Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Кибервойна, отчет Шойгу Путину и когда закончится война. Сто тридцать первый день войны в Украине
  2. Украина объявила в международный розыск мозырянина, которого подозревают в убийствах в Буче
  3. Иностранных туристов на «Славянский базар» будут пускать в Беларусь без виз
  4. Белорусам, которые прилетают в Россию, больше не нужно предъявлять ПЦР-тест (теперь точно)
  5. В Сочи завели уголовное дело на охранников пляжа, которые жестоко избили самбиста Никиту Гораева. Подозреваемые задержаны
  6. Правительство приняло очередные изменения по посылкам из-за границы. Спросили у таможни, какие сейчас беспошлинные лимиты
  7. Сто тридцать второй день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  8. Лукашенко подписал указ о призыве на срочную военную службу и службу в резерве
  9. Вице-премьер рассказал, сколько долларов Беларусь потратила на борьбу с коронавирусом и когда ждать отечественную вакцину от COVID
  10. «Такой зверь на пляже, просто бы убил там всех». Работники пляжа в Сочи рассказали свою версию конфликта с белорусским самбистом
  11. В Беларуси увеличиваются ставки акцизов на сигареты, кальянный табак и другие табачные изделия
  12. На вторник в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности — ожидаются грозы и жара
  13. СМИ: «Беларуськалий» начал экспорт через порты РФ. Российские конкуренты недовольны
  14. «Мы были и будем с братской Россией». Лукашенко рассказал о своей роли в российской «спецоперации»
  15. Власти Беларуси ввели санкции в отношении компаний с зарубежными акционерами
  16. В Беларуси на понедельник объявлен оранжевый уровень опасности из-за жары
  17. «Отход к Северску позволит украинским силам снизить риск окружения». Главное из сводок штабов на 130-й день войны
  18. Бои за Донбасс, подготовка к штурму Херсона и пущенный под откос бронепоезд. Главное из сводок штабов на 131-й день войны
  19. «Растет количество политиков, считающих, что нужно продолжать бизнес с Россией». Репортаж из кулуаров «исторического саммита» НАТО
  20. Путин обсудил с Шойгу продолжение войны в Украине


Она становилась чемпионкой Беларуси в составе баскетбольного «Горизонта», потом была ассистентом главного тренера сборной Украины. А за месяц до начала войны уроженка Фастова (Киевская область), мама двух дочек Инна Кочубей начала работать в детской академии клуба «Киев Баскет». Но российское вторжение кардинально изменило ее жизнь. Инне пришлось уехать в Канаду. Она стала по-другому относиться к родному языку. А еще узнала, что такое ненависть. Ниже — интервью с украинкой, которая любит белорусов и все еще верит в добро.

Инна Кочубей (по центру). Фото: «Киев Баскет»
Инна Кочубей (в центре). Фото: «Киев Баскет»

«Если бы не дети, то готова была взять автомат»

— Когда решили покинуть Украину?

— Решение далось сложно. Никак не могла найти в себе силы. За все эти почти два месяца, находясь в Украине, надеялась, что война быстро закончится нашей победой. Так и случится, конечно, но нужно больше времени. Чтобы не просто выгнать оккупантов, а загнать их обратно вместе с предводителем в свою преисподнюю.

Спасибо моему мужу Евгению. Он принимал правильные решения, создавал условия, чтобы мы чувствовали себя в безопасности, насколько это возможно. В первый день просидели в бомбоубежище в Киеве. Поздно вечером супруг пришел и сказал, что нужно уезжать. Поехали в мой родной Фастов. Через несколько дней решили двигаться дальше — оккупанты уже бомбили Белую Церковь и зашли в Макаров, а наш город совсем рядом. Мы отправились во Львов. Устроились там, но муж настаивал, чтобы покинули страну и ехали еще дальше. К тому же, собирались лететь к родному брату, который 20 лет живет в Канаде. Раньше я гостила у него по месяцу почти каждый год. В итоге 12 апреля уехали в Польшу, а на следующий день вылетели в Канаду. Так и оказались в Виннипеге.

