Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Ответ нашелся в неожиданном месте. Рассказываем, почему Марину Василевскую нельзя называть профессиональной космонавткой
  2. Беларусская гражданская авиация поразительно деградировала всего за пару лет. Рассказываем, что произошло и что к этому привело
  3. «Никто не ожидал такой шторм!» Беларус рассказал, как сейчас в Дубае, где за 12 часов вылилось столько дождя, как обычно за год
  4. Россия днем ударила по центру Чернигова — количество погибших и пострадавших превысило полсотни человек
  5. ЧМТ, переломы, ушибы и рваные раны: вдвое увеличилось число пострадавших в ДТП на Смиловичском тракте в Минске
  6. Лукашенко анонсировал возможные изменения для рынка труда. Причина — «испаряющиеся» работники (за кого могут взяться на этот раз)
  7. «Киберпартизаны» сообщили о масштабной кибератаке на «Гродно Азот» и выдвинули условие для восстановления данных
  8. Новое российское наступление может достичь «угрожающих успехов» без помощи США Украине — эксперты
  9. «Долгое время работал по направлениям экономики и связи». МТС в Беларуси возглавил экс‑начальник КГБ по Минску и области
  10. Списки песен для школьных выпускных будут «под тотальным контролем». Узнали почему (причина вас удивит)
  11. Депутаты решили дать силовикам очередной супердоступ к данным о населении. Согласие людей не надо будет (если документ утвердит Лукашенко)
  12. У Лукашенко есть помощник по вопросам «от земли до неба». Похоже, он неплохо управляет жильем, судя по числу квартир в собственности
  13. Российские войска используют новую тактику для проведения штурмов на востоке Украины — вот в чем ее суть
  14. «Пытаются всеми силами придать некую наукообразность полету». Мнение ученого о визите беларуски на МКС
  15. Комитет Сейма Литвы одобрил предложение по ограничению поездок беларусов с ВНЖ на родину
  16. В 1917-м национальным флагом беларусов мог стать совсем не БЧБ. Смотрите, как выглядел его главный конкурент


В Гродно вынесли приговор юристу Елене Егорычевой и слесарю Игорю Позднякову. Супругов осудили за участие в «Марше единства», который прошел в областном центре 6 сентября 2020 года, сообщает правозащитный центр «Весна».

Мужа и жену обвиняли по ч. 1 ст. 342 УК («Активное участии в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок»), вдобавок к этому Елене было предъявлено обвинение по ст. 364 («Насилие в отношении сотрудника милиции»).

Согласно обвинению, Поздняков и Егорычева на марше 6 сентября, «испытывая ненависть к существующему политическому режиму и конституционному строю», участвовали в протесте, сопряженном с неповиновением милиции, «вдохновляя своим поведением других», становились в сцепку. А Елена, согласно материалам дела, еще и напала на сотрудника ОМОН: «нанесла не менее одного удара в область лица и шеи, осуществила захват правой рукой за маску и шею потерпевшего, причинив ему физическую боль и побои».

Уголовное дело против супругов было возбуждено еще в 2020 году, однако весной 2021-го было прекращено. Но позже его возобновили. Егорычеву и Позднякова задержали 30 сентября 2021 года. До суда они находились под стражей, правозащитники признали их политзаключенными.

На судебном заседании защита Позднякова отмечала, что на видео с марша, которое было представлено как доказательство вины, не видно активных действий со стороны супругов — наоборот, они выглядят растерянными и пытаются уйти из толпы, чтобы не пострадать. Адвокат Егорычевой также обратила внимание на то, что свидетели обвинения дали размытые и нечеткие показания. Кроме того, в материалах дела нет доказательств, что силовики озвучивали толпе требование разойтись и использовали для этого мегафон. Об этом известно лишь со слов свидетелей, а значит, нельзя утверждать, что участники акции были предупреждены о том, что нарушают порядок, и слышали требование разойтись. Адвокаты обвиняемых просили их оправдать на основании недоказанности вины.

Тем не менее судья Виталий Лабоцкий вынес обвинительные приговоры. Елена Егорычева получила 2,5 года колонии общего режима, а Игорь Поздняков — 2,5 года «химии». До направления в учреждение открытого типа его освободили в зале суда.