Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Не так все радужно, как показывают по телевидению». Большой репортаж «Зеркала» из освобожденного Херсона
  2. «Зноў не той». В Беларуси продолжаются задержания по поводу комментариев о смерти Макея
  3. В США при странных обстоятельствах погибла белоруска, ее муж, свекровь, двое дочерей и собака
  4. В Миорах силовики задержали не меньше 13 человек. Среди них — «Человек года Витебщины» и его сын
  5. «Как остановить пожар в Европе?» В ОБСЕ зачитали последнюю речь Макея
  6. Бессмертие для диктаторов: рассказываем, как стареющие правители пытаются продлить себе жизнь и что из этого выходит
  7. Без повестки и звонков. В Борисовском районе от военнообязанных требуют явиться для сверки учетных данных
  8. «Чувствует себя нормально». Мария Колесникова остается в больнице до понедельника
  9. Подоляк озвучил потери украинской армии в войне с Россией. Ранее это называли закрытой информацией
  10. Вступительная кампания в вузы в 2023 году пройдет по новым правилам (и с характеристикой)
  11. Глава ОНТ предложил главе ЦИК назначать президента на ВНС, чтобы не допустить к власти «Зеленских, котлет и Наусед». Тот не против
  12. Какую игру ведет Лукашенко, подготовка к мобилизации в Крыму, число убитых и сдавшихся в плен. Главное из сводок на 282-й день войны
  13. В МНС рассказали, какие налоговые изменения уже точно введут в 2023 году. Они затронут как бизнес, так и население
  14. Дело TUT.BY передали в суд. Дата первого заседания пока неизвестна
  15. В посольстве сообщили о госпитализированных с менингитом белорусах в Подмосковье. Один из них, возможно, скончался
  16. Посольство: информация о белорусе, получившем в Челябинске повестку о мобилизации, вероятно, фейковая
  17. Зачем российские пропагандисты извратили заявление Хренина и чья Белогоровка. Главное из сводок на 281-й день войны


Официальные источники РФ практически никак не комментируют происходящее в Харьковской области Украины и, как уже очевидно, успешное контрнаступление ВСУ на этом участке. Кажется, это создает некоторые трудности для российской пропаганды. Ранее военные поражения России официально объявлялись «жестами доброй воли» (так, например, было с отступлением из-под Киева или уходом с острова Змеиный), сейчас же позиция Кремля остается туманной. Это порождает множество интерпретаций в провластных СМИ и блогах: одни называют события в Харьковской области хитрым ходом, другие говорят о разгроме ВС России и требуют наказания для виновных (или и вовсе предлагают пойти на мирные переговоры). Посмотрели, что говорят и пишут о наступлении ВСУ главные пропагандистские ресурсы Кремля.

Владимир Соловьев. Фото: TUT.BY
Владимир Соловьев. Фото: TUT.BY

Телевидение: не «поражение», а «последние события»

Начнем с одного из главных субъектов российском пропаганды — телеведущего Владимира Соловьева. Еще 9 сентября в своем шоу «Соловьев.Live» он вообще опровергал наличие у России серьезных проблем в Харьковской области со ссылкой на собственные источники в военном ведомстве РФ.

«„Отряды Росгвардии под Волоховым Яром бьются уже больше суток в полном окружении“, — процитировал он одно из сообщений и тут же его опроверг: — Ну, я пишу своим друзьям в больших погонах, которые, ну, непосредственно имеют к этому отношение. И они говорят: „Мягко: [сообщение] не соответствует действительности. Все на месте, трудятся, потерь нет“».

При этом видео из Волохова Яра с поднятием украинских флагов появились еще днем ранее. Сейчас он и вовсе находится в тылу относительно передовых украинских отрядов.

Совсем иное настроение царило в студии программы «Вечер с Владимиром Соловьевым» 11 сентября. На протяжении всей программы ведущий и гости обсуждали происходящее в Харьковской области, но при этом, фактически, не называя украинское контрнаступление таковым. Для его описания использовались термины «последние события», «случившееся на востоке Украины», «то, что нас сейчас расстраивает» и так далее.

