Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  2. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  3. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  4. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  5. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  6. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  7. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  8. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  9. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  10. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского
  11. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  12. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  13. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  14. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  15. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  16. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  17. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны
Чытаць па-беларуску


Утром 3 ноября со здания обладминистрации Херсона пропал российский флаг, а накануне оккупационные власти закрыли движение транспорта через Днепр на левобережную часть региона. С середины прошлого месяца шла эвакуация населения вглубь оккупированных РФ территорий — людей призывали уезжать, чтобы не «мешаться под ногами у армии», когда начнется наступление ВСУ. «Зеркало» спросило жителя города, который никуда не уехал, что там происходит сейчас и сколько людей осталось ждать возвращения Украины.

Люди идут на посадку на паром во время эвакуации гражданских лиц из Херсонского речного порта на левый берег Днепра, вглубь оккупированной Россией территории, в Херсоне, Украина, 31 октября 2022 года. Фото: Reuters
Жители Херсона идут на паром во время эвакуации населения на левый берег Днепра, вглубь оккупированной Россией территории. Украина, 31 октября 2022 года. Фото: Reuters

«Все моторные лодки русские забрали. Те, что не сильно удобные, порасстреливали прямо на берегу»

По телефону слова 29-летнего Артема (имя изменено) звучат обрывисто, с опозданием — связь в Херсоне сейчас плохая, с интернетом проблемы. Мужчина говорит, что российские военные обстреляли вышки мобильной связи, когда начали оставлять город. Артем их отступление заметил еще 26 октября:

— Видел, как по городу в сторону подконтрольных России территорий ехали и их «Тигры» (российский армейский бронированный автомобиль-вседорожник. — Прим. ред.), и джипы — все с прицепами, с лодками. Они отходят подальше от Херсона, за Цюрупинск (с 2016 года населенный пункт на левом берегу Днепра называется Алёшки, до него от Херсона по прямой около 8 км. — Прим. ред.), на безопасное расстояние. Знаю, что они окопались возле Новой Каховки, выселяют людей из поселков в прибрежной зоне (дают несколько дней на выезд) и заселяются в их дома сами.

— Все моторные лодки, которые были на нашем берегу, русские забрали. Те, что не сильно хорошие и удобные, порасстреливали прямо там, моторы разбивали, все топили. Правда, тем, кто успел приехать к этому времени, чтобы забрать свою лодку, они их без проблем отдавали. Минируют мосты. Русские, как обычно, когда отступают, разрушают все за собой, — говорит мужчина.

Уничтоженные катера возле Антоновского моста. Фото: телеграм-канала "Х**вый Херсон"
Уничтоженные катера возле Антоновского моста под Херсоном. Фото: телеграм-канал «Х***й Херсон»

Самих херсонцев не пропускают ни в одну, ни в другую сторону. Оккупационные власти прекратили транспортное сообщение через Днепр с левого берега на правый. Пообещали, что в обратную сторону гражданские попасть смогут. Но, по словам Артема, местным жителям уже запретили выходить на воду на катерах и лодках. Это касается и дачников, многие из которых так добирались до своих огородов. Проехать по Антоновскому мосту тоже нельзя — по нему, говорит мужчина, изредка передвигаются сами военные, которых в городе все меньше.

— Солдат уже очень мало — остались только новенькие (вероятно, речь о недавно мобилизованных. — Прим. ред.) и, как я понял, какое-то количество людей в их медсанчасти. Ночью еще несколько машин и КамАЗов проезжает [по улицам города], но уже не так много, как раньше было. Максимально они все выехали на ту сторону [Днепра]. Из оставшихся многие ходят пьяными, двоих видел на рынке — по форме, с разгрузкой и автоматами, один чуть не свалился в лужу. С такими страшно на улице находиться: мало ли что ему в голову стукнет — вдруг развернется и начнет стрелять?

Отход российских военных подтвердил 3 ноября и Кирилл Стремоусов, замглавы администрации оккупированного региона: «Скорее всего, наши войска будут уходить на левобережную часть Херсонской области и те люди, которые не успели перебраться из Херсона, должны максимально быстро уходить из города на левый берег».

«Закрыли все банки, вывезли мебель и оборудование, даже автобусы и маршрутки»

Мужчина рассказывает, что россияне, помимо военной техники и личного состава, вывозят из Херсона и объекты гражданской инфраструктуры. Людям даже больше не выдают российские паспорта.

