сто тридцать четвертый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  20. В Гомеле семьи с детьми, пойманные за пьянством на пляжах, будут ставить в СОП
  21. В Беларуси расширили перечень медпоказаний для «надомников». Теперь учиться дома можно будет даже после тяжелого гриппа
  22. «Дзякуй Вове Пуціну: каб не ён, зараз бы ўцякалі ад натаўцаў». Поговорили с жителями приграничья о возможном вступлении Беларуси в войну
  23. «Радио Свобода» опубликовала имена троих белорусов, которые пропали без вести в боях под Лисичанском
  24. В суд направили дело экс-журналистки БТ Ксении Луцкиной. По обвинению в заговоре с целью захвата власти ей грозит до 12 лет
  25. Жаловались на жару — вот вам дожди и грозы. На 6 июля объявили оранжевый уровень опасности


24 декабря суд будет рассматривать поданную защитой Марии Колесниковой жалобу на приговор — 11 лет колонии общего режима. Мария письменно ответила на вопросы журналиста немецкого издания DW. Публикуем выдержки из этого интервью.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Родители одарили меня геном оптимизма, и даже в тюрьме я радуюсь каждому дню. Я точно знаю, что это закончится, и я смогу увидеть и обнять своих родных и близких. Даже при почти полном отсутствии переписки весь год я чувствую заботу и любовь людей в Беларуси и во всем мире. Это дает колоссальную силу и энергию. В тюрьме не хватает всего: воздуха, солнца, музыки, флейты, писем, общения и душа. Но когда знаешь, зачем (ты живешь), все равно, как (это происходит), — пишет Мария.

Напомним, Мария Колесникова и Максим Знак были задержаны 9 сентября 2020 года. Спустя чуть менее чем год их осудили на 11 и 10 лет колонии по трем статьям Уголовного кодекса. Сами осужденные настаивают, что действовали строго в рамках закона.

 — Я много раз говорила, что приговор мне и Максиму — это абсурд, потому что никто из нас не виновен. Точно так же, как и огромное количество белорусов, находящихся сейчас в тюрьмах. Режим хочет переложить всю ответственность на нас за свои ошибки. В действительности захват власти в Беларуси совершил один человек. Цифры в 10 и 11 лет только подтверждают этот факт.

Колесникова подчеркивает, что не жалеет о решении остаться в стране «ни на йоту».

— Тюрьмы переполнены честными, отважными белорусами, которые и не думают сдаваться, даже несмотря на беспрецедентное давление. Для меня честь пройти со своим народом этот путь к свободе и переменам. У каждого своя роль в этой истории.

Она подчеркивает что «ни о каких просьбах о помиловании не может быть и речи».

— Ведь я, как Максим Знак и все политзаключенные, невиновна. Нельзя признаваться в том, чего не совершал.

Она в равной степени восхищается и теми, кто остался в Беларуси, и теми, кто вынужден был уехать.

— Каждый белорус делает все, что может, и любой маленький шаг — это вклад в общее дело. Важно не отрываться от реальности и понимать, что ситуация довольно тяжелая и, как уже видно, разрешаться будет довольно долго.

Нужно понимать, что лидеры рождаются на волне общего гражданского подъема — и это первично. Без этого подъема роль лидеров очень ограничена. Необходимо помогать и поддерживать друг друга. У нас могут быть разные взгляды, но всегда нужно помнить о нашей общей цели: свободная демократическая Беларусь, где человек является высшей ценностью.

А на вопрос: «Что заставит Лукашенко уйти?» — Колесникова отвечает так:

— Ситуация очень сложная, и мы уже потеряли больше года. Очень хочется верить, что здравый смысл наконец победит. Уход произойдет, это вопрос времени и той цены, которую за это заплатят белорусы. Чем дольше это продлится, тем хуже для всех и, в частности, для него и его окружения.

Ничто не вечно под Луной — даже сейчас существуют силы (во властных структурах), готовые к конструктивным решениям, к переговорам по выходу из пике. Ведь жизнь белорусов, наше будущее, наш общий дом — это самая главная ценность. Ради нее необходимо искать пути преодоления кризиса.