Другая известная пропагандистка, главред телеканала RT и агентства «Россия сегодня» Маргарита Симоньян заявила, что «сейчас в патриотическом лагере сложный виток сложных, тяжелых, болезненных споров, дискуссий» и заявила, что уровень критики в отношении власти в обществе нужно снизить, чтобы не привести к революционным событиям в стране. Затем она рассказала историю появления термина «шапкозакидательство» (якобы во время Крымской войны в сражении при Альме генерал-лейтенант Василий Кирьяков сказал командующему российскими войсками князю Александру Меньшикову: «Не беспокойтесь, Ваше сиятельство, шапками закидаем неприятеля»).

«Мы не устаем призывать избегать вот этого шапкозакидательства, — сказала Симоньян. — Потому что если бы его не было, многих вещей, которые нас сейчас расстраивают, не было бы».

Пропагандистка заявила, что получает множество вопросов от «патриотически настроенных людей», и она обязана их озвучить.

«Вот люди спрашивают: мы воюем с НАТО? — сообщала Симоньян. — Мы же не с Украиной там воюем, ну это же очевидно. <…> нам же очевидно, что Украину как таковую, ну примерно действительно одним мизинцем можно было б давно… [раздавить] И шапками можно было бы закидать давно, если бы это была просто Украина. Но мы же ведем эту специальную военную операцию одни! Нам кто помогает? <…> И вот люди спрашивают: если мы воюем с НАТО, то, наверное, уже надо воевать как с НАТО?»

«Украина обстреливает Запорожскую атомную станцию, — продолжала Симоньян. — Сегодня были новости — выведена из строя окончательно, мы это наблюдаем много-много дней. Гражданская инфраструктура. А на Украине на оставшейся, неосвобожденной нет гражданской инфраструктуры? Нету? Там нет ЛЭПов, АЭС там еще есть, правда? Узлы. Ну, много разной всякой инфраструктуры, которая в принципе может вывести из строя функционирование этого враждебного нам государства оставшегося. <…> И меня спрашивают: а мы почему этого не делаем?»

Слова Симоньян оказались пророческими — уже в тот же день, 11 сентября, Россия обстреляла ТЭЦ-5 в Харькове и другие объекты критической гражданской инфраструктуры, что привело к массовому отключение электричества на востоке Украины. Такие действия нарушают Женевские конвенции и квалифицируются как военные преступления.

Поучаствовал в передаче и хорошо знакомый белорусам председатель правления общества «Знание» Вадим Гигин.

Вадим Гигин. Скриншот видео "СБ ТВ"
Вадим Гигин. Скриншот видео «СБ ТВ»

«При всей эмоциональности разных точек зрения, резкости порой, очень важен один момент, который не нужно упускать, — сказал Гигин. — Практически никто из тех, кто участвует в этом обсуждении по поводу последних событий, не ставит под сомнение цели специальной военной операции. Никто не говорит о том, что все, давайте будем договариваться. Никто не говорит: „А зачем это?“ <…> То, что в России при разных точках зрения существует этот политический консенсус — это принципиальный момент».

Далее Гигин привел исторические примеры российских войн, в которых страна сталкивалась с трудностями, но все равно выходила победителем. Также экс-декан философского факультета БГУ отметил, что во время визита на оккупированные территории видел множество плакатов «Мы вместе с Россией», при этом в Москве, по его наблюдению, таких плакатов нет. С другой стороны, по его словам, в российском обществе нет и истерики из-за событий в Украине.

«Да, там у киевского режима… они танцуют гопак, поляки пританцовывают, наши беглые пытаются. А вот интересна реакция на эти события (видимо, вновь имеется в виду успешное наступление ВСУ. — Прим. ред.) на Западе — я бы ее назвал сдержанной, — утверждал Гигин. — <…> Почему? Они ждут ответного удара. Вот это очень важный момент, какие шаги сейчас предпримет Россия в разных сферах: политической, экономической, информационной, военной. Запад этого ждет».

