Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко
  2. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  3. «Опечатано. КГБ». В Витебске сотрудники КГБ со спасателями пришли в квартиру журналиста-фрилансера, который уехал из страны
  4. ПМЖ за 3 года, а не за 5, усиление санкций и очереди на границе. Интервью «Зеркала» с главой Европарламента Робертой Метсолой
  5. Нацбанк озадачен, что может не удержать рубль, и предупреждал, что, возможно, запустит печатный станок. Что это такое и чем грозит
  6. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  7. Власть изымает недвижимость беларусов, но те, кто поучаствует в процессе, сами могут остаться без жилья. Вспоминаем опыт соседних стран
  8. У Лукашенко новый слоган, который он постоянно повторяет. Вот как пропаганда раскручивает его слова и что было раньше в репертуаре
  9. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  10. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов
  11. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  12. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица
  13. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  14. В Украине отложили выборы из-за войны — теперь пропаганда РФ пытается подорвать легитимность Зеленского. Эксперты рассказали, как именно


О нападении на пункт временного размещения беженцев из Украины в Смоленской области как о «пьяной ссоре» между местными жителями и украинцами в начале августа упомянули в российской федеральной прессе, отметив, что заведено дело по статье «Хулиганство». Но это не было обычным хулиганством: как выяснила «Верстка», пьяные мужчины из соседнего поселка проникли в ночь с 5 на 6 августа на охраняемую территорию санатория и около часа терроризировали беженцев, угрожали оружием и требовали вывести к ним мужчин «из Киева и Чернигова».

Фотография использована в качестве иллюстрации.  Фото: TUT.BY
Фотография использована в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

Вечером 5 августа в поселке Первомайский Смоленской области местный житель Григорий Умалатов пожаловался лейтенанту Михаилу Горелову, приехавшему в отпуск из Украины, что беженцы плохо обращаются с персоналом санатория «Голоевка».

Умалатов и Горелов поехали в пансионат «на разборки». К ним присоединились два бывших одноклассника лейтенанта. С собой они взяли охотничье ружье и пневматический пистолет.

Беженка Елена (имя изменено), которая приехала с востока Украины и находилась на момент инцидента в пункте временного размещения, рассказала «Верстке», что около двух часов ночи она проснулась, услышав шум и крики. Нетрезвые мужчины ходили по первому этажу здания и стучали в двери комнат с криками: «Мужчины Чернигов-Киев, выходи».

В одной из комнат с дочерью и сыном проживала беженка Марина (имя изменено). По словам Елены, Марина рассказала ей, что попросила дочь открыть дверь, а сама пошла одеваться. Когда дверь открылась, один из мужчин сразу начал угрожать и приставил оружие к животу дочери Марины, а затем — и ей самой к виску. Мужчина спрашивал, откуда она приехала и где ее муж. Вопросы задавали и сыну Марины. Ушли они, лишь убедившись, что мужчин из Киева и Чернигова в санатории нет.

Как рассказали журналистам местные жители, всех четверых мужчин задержали, но позже отпустили. На них завели уголовное дело по статье о хулиганстве. У всех участников нападения прошли обыски.

Из четырех участников нападения с «Версткой» согласился поговорить лишь Михаил Горелов. Он признал тот факт, что ночью с компанией пробрался на территорию санатория, но назвал «дикой ложью» сообщения СМИ о том, что инциденту предшествовала словесная перепалка с одним из беженцев. Горелов пообещал рассказать «Верстке» свою версию событий, но позже написал, что не хотел бы, «чтобы это так сильно обнародовалось».