— Опишите ваше эмоциональное состояние.

— Прекрасно понимаю, что моя миссия как мамы, чтобы дети были в безопасности. Но я настолько тяжело внутри себя переносила весь этот ужас… От беспомощности просто тихо выла. Вслух плакать не можешь — дети все время заглядывают тебе в глаза. Хотя полностью все не скроешь. Через пару недель после начала войны старшая дочка, просыпаясь, каждый раз спрашивала: «Мама, кто победил? Украина или Россия?» Это выбивало из колеи еще больше. А рядом и моя мама в возрасте. И главная задача, повторюсь, — обезопасить их.

Я пережила несколько эмоциональных стадий. На одном этапе четко понимала: если бы не дети, то готова была бы взять автомат и идти защищать страну, расстреливать этих нелюдей. Ведь человек не может творить подобное. Отказываюсь верить! У них нет души, сердца… Никогда не думала, что я настолько патриотична. Хотя на международной арене десять лет подряд защищала флаг своей страны, пела гимн. И внутри откликалось — это было волнительно, ответственно и большая честь! Но относилась к Украине спокойно. Оказалось же, что внутри я самый настоящий нацик, чем очень горжусь.

— Как дела у вашего мужа?

— Евгений работает на стратегическом объекте. Он с начала войны остался в Киеве. Сразу сказал, что будет делать все для победы Украины. Сильно горжусь им и счастлива, что 15 лет назад выбрала лучшего мужа и настоящего мужчину.

Инна Кочубей с мужем и детьми. Фото из личного архива героини
Инна Кочубей с мужем Евгением и детьми Соней и Златой. Фото из личного архива героини

«Стараюсь жить, но это дается тяжело»

— В Виннипеге много украинцев?

— Да, здесь большая диаспора. Она с первых дней войны и митинги устраивает, и все это время помогает фронту. Брат активно принимает участие. Так радостно, когда он приезжает с работы и говорит: «Дрон уже в Чернигове!» Это греет душу, что хоть одного оккупанта удастся уничтожить. Значит, все не зря. В Канаде хорошо, уютно, но не собираюсь здесь долго оставаться. Сейчас как никогда хочется скорее вернуться домой!

— Как проходит ваш обычный день?

— Старшая дочка учится в первом классе. Злате 6,5 лет. У нее занятия онлайн. Помогаю. Раньше со Златой делала уроки бабушка — мама мужа, но сейчас у нее нет связи. Она с дедом под оккупацией — это еще одна наша боль. А младшей Соне два года и один месяц. В любую погоду гуляем, хотя тут лишь совсем недавно сошел последний снег, а сейчас дожди. Вокруг дома, где живет брат, огромное поле для гольфа. И на поляне бегают олени, из нор появляются бобры, белки на деревьях и много гусей. Поэтому всегда есть, что делать: то оленей гоняем, то гусей (смеется). Дни проходят быстро… На выходных выезжаем на рыбалку. Вокруг Виннипега много озер, леса, природа красивая. Стараюсь жить, но это дается тяжело. Бегать начала, спортом занялась — не могу бездельничать. Хочу работать и скучаю по баскетболу.

— Когда вы играли в Беларуси, то о вас отзывались, как об очень светлом и позитивном человеке. Война уже сделала вас другой?

— Я действительно добрый человек, а тут стала впервые ненавидеть. Всех этих нелюдей… Это так ужасно, ведь понимаю, что оно съедает меня изнутри, что я не такая. Всегда помогу человеку, даже если знаю, что он не очень честен по отношению ко мне. Меня так воспитали. Не помню, кто сказал: «Если вы хорошо воспитаны, то вы в опасности, потому что верите, что все люди такие же». Так и есть. Но я все равно за все доброе и светлое.

«Раньше стеснялась говорить на родном языке»

— Самый страшный момент с начала войны?