Правда, с Гигиным и его уверенностью в тотальной поддержке войны в России могли не согласиться некоторые участники шоу «Место встречи» на телеканале НТВ, вышедшего в эфир 9 сентября. Программа была озаглавлена фразой «Тушите свет?», правда, название выбрали не из-за событий, происходящих с российскими силами в Харьковской области, а как обвинение в адрес Украины в якобы имеющих место обстрелах гражданской инфраструктуры захваченных Россией регионов.

Об успехах ВСУ в программе также напрямую не заявлялось, однако разочарование «последними событиями» сквозило в высказываниях некоторых спикеров.

— Те люди, которые убедили президента Путина, что спецоперация будет эффективной, короткой — «по мирному населению бить не будем, только зайдем, Росгвардия, „кадыровцы“ там наведут порядок» — вот эти люди подставили всех нас очень сильно, — сказал президент Института региональных проектов и законодательства Борис Надеждин. — <…> Президент же не сам сидел и думал: «Дай-ка я начну спецоперацию». Кто-то ж к нему приходил, говорил, что украинцы сдадутся, разбегутся, все в Россию попросятся — кто-то же ему говорил? <…> Поэтому сейчас ситуация следующая: мы подошли к черте, за которой — вот надо понимать простую вещь — победить Украину теми ресурсами, которыми там сейчас Россия пытается воевать (в режиме колониальной войны: контрактники там воюют, ЧВК, и мобилизации нет) — это невозможно абсолютно. Потому что российской армии там противостоит вообще-то сильная армия, которую по полной программе поддерживают сильнейшие в экономическом, технологическом отношении государства Европы…

— То есть вы предлагаете мобилизацию провести, военную мобилизацию? — прервал его ведущий Андрей Норкин.

— Вот я могу сказать следующее, мое предложение вы знаете: начать переговоры о прекращении войны и перейти к политическим вопросам, — ответил Надеждин.

— Никаких переговоров с нацистским режимом Зеленского быть не может! — отвечал ему руководитель парламентской фракции «Справедливая Россия — За правду» Сергей Миронов. — <…> Но здесь очень четко нужно понимать, что мы сознательно не разрушаем инфраструктуру (напомним, через два дня после этих заявлений Россия ударит по критической инфраструктуре Украины. — Прим. ред.), хотя, честно говоря, хотелось бы. <…> Я напомню, что недавно Владимир Владимирович [Путин] правильно сказал: «Мы еще не начинали». Когда надо будет — начнем!

— Ну так надо или уже начать, или расходиться! — вступил в дискуссию Надеждин.

— У нас хватает сил, и все решается поэтапно, — отвечал Миронов.

— Простите, а чего мы ждем? Вот вы говорите «хватает сил». Мы слышим, что все идет по плану. Но неужели кто-то всерьез верит, что шесть месяцев назад план был, чтобы сейчас мы там оставляли Бакалею (судя по всему, речь о Балаклее. — Прим. ред.), контрнаступление отражали в Харьковской области, не смогли взять Харьков? — спрашивал политолог Виктор Олевич.

— Надо не забывать, коллеги, мы воюем сегодня с блоком НАТО, — отвечал Миронов. — Руками украинцев, в том числе хорошо подготовленных. И армия там серьезная, и вооружение серьезное, и разведка там хорошая. Поэтому это процесс непростой. Война есть война, и все предсказать и предугадать невозможно. Но самое главное — силы есть, есть политическая воля, и дело будет доведено до конца, до нашей победы.

— Война — это очень комплексное понятие, — рассказывал позднее советник Миронова Александр Казаков. — И там есть и политическая, и психологическая составляющая. Вот нам за последние несколько дней нанесли очень чувствительный психологический удар, потому что военного смысла в этом наступлении уже нет. Еще вчера может быть был.

Почему такого смысла нет, Казаков не пояснил.

А вот в главной информационной программе России — «Вестях недели» с Дмитрием Киселевым, вышедших 11 сентября, — о событиях в Харьковской области говорили достаточно открыто. Причем сюжет о них был по хронологии первым.