— Как раз во время эвакуации было слышно, как много техники двигалось в сторону моста. И коллеги замечали, что около 20 инкассаторских машин выехали из Херсона. Закрыли все банки, их государственные организации, которые пенсиями и выплатами занимались. В помещениях уже нет оборудования, мебели, что оставались от Украины, — они все вывезли, там голые стены. Коммунальный транспорт — автобусы, новые маршрутки — тоже забрали. По городу ездят только старые маршрутки. Работают только три аптеки, да и магазины закрывают. Даже в крупных [супермаркетах] продуктов сейчас очень и очень мало. Оплату принимают теперь уже не российскими рублями, а гривнами, и курс почти везде упал в четыре раза. А на рынке за рубли ту же картошку или морковку уже вообще не купишь — их не берут. Поэтому свою зарплату, пока мне платят в российских деньгах, стараюсь по максимуму обменять.

С 19 октября оккупационные власти вывозили жителей Херсона и области вглубь подконтрольных РФ территорий. Сначала назначенное Кремлем руководство региона назвало это добровольной эвакуацией, потом принудительной. Среди знакомых Артема так уехала всего пара человек. Остальные, кто тоже решил покинуть город перед наступлением ВСУ, двинулись на подконтрольную Украине территорию или в Европу. Сам он с семьей остается в областном центре.

— Немножко почувствовалось, что какая-то часть людей все-таки выехала. По улицам ходит меньше народу, чем до этого, в окно смотрю — мало освещенных квартир в домах. Может, из-за того, что наши уже рядышком. Люди знают, что русские, выехав, будут обстреливать военных и город. Но не скажу, что совсем критично и машины перестали ездить, — описывает Артем обстановку. — Двух моих знакомых женщин, что согласились на эвакуацию, вывезли в Крым и дальше в Россию. Одна написала, что их устроили там где-то, пообещали выплаты — больше подробностей не рассказывала. Некоторые уехавшие уже сейчас пишут, что это переселение, а никакая не эвакуация.

Гражданские лица перемещенные из оккупированного Россией украинского Херсона, идут от парома к автобусу, направляющемуся в Крым, в городе Олешки, Херсонская область, Украина, 23 октября 2022 года. Фото: Reuters
Жители, эвакуированные из оккупированного Россией Херсона, идут от парома к автобусу в Крым. Олешки, Херсонская область, Украина, 23 октября 2022 года. Фото: Reuters

Мужчина уверен, что и местные назначенные Кремлем чиновники тоже оставили Херсон.

— Ни полиции нет, ни «по гражданке» военных, как раньше они ходили, никого — город пустой. Только изредка их «Урал» или «бобик» проедет. И властей не слышно-не видно. Если сейчас тут поднимутся партизаны, будет жарко, — считает собеседник.

Артем часто слышит «прилеты» по Антоновскому мосту, который идет от города на левый берег Днепра и контролируется российскими военными, и местам на окраинах Херсона, где Вооруженные силы РФ еще могут оставаться.

— По городу Украина не бьет сейчас, а по мосту и переправе постоянно были обстрелы в последние дни, — поясняет он. — Наши где-то близко. Ждем, когда эти [российские военные] отсюда по максимуму выйдут и наши зайдут в город.

Город к появлению украинской армии готовится давно. У Артема с женой — маленький ребенок. Семья уже сложила вещи и купила продукты на время, когда начнется наступление ВСУ или обстрелы со стороны России.

— В подвале — вещи, матрас. Два бака воды, макароны, консервы, закатки, мясо — все у нас есть. Аккумуляторы, фонарики и батарейки заряжены. Главное — чтобы было время спустить все это вниз, когда придется. Пока у нас власти приказали отключить лифты в домах. Не везде это сделали, но наш уже не работает, а мы живем в многоэтажке, высоко — короче, «весело». Больше переживаем, если при боевых действиях отключат полностью свет и газ: ребенку нужно греть еду. Тогда не знаю, как придется справляться. А так, и мы, и многие херсонцы, к этому времени уже приготовились. В магазинах в последние дни все скупали лампы, керосин, фонарики, аккумуляторы. Из тех же аккумуляторов там остались только те, что для машин или мотоциклов. А я себе на всякий случай придумал план: если наши будут наступать и совсем тяжело в городе станет, вывезу семью в Николаев, а сам присоединюсь к ним, — говорит Артем напоследок.