Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Неофициально мы знаем следующее». Главред «Комсомолки» рассказал подробности о задержании Геннадия Можейко
  2. «Ъ»: Лукашенко и Путин могут не утвердить союзные программы 4 ноября
  3. От последствий коронавируса умер бизнесмен Юрий Даньков
  4. Школьники и студенты теперь могут не приносить справки, если отсутствовали на занятиях из-за болезни до 5 дней
  5. Власти хотят по-новому проверять доходы и расходы. Новшества могут затронуть построивших дома и семьи с детьми
  6. Правозащитники показали белоруса, который передал видео пыток в российских колониях. Он во Франции
  7. Zerkalo.io получило внутренние данные о COVID-19 в Витебской области. Что они показывают?
  8. «Мы не приемлем версию государственных СМИ». В ООН не согласились с оценками событий вокруг минского офиса
  9. От 500 тысяч долларов. Сколько получают ведущие хоккеисты минского «Динамо»?
  10. «Это трагедия». Читатели рассказали, как COVID-19 отразился на работе предприятий и учреждений образования
  11. «Беларусь находится на грани долговой ловушки». Чиновники признают, что госдолг стал проблемой для экономики
  12. Виктория Азаренко вышла в финал турнира в Индиан-Уэллсе
  13. История мальчика из Пинска, который пережил 27 революций, 12 вооруженных конфликтов и одну «футбольную войну»
  14. Минздрав — о новых случаях COVID-19 и количестве привившихся белорусов
  15. Евро и доллар продолжают падать. Что происходит на валютном рынке и что будет с рублем в ближайшее время
  16. «Месть за принципиальную государственную позицию»: неизвестные уничтожили имущество главы Госкомитета судмедэкспертиз
  17. «Это как пытаться посадить в самолет 5000 человек вместо 100». Медики рассказали о проблемах с подачей кислорода в 6-й больнице Минска


Вузы закончили принимать документы на бюджет. Кому-то из ребят не повезло: они не справились с ЦТ и не набрали нужные для поступления на специальность мечты баллы. Так случается, но это не значит, что все теперь в жизни будет плохо. Zerkalo.io поговорило с выпускниками разных лет, которые в свое время завалили тестирование, но это не помешало им реализовать себя в будущем.

«В кабинете меня встретил майор. Разговор начался с того, что он достал бланк моих ответов на ЦТ»

В 2008-м Павел окончил школу в Фаниполе и поступил в колледж на техника-программиста. На последнем курсе решил, что логично пойти на «вышку» и продолжить обучение в БГУИР. Стал готовиться к ЦТ.

Снимок носит иллюстративный характер

Записался в лингвистический на курсы по английскому и к репетитору на математику. Русский решил сдавать на удачу: «Понимал, как бы ни старался, а его не осилю». Итог получился таким: аттестат — «в районе 6,5», русский — 21 балл, математика «48 или 58». А вот с иностранным случилась неприятная ситуация.

— С английским у меня никогда не было проблем. В 10 лет по чернобыльской программе я ездил в Ирландию, потом четыре года занимался этим предметом с репетитором, и три — почти каждый день изучал его в колледже, — описывает ситуацию собеседник. — Когда на ЦТ я взялся за тест, в одном из заданий части B, мне показалось, что возможно несколько правильных ответов, хотя по условиям может быть только один. От злости на себя или на ситуацию написал в графе слово «****» (самое популярное англоязычное ругательство. — Прим. ред.). Зачем я это сделал, не знаю до сих пор.

На тот момент Павел работал в сфере общепита и поделился тем, что случилось с коллегой. Тот успокоил: «Бланки проверяет машина, ничего не будет». Прошло время, пришли результаты. Причем неплохие: «где-то около 60 баллов». Молодой человек обрадовался, но тут позвонила мама. Сказала, ей звонили из милиции по поводу теста сына. Абитуриент сразу понял, в чем дело, и вскоре оказался в РУВД. До этого, правда, поинтересовался у юриста, как быть.

— В кабинете меня встретил майор. Разговор он начал с того, что достал бланк моих ответов на ЦТ, маркером в нем было выделено то самое слово, — вспоминает собеседник. — Он сказал: «Ты ругался матом, а за это грозит административная ответственность». Я все отрицал. Значения слова, говорил, не знаю, слышал его в песне и думал, это и есть верный ответ. Милиционер, конечно же, мне не поверил. Составил протокол, где, правда, дал отметить, что перевода я не знал. Потом он достал стопку бланков тестирования и пошутил: «Если хочешь, можешь посмотреть, что понаписывали по-русски». Я посмотрел, а на выходе поинтересовался: «Какие мои дальнейшие действия?». Майор ответил: «Жди». Но больше меня никто не дергал.