Дмитрий Киселев. Фото: TUT.BY
Дмитрий Киселев. Фото: TUT.BY

«На фронтах российской спецоперации на Украине продолжаются ожесточенные бои. Ушедшая неделя была, наверное, одной из самых тяжелых за все время, — неуверенно предварял сюжет сам Киселев. — Особенно трудно пришлось на балаклея-изюмском направлении, где под натиском превосходящих сил противника союзные войска были вынуждены оставить ранее освобожденные населенные пункты, включая и Балаклею, и Изюм. Украинская армия несет тяжелые потери, в наших боевых порядках сейчас — перегруппировка».

Далее в сюжете демонстрировали видео Минобороны РФ, в котором представитель ведомства Игорь Конашенков озвучивал тут самую информацию о «перегруппировке», целью которой было «усиление донецкого направления». «В ходе этой операции проведен ряд отвлекающих и демонстрационных мероприятий с обозначением реальных действий войск. В целях недопущения ущерба российским войскам по противнику наносилось мощное огневое поражение с применением авиации, ракетных войск и артиллерии. В общей сложности только на данных направлениях с 6 по 10 сентября потери киевского режима составили свыше 4 тысяч убитыми и более 8 тысяч ранеными», — утверждал Конашенков.

В репортаже корреспондента Евгения Поддубного с места событий утверждалось, что контрнаступление остановлено, а группировка российских сил стабилизировала обстановку и избежала окружения.

«Парни настроены по-боевому, — рассказывал в сюжете один из российских бойцов (судя по форме, танкист) в Купянске. — Как бы готовы работать. Думаю, все сделаем для того, чтобы отстоять, забрать. Русские не сдаются. Русский — это у нас состояние души. Поэтому мы русские, с нами Бог».

Далее в сюжете сообщалось о якобы зафиксированном съемочной группой уничтожении ВСУ гражданской инфраструктуры в Купянске — но кадров, которые бы это подтверждали, приведено не было. Также Поддубный говорил, что «ценой значительных потерь силы противника смогли зайти в западную часть города и закрепиться». Вот только дальше данные корреспондента и Минобороны расходились — первый сообщал, что ВСУ потеряли убитыми «более 2 тысяч человек». Говорилось также, что уничтожены «сотни единиц бронетехники» — вот только данными независимых аналитиков это не подтверждается (к примеру, по подсчетам проекта Oryx, верифицированным с помощью фотографий, только за 11 сентября россияне потеряли не менее 102 единиц техники, включая 24 танка и 26 БМП, украинцы — 7 единиц, из которых всего 3 танка).

Далее Киселев рассказал о «жестоких репрессиях» в отношении гражданского населения на освобожденных ВСУ территориях, в качестве подтверждения чему приводилось сообщение из анонимного телеграм-канала на 17 тысяч подписчиков с призывом «добивать в затылок всю ту мразь, которая стала работать на врага на оккупированных территориях». Это сообщение приводилось Киселевым в подтверждение якобы имеющимся «намерениям неонацистов». На этом тема украинского наступления в передаче была закрыта.

Провластные онлайн-ресурсы — на примере Life.ru

Отношение пропаганды к происходящему в Харьковской области легко проследить по материалам сетевого издания Life — одного из самых популярных в России.

7 сентября ресурс опубликовал материал «Поставить все на кон: Для чего ВСУ на самом деле наступают на Балаклею». В нем говорилось, что в этот день украинцы понесли серьезные потери при попытке наступления на этот город и были вынуждены прервать штурм, так и не сумев прорваться в населенный пункт.

«Несмотря на то что к атаке на Балаклею ВСУ подготовились серьезно, есть очевидное сходство с провалившимся наступлением на Херсон, — говорилось в тексте. — <…> Но серьезная подготовка не только не позволила развить успех, но и минимально закрепиться там, где это было необходимо: как только российские войска дали адекватный ответ, а в дело вступили авиация и артиллерия, наземные силы ВСУ рассеялись и стали отступать».

«Пока рано давать окончательные прогнозы, потому что обстановка постоянно меняется, бой идет. Но то, что мы не допустим развития ситуации в пользу ВСУ, — это однозначно. О наступлениях на обоих направлениях — Херсонском и Балаклейском — наш оперштаб был в курсе. Наша разведка не зря свой хлеб ест», — комментировал изданию ситуацию Алексей Леонков, представленный как «военный эксперт».