— В первый день в бомбоубежище еще не было такого страха, как потом. Кушать было невозможно. Я пыталась заставить себя, но не лезло. Каждая тревога в первые три дня выворачивала наизнанку, волной накатывала. Ты вроде контролируешь себя, держишься, но невозможно выдохнуть. Но есть дети, и ты делаешь на автомате многие вещи, которые вроде как отрезвляют.

Потом убили близкого друга… Ирпень, Буча, Гостомель, Мариуполь… Скажите, как это можно спокойно переживать?! И снова сильное горе — убили брата лучшей подруги. Он был в армии… Захлестывает ненависть. Ты понимаешь, что хочешь разорвать всех их в клочья. Всех оккупантов, пришедших на нашу землю, и тех, кто сидит у «зомбо-ящика» …надцать лет и бесхребетно подчиняется одному старому шизофренику. Они слепо верят. Глупые люди. Их умышлено сделали такими. Так же и в Беларуси. Два оторванных от жизни человека, которые давно потеряли связь с реальностью. Как они могут понимать народ? Все это время делали людей рабами — без мозгов, свободы, своего мнения. Я настолько свободолюбивый человек, что никто, в том числе муж, не может посягать на мои границы. А в Беларуси людям затыкают рты: «Сиди дома и молчи. Не высовывайся. Туда не ходи, еще куда-то». Мы все — личности, а не чья-то собственность.

— Ваше отношение к русскому языку изменилось за последнее время?

— Русский у меня был с детства. Заканчивала русскую школу. В университете физкультуры училась на русском, а во втором, в МАУП (Межрегиональная академия управления персоналом), уже на украинском. С мужем дома говорили на русском. Украинский мне очень нравился, но, как и на английском, боялась на нем говорить, чтобы не совершать ошибки. Но понимаю, как это было неправильно. Злата, когда пошла в школу, буквально сразу сказала, что будет общаться на украинском. Мы были только за. Муж на работе тоже давно перешел на украинский. В общем, раньше я стеснялась говорить на родном языке, но сейчас все иначе.

Инна Кочубей. Фото из личного архива героини
БК «Горизонт» — чемпион Беларуси 2011 года. Фото из личного архива Инны Кочубей

«Мы выросли другими, со своим мнением»

— Какие воспоминания остались от выступления за «Горизонт»?

— Хороший сезон. Не все было идеально в игре, но это был хороший опыт, классная команда, условия. И мы стали чемпионами Беларуси, что останется навсегда. Люблю Минск, люблю вспоминать о том периоде. Белорусы — добрый, отзывчивый народ. Классные люди. Многие написали после начала войны и сейчас поддерживают. Таня Троина зовет к себе в Эквадор. Так и должны жить люди на всей планете. Любить друг друга, быть добрыми. Разве это сложно?

Многие украинцы поняли за первые дни войны, что важнее всего в жизни. Сознание перевернулось. Я очень виню себя за то, что была далека от политики. Никогда особо не интересовалась, что происходит. Все поверхностно, а так нельзя. Мы должны знать и отстаивать свои права, язык, страну и так далее. Знаете, в Канаде дети каждый божий день перед началом занятий поют гимн. И это правильно. Кругом «нацисты».

— Что думаете о происходящем в Беларуси в последние два года?

— Рано или поздно это должно было случиться. Потому что советское поколение уже отошло в сторону, когда они что-то решали. Мы выросли другими, со своим мнением, которое должно учитываться. Но, к сожалению, у вас вообще беда с «дедом». Повторюсь, не может президент быть столько времени у власти. Очень надеюсь, что после нашей победы и у белорусов все резко поменяется. Произойдут изменения, как того хотят люди. Свободные люди. Возмущалась, когда на протестах начали сажать, избивать, даже убивать. Когда Лену Левченко задержали, то это был настоящий шок. Человек, который столько лет прославлял страну, оказался вдруг чуть ли не ее предателем. Даже мирным путем, получается, нельзя высказывать свое мнение.

— Что вас мотивирует сейчас и заставляет двигаться вперед?

— Дети. Они придают сил. На данном этапе все ради них! Очень верю, что, как только мы победим, все потихоньку наладится. И будем продолжать делать то, что любим и чем живем.