Павел выдохнул и отправился в БНТУ за нужным сертификатом. Там документ не нашли, удивились: «Наверное, какая-то ошибка» — и посоветовали съездить в РИКЗ.

— В РИКЗ меня встретила женщина с серьезной прической, и я понял: с ней лучше не спорить, — сейчас уже со смехом говорит собеседник. — Она сказала, что в условиях ЦТ есть пункт, где указано: если вы не знаете правильный ответ, марать бланки и писать то, что написал я, нельзя. Иначе бланк будут считать аннулированным. Я стал ее уговаривать дать мне сертификат, но безрезультатно.

Вступительная кампания подходила к концу. У Павла было всего два результата ЦТ. Специальностей, на которые можно с ними поступить мало, поэтому молодой человек остановился на БГАТУ. Решил учиться на специальности «менеджер-экономист в сфере сельского хозяйства».

— Я учился заочно, но мне не особо нравилось, — продолжает собеседник. — На носу была вторая или третья сессия, и тут подруги предложили мне купить очень дешевый билет из Вильнюса в Амстердам. Так я узнал про лоукосты и решил: полечу, а когда вернусь, все хвосты пересдам.

В вузе посчитали иначе — и Павла отчислили. К тому моменту молодой человек уже работал торговым представителем в пивоваренной компании, так что восстанавливаться не стал: заниматься продажами ему нравилось.

— Через два года я снова пошел на ЦТ, но в бланках больше уже не ругался, — шутит он. — Сдал я чуть хуже, чем в прошлый раз, но этого было достаточно, чтобы попасть туда, где я хотел учиться: в «нархоз» на специальность, связанную с туризмом. Занимался с огромным удовольствием и даже на «восемь» защитил диплом. Правда, в 2020-м, когда я его получил, дела в этой сфере стали не очень.

Сейчас Павел занимается продажами. Говорит, по иронии судьбы это «продажи в сфере сельского хозяйства». У него хороший заработок, жена, ребенок. А еще по работе ему часто приходится контактировать «с женщинами с серьезными прическами».

«Если кто-то, например, покупал контрольные, то я все делала сама, ночами не спала, разбиралась»

В 2007-м минчанка Лидия Мельник окончила школу с художественным профилем. Все вокруг говорили, что она гуманитарий, а она мечтала, как и бабушка, стать инженером.

Фото в редакцию прислала Лидия Мельник
Лидия Мельник. Фото из личного архива

— Аттестат у меня был 6,5. По языкам, литературе в нем стояли «восьмерки», «девятки», а по физике, математике — «три», «четыре», — вспоминает девушка и говорит, что с такими результатами пойти на техническую специальность она не рискнула. — К тому же мама мне всегда говорила: «Мне все равно, какое у тебя будет образование, главное, чтобы высшее», поэтому после школы я пошла туда, куда знала, что поступлю.

Этим местом оказался педагогический. После выпуска Лидия должна была стать психологом и преподавателем английского. ЦТ в тот год, к слову, она сдала неплохо. До бюджета не хватило всего 10 баллов.

— Пошла на платное, но оплату мама у меня не тянула, я стала подрабатывать. Совмещать работу и учебу было тяжело, поэтому через год я бросила университет. — рассказывает Лидия. — Я не видела себя в этой профессии. К тому же меня не прельщало платить и тратить пять лет жизни «на» и «за» то, чтобы потом работать в школе.

Захлопнув для себя дверь педа, лет пять Лидия трудилась курьером, мерчандайзером, в call-центре и специалистом по продажам. Но мечтать о работе получше никто не запрещал. К тому же к этому мотивировало не очень хорошее отношение руководства («при этом я понимала, что не могу уволиться: куда я пойду без образования»), и вдохновляли успехи друзей-айтишников — «их условия труда и то, что они могли себе позволить».

— Практически все мои друзья окончили БГУИР или колледж при этом вузе. И они мне все время говорили: «Лида, там учатся люди, которые в технических предметах гораздо хуже тебя. Все получится, чего ты боишься, — девушка передает суть многочисленных бесед с приятелями. — Они и вдохновили меня на поступление».

К ЦТ Лидия не готовилась, в итоге русский сдала примерно на 40 баллов, физику где-то на 30. С математикой вышло фиаско — семь из ста.

— В тот год это был минимальный пороговый, чтобы получить сертификат, — улыбается девушка, которая изначально собиралась в колледж при БГУИР, но в последний момент принесла документы в главный IT-вуз. — Когда сотрудники комиссии переписывали в журнал мои баллы, мне было очень стыдно.

Специальность, на которую Лидии хватило баллов, была связана с пожарными системами. Девушка прошла на заочку и работала, чтобы платить за обучение.

— А как вы учились в техническом вузе, если в школе у вас, судя по всему, математика не шла?