О возможном поражении речи не шло — более того, издание прогнозировало разгром ВСУ и скорое взятие Харькова: «У российской армии есть возможность после нанесения контрудара повести наступление в направлении Харькова с подходом к пригородам областного центра, что блокирует противника на этом пути и сведет на нет все его усилия. При активизации действий ВС РФ на данном участке могут быть освобождены северные и северо-восточные окраины Харькова с одновременным огневым перерезанием направления на Старый Салтов».

Украинские военнослужащие позируют в недавно освобожденном поселке Василенково в Харьковской области, Украина, 10 сентября 2022 года. Фото: Reuters
Украинские военнослужащие позируют в недавно освобожденном поселке Шевченково в Харьковской области, 10 сентября 2022 года. Фото: Reuters

Завершался материал опросом «Когда будут разбиты силы ВСУ в Харьковской области?» с вариантами ответа «двое-трое суток», «через неделю» и «в течение месяца».

В тот же день на ресурсе появился материал с комментарием по ситуации в Балаклее директора Центра геополитических экспертиз Валерия Коровина, в котором он заявил, что «Украине остается только трубить о своих фейковых победах в Сети с учетом провального положения дел на передовой».

«По сути войну Украина ведет в сфере воображения. И чем ярче воображение, чем богаче оно и красочнее, тем „разгромнее“ операция Украины и тем дальше бегут „москали“. Все это происходит в воображаемой реальности и в виртуальном пространстве», — пояснил он.

И тогда же был опубликован материал под заголовком «Военкор перечислил причины будущего разгрома ВСУ под Харьковом» — в нем цитировался все тот же Поддубный, который спустя несколько дней будет готовить материал о сдаче россиянами районов Харьковской области. «ВСУ может попробовать поиграть в атакующие боевые действия в районе Балаклеи. Точнее, между Изюмом и Балаклеей. Но для глубокого продвижения у ВСУ не хватит ни сил, ни качества боевого управления этими силами», — отметил он.

Следующий день, 8 сентября, начался с публикации сообщения о том, что российские военные отбили попытку ВСУ взять Балаклею в кольцо. «В районе Балаклеи ВСУ предприняли попытку захвата города, взятия его в кольцо, но у них там получилось только по части территории прогнуть немного линию обороны, затем они были снова отброшены», — такое мнение главы оккупационной администрации Харьковской области Виталия Ганчева приводилось в материале.

После этого ресурс публиковал ряд однообразных сообщений: об уничтожении складов ВСУ в этом районе, переброске российских резервов на этот участок фронта. В тот же день военный эксперт Василий Дандыкин в комментарии изданию сказал, что «попытка украинских военных взять Балаклею в кольцо является обыкновенной показательной операцией и ничем более».

«ВСУ хотели отрезать российское снабжение и обеспечение, однако их попытки оказались тщетны благодаря мужеству нашей армии, которая находилась в Балаклее, отметил Дандыкин. По его мнению, сейчас все идет к тому, что рано или поздно группировка противника будет уничтожена. Собеседник Лайфа считает, что будет происходить то же, что и на Николаевском направлении, где уже нет никаких украинских боевиков, ведь все „выдохлись“», — писало издание.

«Это чисто показательная операция, чтобы показать кураторам, что они заслуживают новых и новых поставок. Ну и показать населению, которое обеспокоено потерями, что есть еще возможности наступать», — говорил Дандыкин.

А вот уже 9 сентября для издания началось с пугающего сообщения о том, что «В Кремле отказались комментировать ситуацию вокруг Балаклеи» (речь об отказе Дмитрия Пескова предоставить информацию о происходящем на фронте). Но в целом настроение ресурса осталось тем же, в середине дня был опубликован материал «„Бросают на убой“: Тысячи бойцов ВСУ погибают в Харьковской области ради видеоотчетов о мнимом успехе». Однако постепенно начал признаваться и сам факт тяжелых боев — в то же время вышел материал «Войска России пытаются выбить ВСУ из пригородов Балаклеи, идут ожесточенные бои», а также новость о том, что российские войска якобы уничтожили более 50 и ранили свыше 120 бойцов ВСУ в районе Харькова. Завершился день публикацией информации о том, что в районе была уничтожена группа украинского спецназа, а также сообщения «о подвиге российского СОБРа при обороне Балаклеи».

