Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  2. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  3. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  4. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  5. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  6. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  7. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  8. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  9. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  10. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  11. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  12. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  13. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину


Житель Гомеля хотел продать свою квартиру в пригородном поселке Бобовичи, которая осталась в его собственности после развода с женой. Обстоятельства у мужчины складывались так, что ему, возможно, пришлось бы переезжать, а для этого нужно было избавиться от недвижимости. Но сделать это сразу он не мог: в квартире была прописана его 17-летняя дочь. Девушка на самом деле живет у мамы, и мужчина просил бывшую жену выписать ребенка, но та отказалась. Тогда гомельчанин попробовал решить проблему через суд. Получилось ли у него? Результат разбирательства опубликован в банке судебных решений.

Ключ от квартиры. Фото: unsplash.com
Ключ от квартиры. Фото: unsplash.com

Супруги развелись несколько лет назад, у них двое детей — уже взрослый сын и дочь, которой 17 лет. Когда-то они купили квартиру в Бобовичах и жили там все вместе, но затем переехали в Гомель в квартиру к матери жены, потому что у пожилой женщины была инвалидность и ей требовался постоянный уход.

Позже им как стоящим в очереди на улучшение жилищных условий выделили в Бобовичах участок для льготного строительства. Они возвели дом и, как требует закон для льготного жилья, все в нем прописались, но фактически не жили: здание хоть и было введено в эксплуатацию, но в нем не было отделки, оборудования и мебели.

Впоследствии супруги развелись. Мужчине по разделу осталась квартира, плюс он платил на дочь алименты. Женщине достался дом, но она так и не доделала в нем ремонт и вместе с детьми осталась жить у своей матери в Гомеле.

В своем иске гомельчанин сказал, что в какой-то момент дочь попросила снова прописать ее в спорной квартире, на этом настаивала и бывшая жена — зачем, в документе не объясняется, но мужчина согласился. Позже отношения между экс-супругами испортились еще больше, были конфликты, и мужчина поменял замки в теперь уже его собственной квартире.

По его словам, он много раз предлагал дочери переехать к нему, но та отказалась и продолжает жить в Гомеле с матерью и бабушкой, где у нее есть своя комната. А в квартире в Бобовичах он уже и сам не живет, она пустует. Мужчина просил признать дочку утратившей право пользования жилым помещением, чтобы ее можно было выписать из квартиры и продать жилье.

Встречный иск

Однако бывшая супруга была против такого поворота и подала встречный иск, где представила свое видение ситуации. Она заявила, что дочь в той квартире была прописана с рождения, а выписалась вынужденно, чтобы зарегистрироваться в новом доме. И уехала в Гомель тоже вынужденно вместе со всей семьей. Тем не менее она продолжает наблюдаться в районной поликлинике. По словам матери, девочка хотела пользоваться квартирой и не раз просила дать ей новые ключи, но мужчина категорически отказывал.

Более того, женщина заявила, что дочери исполнится 18 лет и тогда она хочет поселиться в спорной квартире, потому что другого жилья у нее нет. В своем иске она потребовала определить порядок пользования квартирой. По словам экс-супруги, он на деле давно сложился, дочь могла бы жить в меньшей из двух комнат, как жила раньше. Ее мать считала, что это не будет ущемлять права отца.

На стороне женщин выступила и бабушка. Она заявила, что внучка живет с ней вынужденно и временно и хочет жить в квартире отца и тот должен выделить ей комнату.

Опека против всех

Однако с возражениями по искам обоих родителей выступили органы опеки, которые были привлечены, поскольку дело касается несовершеннолетней. Опека дала заключение о том, что лишение девушки прописки в отцовской квартире противоречит ее законным интересам. Но и иск матери не может быть удовлетворен. Она требует утвердить порядок пользования квартирой так, чтобы дочери была там выделена комната. Но, как выяснилось в ходе суда, фактически отец девушки в бобовичской квартире не живет. А для несовершеннолетних проживание без родителей недопустимо.

Изучив мнения всех сторон и материалы дела, суд согласился с тем, что девушку нельзя признать утратившей право пользования квартирой, потому что она уехала оттуда и меняла прописку не по собственной воле, а вынужденно вместе с семьей. В то же время правильным был признан и довод опеки, что 17-летний ребенок не может жить без родителей. Мать возражала, что девушке уже почти 18 и она хочет и сможет впоследствии жить в этой квартире сама, суд отклонил: на данный момент девушка, как ни крути, несовершеннолетняя, а потому этот довод не может быть учтен.

В итоге обоим родителям отказали в удовлетворении их исков. Возможно, мужчине удастся добиться своего и выписать дочь, когда ей исполнится 18 лет.