Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  2. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  3. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  4. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  5. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  6. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  7. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  8. Уходя с поста, министр хочет громко хлопнуть дверью — ввести ужесточения по рынку труда (ранее приложила руку к урезанию соцпакета)
  9. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  10. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  11. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  12. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  13. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  14. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  15. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  16. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  17. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  18. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку


Эмиль Чечко — польский солдат, который, по версии белорусских властей и госСМИ, 16 декабря сбежал из Польши в Беларусь. Тут он попросил политического убежища и дал интервью «Беларусь 1». Во время беседы с сотрудницей телеканала военный признался: по приказу он лично убивал мигрантов на белорусско-польской границе. Спросили у адвоката, что по закону должно ждать военного после таких слов.

— Его показания, как и факт незаконного пересечения границы, являются основанием для возбуждения уголовного дела, а также важны для работы по уже существующему (в ноябре Генпрокуратура завела дело против высших должностных лиц Польши. — Прим. ред.). Тогда, по словам наших властей, к мигрантам, которые находились в Беларуси, поляки применяли насилие. По этому факту было заведено большое уголовное дело, но без свидетеля, а тем более потенциального подозреваемого, который дает показания, предъявить обвинения конкретным лицам белорусская сторона не могла, — объясняет известный в Беларуси адвокат (по просьбе собеседника мы не указываем имя) и отмечает. — Слова военного дали на это право. В итоге следователи смогут подкрепить выдвинутые подозрения, например, президенту Польши Анджею Дуде, премьер-министру, генералам и другим лицам, которые, по словам Эмиля Чечко, причастны к ситуации с мигрантами.

По словам собеседника, в отношении фактов, о которых рассказал солдат, обязаны провести предварительную проверку. Военнослужащий же должен проходить по делу либо как свидетель, либо как соучастник.

— На «Беларусь 1» о нем говорят как о жертве. В интервью он рассказывает, что его заставляли убивать. То, что он военный, как-то смягчает для него ситуацию?

— Наоборот, отягощает. В регионе не введено военное положение, насилие, якобы, применялось к мирным жителям. Соответственно, он выполнял незаконный приказ. Стоит также отметить: солдат является должностным лицом, а значит, это было преступление, совершенное должностным лицом, — отвечает адвокат и уточняет: осудить Эмиля Чечко могут и в Беларуси. — Вне зависимости от того, где совершено преступление, универсальная юрисдикция дает право белорусам расследовать эти дела и осуждать людей. Даже если Польша затребует выдать своего военного, Беларусь может его не высылать.

— Что ждет этого солдата?

— Есть несколько вариантов. Дело военного, например, могут выделить из большого дела. После расследования его осудят, и он начнет отбывать срок. Или же, предположим, ему предложат заключить досудебное соглашение со следствием. Взамен ему могут пообещать помилование Лукашенко и освободить от уголовной ответственности.

— Даже при том, что он убивал?

— Да, любое лицо, которое добровольно сообщает об уголовных преступлениях, может быть освобождено от уголовной ответственности. Постановление об этом выносят в конце расследования.

— Во время интервью некоторые эпизоды, о которых говорит Чечко, похожи на сюжет кино. Например, что волки тащили по дороге тела людей. Прежде чем возбуждать уголовное дело, ему должны провести психолого-психиатрическую экспертизу?

— Это право органа, ведущего уголовный процесс. Если у них есть сомнения относительно его адекватности, то они могут такое назначить.

— Где должен находиться солдат во время расследования? Должны ли его поместить за решетку?

— Вопрос о мере пресечения принимается, когда человеку предъявлено обвинение. Тогда его должны поместить за решетку или на конспиративную квартиру. Пока же этого не сделали, он может быть на свободе. Хотя в случае с солдатом тут не все так однозначно.

— Почему?

— Начнем с того, что по закону человек, который хочет попасть в Беларусь, должен сделать это через установленные пункты пропуска, — объясняет адвокат. — Эмиль же был остановлен белорусскими пограничниками вблизи пограничной заставы Тушемля, соответственно, в нашу страну он попал нелегально. За это ему грозит уголовная ответственности по ч.2 ст. 371 УК РБ (Умышленное незаконное пересечение Государственной границы Республики Беларусь). Максимальный срок по этой статье — до пяти лет лишения свободы.

Изначально человека, который нарушил закон, должны задержать на 72 часа. Затем его либо отпускают, либо же ему предъявляют обвинение и избирают меру пресечения. Так как Эмиль Чечко иностранный гражданин и не имеет постоянного места жительства в Беларуси, а также может скрыться от органов следствия, то мера пресечения ему очевидна. Его логично поместить под стражу. После того, как он отбудет наказание, его должны депортировать.

— Но он попросил в Беларуси политического убежища.

— Пока вопрос с убежищем решается, он в любом случае должен бы был находиться в ИВС или даже в СИЗО КГБ, — отвечает адвокат и отмечает. — Молодой человек — действующий военный. Соответственно, вопросов к солдату больше, чем к гражданскому лицу. Плюс стоит учесть, что Польша сейчас считается, скажем так, враждебным для нашей страны государством. Возможно, при других обстоятельствах контрразведка уже бы выясняла, не шпион ли он и по какому поводу он перешел границу.

— Есть ли у этого солдата шанс получить политическое убежище?

— Так как в Беларуси все решает Лукашенко, то политическое убежище ему может быть предоставлено. Более того, он даже может стать гражданином Беларуси. Обычно для этого нужно предоставить справку об отсутствии судимости. В случае, когда против человека возбуждено уголовное дело, шансов на это у него нет. Но если Лукашенко решит дать ему гражданство, он может это сделать.