Боевые бронемашины брошенные российскими солдатами во время контрнаступления украинской армии в Харьковской области, Украина, 11 сентября 2022 года. Фото: Reuters
Боевые бронемашины, брошенные российскими солдатами во время контрнаступления украинской армии в Харьковской области, 11 сентября 2022 года. Фото: Reuters

10 сентября на протяжении большей части дня информация о событиях в Харьковской области не публиковалась — до момента появления того самого сообщения Конашенкова о том, что «Вооруженные силы России, находящиеся в районах Балаклеи и Изюма, перегруппированы и переброшены для наращивания усилий на Донецком направлении».

После этого ресурс, кажется, утратил к Харьковской области интерес. 11 сентября Life.ru обошелся публикацией новости под заголовком «Кадыров пообещал вернуть потерянные города на Харьковском направлении», а также подсчетом потерь ВСУ — цитировалось сообщение российского Минобороны о том, что ВСУ за четыре дня потеряли более 4000 бойцов под Николаевом и Харьковом. 12 сентября ресурс вновь занялся подсчетами украинских потерь — со ссылкой на Минобороны России говорилось, что ВС РФ уничтожили до 250 украинских военных в районе Купянска и Изюма. О российских потерях за время контрнаступления издание не сообщало.

В остальных пропагандистских медиа ситуация была весьма схожей с Life — изначально сообщений о боевых действиях в Харьковской области было множество, причем в большинстве из них говорилось об успехах российских военных и скором поражении ВСУ. Но после публикации сообщения о «перегруппировке» интенсивность публикаций заметно упала. О причинах отступления российских войск практически ничего не говорилось.

Блогеры: от «никакой паники нет» до «тяжелейшей обстановки»

Чуть больше могли позволить себе блогеры и военные корреспонденты, особенно критично настроенные к российским властям. Яркий пример — один из лидеров сепаратистов в 2014 году Игорь Гиркин (Стрелков), уже давно критикующий подходы командования РФ.

«На Харьковском фронте противник вчера предпринял давно им подготавливаемое (судя по переброске резервов) наступление, нанеся основной удар в районе города Балаклея. Внешний периметр обороны города держали мобилизованные батальоны ЛДНР (с минимумом тяжелого оружия), которые сдержать противника на передовых рубежах ожидаемо не сумели. К сожалению, точно также не смогли сдержать удар и расположенные во втором эшелоне части Росгвардии. <…> Источниками отмечена выдающаяся дерзость атак противника — „с брони и колес“ захватывавших позиции, на большой скорости врываясь на них прямо на броне и иной технике, в результате чего артиллерия теряла возможность нанесения удара по противнику на подходе к нашим позициям», — писал Гиркин еще 7 сентября, когда основные российские медиа говорили о провале наступления и скором разгроме ВСУ.

Признавал Гиркин успехи украинцев и в своем сообщении за 8 сентября. «Вопреки многочисленным мнениям о том, что оказывается, на Херсонском направлении было „отвлекающее наступление“ — полагаю, что это не так. Введенные противником в бой силы на направлении Балаклеи не превышают совокупные силы, которые враг продолжает использовать на Херсонском и Бериславском направлениях. Скорее, речь идет о двух параллельных равнозначных ударах. А вся разница между „тугим“ продвижением врага под Херсоном и стремительным прорывом в районе восточнее Балаклеи заключается в том, что последний участок оказался едва не полностью оголен в смысле наличия кадровых армейских частей — как на фронте, так и в резерве. По сути — фронт здесь держала „жидкая“ цепочка опорных пунктов „мобиков“ с тоже немногочисленными гарнизонами Росгвардии в крупных населенных пунктах. Что и привело к быстрому прорыву и продвижению (на главном направлении — до 30 км в глубину) ударных групп противника, проходивших некоторые населенные пункты вообще без малейшего сопротивления (оказывать его было просто некому)», — писал он.