— Высшая математика мне была понятнее, чем школьная, — улыбается собеседница и говорит, что первые два года средний балл за сессию у нее был "четыре"-"пять". А потом, когда начались предметы по специальности, — "восемь". — Мне было интересно учиться. И если кто-то из моих одногруппников, например, покупал контрольные, то я все решала сама, ночами не спала, разбиралась. Даже некоторым ребятам «лабы» делала.

Университет Лидия окончила в 2018-м, диплом защитила на «восемь». Устроиться по специальности, объясняет, не получилось, поэтому «три года мое образование ждало своего часа».

— В 2021-м я нашла вакансию, которая мне интересна, и попала на фирму с IT-уклоном. Сейчас я технический писатель, — говорит Лидия и уточняет, что на эту должность людей без технического высшего образования не берут. — В этой сфере я работаю уже полгода. Мне нравится то, чем я занимаюсь. Да и зарплата по меркам Беларуси у меня неплохая.

«К ЦТ не готовился, родители сразу сказали, сколько примерно нужно набрать, чтобы попасть на платное»

Роман из Чечерска, он выпускник-2011. В школе, не скрывает, учил только те предметы, которые ему нравились, поэтому геометрию, например, знал на «десять», а по белорусскому в аттестат ему чуть было не поставили «два».

Фото в редакцию прислал Роман
Роман и его девушка Анастасия. После того как Романа отчислили из университета, сидеть дома с родителями ему не хотелось. Он стал путешествовать по миру автостопом и уже объездил более 15 стран. Мечта — съездить в Иран. Фото из личного архива

— На тот момент я не понимал, чем хочу заниматься в будущем, поэтому по рекомендации родителей, которые считали высшее образование гарантией моей устроенности в жизни, понес документы в Белорусско-Российский университет в Могилеве. Специальность была связана с машиностроением, — начинает свою историю собеседник и переходит к результатам: — Аттестат у меня был 6,4, ЦТ по математике — 25 баллов, по русскому — 16, по физике — 25. К тестированию я не готовился, родители сразу сказали, сколько примерно мне нужно набрать, чтобы попасть на платное, и я знал: я с этим справлюсь и без репетиторов.

Учиться в университете было несложно, но неинтересно. Зачем ходить на пары, Роман не понимал, занятия просыпал — и через год его отчислили.

— В ночь после отчисления мы со знакомым лазили по крышам, фотографировали, после этого я основательно увлекся фотографией, которой и раньше немного занимался, — рассказывает собеседник. — Когда я вернулся в Чечерск, все мои друзья, были еще на учебе, поэтому я написал знакомой-школьнице. Предложил прогуляться, поговорить. И так случилось, что с этой девушкой мы вместе уже десять лет. Сейчас мне кажется, что отчисление — это плата за то, что мне жизнь подарила — девушку и дальнейший путь развития в фотографии.

Правда, до того как обосноваться в фотографии, Роман опять же по настоянию родителей окончил Буда-Кошелевский колледж, два года «за сто долларов» отработал электриком в двух хозяйствах, а еще отучился на техника-пчеловода.

— Я человек, который любит все планировать. Годам к пятидесяти я хотел бы завести пасеки и заниматься пчелами, — делится идеями на будущее собеседник и отмечает, что будет пчеловодом в пятом поколении. — Насколько мне известно, в некоторых странах людям, которые держат более десяти пчелиных семей, нужно иметь специальное профильное образование. Возможно, когда я уйду в эту сферу, так будет и у нас, поэтому я и получил диплом.

В копилку к необычной специальности Роман успел еще поработать звукорежиссером в Доме культуры, а также позаниматься с детьми в районном центре творчества, где вел кружок фотографии.

— В 25 лет ко мне пришло понимание: чтобы зарабатывать, нужно или самому что-то делать, или нанимать людей, с которыми ты будешь чем-то заниматься в команде, — делится мыслями молодой человек. — Я получил субсидию от государства на открытие своего дела и стал снимать свадьбы. Всему, что нужно для этого, я учился и учусь сам.

В апреле 2021-го Роман с девушкой переехали в Минск. Тут молодой человек занимается интерьерной съемкой и видео. Зарабатывает, говорит, прилично. И продолжает: переезд случился не только потому, что они с Анастасией хотели жить в большом городе, но и из-за того, что этим летом брат Романа поступает в БГУИР.

— Он набрал 336 баллов и хочет учиться в БГУИРе на специальности «искусственный интеллект». В отличие от меня, он выбирал профессию, как и должно быть, осознанно, — говорит собеседник и подчеркивает: это очень важно. — По прошествии времени я понимаю: высшее образование помогает стать компетентнее в какой-то сфере. Иногда я думаю, что стоит поступить в Академию искусств и изучать видеосъемку, но, к сожалению, там нет заочной формы. Хотя, возможно, на своем опыте я уже узнал больше и мне вуз не нужен.