Вечером Гиркин опубликовал такое сообщение: «Как совсем краткий итог минувших двух суток (и это не только мое „диванное“ мнение): „Принимайте первый цветочек. Ягодки тоже скоро поспеют“».

Склад с оружием, брошенный российскими военными во время контрнаступления украинской армии в Харьковской области, Украина, 11 сентября 2022 года. Фото: Reuters
Склад с оружием, брошенный российскими военными во время контрнаступления украинской армии в Харьковской области, 11 сентября 2022 года. Фото: Reuters

А вот 9 сентября в его сообщении уже было больше позитива: «Передали непосредственно из-под Изюма и просили специально озвучить (военные, мне известны): „Никакой паники нет. Снабжение группировки продолжается в регулярном режиме. Да, противник пытается держать под огнем артиллерии коммуникации, однако перерезать их не в состоянии и непосредственной опасности для снабжения нет. Резервы подходят, войска твердо удерживают свои позиции в районе города. Выражают твердую решимость удержать Изюм и сохранить плацдарм на западном берегу Северского Донца“».

А 10 сентября Гиркин заявил, что «подтверждено оставление нашими войсками западной части (примерно 2/3 города) Купянска». «На лицо — продолжающийся острейший оперативный кризис на широком участке фронта, уже переросший в крупное поражение. Сейчас, по сути, речь нашей стороны может идти только о том, как прекратить его дальнейшее углубление и не допустить перерастания оперативного поражения — в стратегическое… Хотя, в общем, оно уже переросло. „Сражение за инициативу“ противник уже выиграл. Теперь речь должна идти о том, чтобы не дать ВСУ окружить и уничтожить крупные соединения наших войск», — написал он.

Вечером того же дня в канале появилось ироничное сообщение следующего содержания: «В связи с блестящей (четко в рамках выполнения плана и даже с опережением графика) операцией по передаче уважаемым украинским партнерами городов Изюм, Балаклея и Купянск территория, контролируемая военно-гражданской администрацией Харьковской области Украины, существенно сократилась. В рамках укрепления ВГА и плодотворного задействования освободившихся кадров органов государственной власти, ФСБ и полиции предлагаю передать в состав Харьковской области Украины часть (не менее трех пограничных районов) Белгородской области. Все равно там теперь партнеры стреляют практически также свободно, как по ту сторону границы и принципиальной разницы для жителей уже нет никакой… зато мы сможем с полным основанием говорить после этого, что никаких боевых действий на территории РФ не происходит».

12 сентября в канале появился репост видео, снятого, как утверждается, в Купянске в июле этого года, на котором первый заместитель председателя Совета Федерации (верхней палаты парламента РФ) Андрей Турчак говорит, что «уже факт очевидный, что Россия здесь навсегда».

Несмотря на бравурные репортажи для «Вестей недели», в личном телеграм-канале корреспондент Евгений Поддубный освещал ситуацию несколько иначе.

«Задачу дня, судя по всему, противник не выполнил. Балаклею формированиям режима взять не удалось, не удалось даже зайти по-взрослому в город. Пришлось обходить. Шевченково также противник не взял. Сообщение Изюм — Купянск сохраняется. Формирования режима смогли взять под огневой контроль трассы из Балаклеи. Ситуация для нашей группировки тяжелая. Очевидны проблемы, о которых речь идет уже несколько месяцев и в публичном пространстве и на закрытых встречах. Слава мужеству и стойкости наших бойцов. Ночью будет время на перегруппировку и на то, чтоб подтянуть резервы, нанести огневое поражение по противнику, который находится на неподготовленных позициях», — написал он 7 сентября.

Примерно такое же настроение у корреспондента было 8 сентября. «Обстановка напряженная, но контролируемая. Противник перебрасывает резервы севернее Славянска, чтобы оказать давление на российскую группировку в целом и подразделения, которые находятся южнее Изюма в частности. <…> От себя добавлю, что унывающих бойцов и командиров не видно. Противник будет разбит», — писал Поддубный.

Украинский военнослужащий стоит на российской самоходной гаубице 2С19 «Мста-С», захваченной во время контрнаступления украинских войск в Харьковской области, Украина, 12 сентября 2022 года. Фото: Reuters
Украинский военнослужащий стоит на российской самоходной гаубице 2С19 «Мста-С», захваченной во время контрнаступления украинских войск в Харьковской области, Украина, 12 сентября 2022 года. Фото: Reuters

9 сентября Поддубный писал о срочной переброске техники и живой силы ВС РФ в Харьковскую область (сделанные там съемки позднее показали в «Вестях недели»). «Подразделения ВСУ стремятся окружить российскую группировку в Изюме. Для этого мобильные группы киевского режима вышли к реке Оскол по пересеченной местности в районе Сеньково. Южнее Изюма противник так же повысил активность. Купянск готов к обороне, несмотря на массированное огневое воздействие формирований режима. Связывался с Изюмом, там так же в полном объеме владеют обстановкой. Предпринимают все возможное и не возможное, чтобы ликвидировать угрозу окружения», — добавлял корреспондент в тот же день.

А уже 10 сентября началось с сообщений в ином тоне: «Обстановка тяжелейшая. На изюмском направлении противник ожидаемо начал активные действия в районе Красного Лимана, тем самым киевский режим давит на нашу группировку в Изюме угрозой окружения. Так как противник на купянском направлении вышел к Оскольскому водохранилищу лиманское направление становится важнейшим, чтобы у наших парней в Изюме были варианты действий. Война — это не только победы. Это всегда победы, через поражения. И нам нужно стать лучше и сильнее. А ближайшие дни будут тяжелыми. И это нас должно сплотить, а не наоборот».

«Окружение российской группировки в Изюме было бы катастрофой. Решение о выходе с военной точки зрения абсолютно верное в сложившихся хреновых обстоятельствах. Напомню, что это эпизод, трагичный и горький, но эпизод глобального противостояния. Так что надо собраться всем, а не только тем, кто сейчас работает в зоне СВО. Каждый должен делать СВОЕ дело как подобает», — написал Поддубный после того как стало известно о «перегруппировке» российских войск.

А 12 сентября в канале появилось следующее сообщение: «Я сейчас скажу неприятную вещь, но все равно скажу. Прекратите ныть. Ладно, когда мне личку девочки заваливают паническими криками, но когда взрослые здоровые мужики подключаются, становится тошно. Концепция существования „тачка-дачка-телевизор“ закончилась 24 февраля. Началась взрослая жизнь. Касается всех, во всех городах, кто сейчас спрашивает нужно ли валить и в какую сторону».

Фигурировавший выше тезис о наступлении ВСУ как способе получить финансирование и новое оружие с Запада транслировал в своем канале и российский писатель Захар Прилепин. «Чем бы ни закончилось наступление ВСУ на харьковском направлении (даже если они „планово“ отойдут) — увеличение поставок оружия и новые финансовые транши Украине теперь гарантированы. <…> Потом, позже, мы (наш неутомимый солдат Ваня) конечно, все выправим, все наладим, все вернем — но тонны железа и тонна бабла могут зайти на Украину уже очень скоро. И тем самым отодвинут будущую нашу победу еще на энное количество времени», — писал он 8 сентября.

9 сентября Прилепин сообщал о якобы имевших место котлах, в которые попали ВСУ, взятии ряда городов ВС РФ, а также утверждал, что на этот участок фронта брошены все украинские силы и их возможное поражение приведет к поражению Украины во всей войне. Но это продолжалось недолго.

«Если не хотите огорчаться — просто не читайте сегодня новостей, — написал Прилепин 10 сентября. — Хорошие новости тоже будут, но не сегодня. Мысль о том, что русские начинают как следует воевать только после серьезных поражений, высказанная в связи с добровольным уходом из-под Киева, была высказана тогда с опережением. На этом пока все».