Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Подоляк: Агрессор не может диктовать условия мира. Особенно через специфических и безрепутационных посредников
  2. В Кремле прокомментировали предложение Лукашенко о перемирии с Украиной
  3. Год назад завершилась пока важнейшая битва войны в Украине — сражение за Киев. Вспоминаем, как оно проходило
  4. Китай в Совбезе ООН призвал страны не размещать ядерное оружие за рубежом
  5. Дональд Трамп, возможно, скоро будет арестован — ему решили официально предъявить уголовное обвинение
  6. Что стоит за воинственной риторикой Лукашенко и зачем Путину новая концепция внешней политики. Главное из сводок
  7. «Могу уже сегодня сказать». Лукашенко заявил, что не верит в успех украинского контрнаступления
  8. «Каждый тезис является лживым». В Верховной раде прокомментировали заявления Лукашенко по Украине
  9. Мошенники все еще пытаются развести белорусов, звонят в том числе уехавшим из страны. Лайфхак, как завершить разговор с ними одной фразой
  10. Россия может отправить в Беларусь 13 тысяч «лишних» призывников, для чего задержали корреспондента WSJ. Главное из сводок
  11. В ГТК пояснили, что с 1 апреля будет с беспошлинными лимитами на ввоз товаров из-за границы и сколько придется заплатить за перевес
  12. Латушко и мужчины из команды НАУ готовы на обмен, предложенный Лукашенко. Но на своих условиях
  13. «Править все равно будет он, а не народ». Эксперты прокомментировали послание Лукашенко белорусскому народу
  14. От ядерного оружия до лавочек в церквях. Лукашенко выступил с посланием народу. Главное
Чытаць па-беларуску


Генеральная прокуратура Беларуси заявила, что во время расследования уголовного дела о геноциде населения Беларуси в годы Великой Отечественной войны дополнительно установила более тысячи полностью либо частично уничтоженных деревень. Это цифра вызывает серьезные сомнения — объясняем почему.

Мемориальный комплекс в Хатыни. Фото: wikipedia.org
Мемориальный комплекс в Хатыни. Фото: wikipedia.org

Создание базы и поиски в нулевые

Еще в конце нулевых в стране началась работа по созданию электронной базы данных «Белорусские деревни, сожженные в годы Великой Отечественной войны». Ее презентация состоялась в 2011-м.

Как отмечал один из авторов проекта архивист Вячеслав Селеменев, на тот момент в базу включили информацию о более чем 5 тысячах деревень, сожженных с их жителями (полностью или частично). Эти данные появились на основе списка, составленного местными органами власти еще в советское время.

Тогда, в 2011-м, Селеменев говорил о 9,2 тысячи сожженных деревень в целом: речь о всех населенных пунктах — как тех, которые сжигали вместе с жителями, так и уничтоженных без массовых убийств. Цифра в 5 тысяч была ее частью.

Но эти сведения было необходимо проверить. Исследователи начали поиск в архивах Беларуси и России, чтобы подтвердить собранную информацию. В 2018 году Селеменев отмечал, что на тот момент в базе имелась информация о 9093 уничтоженных населенных пунктах. На сентябрь 2021 года на сайте базы «Белорусские деревни, сожженные в годы Великой Отечественной войны», который продолжает обновляться, содержалась информация о 9097 пунктах. То есть первоначальные цифры Селеменева практически полностью подтвердились (разница составила 103 деревни).

Немного ранее, в апреле 2021 года, Генпрокуратура возбудила уголовное дело о геноциде белорусского народа. Как утверждается в свежем сообщении ведомства, на тот момент речь шла об уничтожении 9200 белорусских сел и деревень полностью или частично. То есть силовики повторили цифру, названную еще в 2011-м, хотя разница (103 деревни) так и не была учтена.

И вот теперь Генпрокуратура заявляет, что «в рамках расследования уголовного дела прокуроры дополнительно установили более 1000 полностью либо частично уничтоженных деревень, среди которых, по предварительным данным, не менее 35 разделили судьбу Хатыни» (то есть были сожжены полностью вместе с жителями).

Поиски мест захоронений

Что смущает в этом заявлении?

Во-первых, о нем, судя по всему, ничего не знают архивисты. В базе сожженных деревень по-прежнему фигурирует цифра 9097 — с сентября 2021-го она не изменилась.

Фото: скриншот с сайта db.narb.by
Число сожженных деревень в базе данных «Белорусские деревни, сожженные в годы Великой Отечественной войны» — по-прежнему 9097. Фото: скриншот с сайта db.narb.by

Во-вторых, загадка, как на протяжении десятилетий (а Великую Отечественную всегда изучали очень подробно) исследователи сумели найти только 9 тысяч деревень, а за последние полтора года, когда с момента исследуемых событий прошло уже около 80 лет, — сразу тысячу.

Мы решили проанализировать данные, которые публиковала сама прокуратура в ходе расследования уголовного дела. Для этого проанализировали канал ведомства в Telegram. При запросу «геноцид» в нем можно найти 258 результатов. Правда, львиная доля из них связана с политикой и общественной активностью генпрокурора Андрея Шведа.

Но есть среди них и сообщения об обнаружении мест уничтожения мирных жителей:

  • в мае (здесь и далее речь о 2021-м) в деревне Амур Глусского района Могилевской области найдены останки двух детей, позднее перезахороненные;
  • в том же мае останки не менее 170 человек найдены в захоронении около деревни Логоза Логойского района Минской области;
  • в августе раскопки начались в городском пункте Новоельня Дятловского района Гродненской области;
  • в том же августе останки нашли в деревне Заборовно Ушачского района Витебской области, позже их перезахоранивают;
  • в октябре проводятся раскопки в урочище Уручье под Минском;
  • в ноябре место массового захоронения находят в Гомельском районе;
  • в декабре установлено ранее неизвестное место захоронения мирных жителей в агрогородке Путришки Гродненского района;
  • в том же декабре аналогичное место находят в Барановичском районе.

Итого — восемь упомянутых прокуратурой случаев обнаружения мест захоронения за 2021 год.

Вскоре после этого, 13 января 2022-го, начальник управления Генпрокуратуры Валерий Толкачев, руководитель следственной группы по делу о геноциде, сообщил в интервью, что в ходе расследования проведены раскопки в 12 местах массового уничтожения и захоронения, которые ранее не были известны: в Брестской области — 5, Витебской — 1, Гомельской области — 2, Гродненской — 1, Минской — 3.

Утверждать о том, что были найдены именно жертвы геноцида, можно только после того, как пройдут раскопки и будут найдены доказательства (например, признаки пулевых ранений или сожжения тел на останках). Так что между словами «находка» и «раскопки» в интерпретации Толкачева можно ставить знак равенства.

Еще один факт, о котором вероятно говорил в январе Толкачев, — находку в Вилейском районе в сентябре 2021-го — мы нашли на сайте Генпрокуратуры. Итого ведомство упоминало о девяти случаях проведения раскопок. Допустим, о трех случаях Генпрокуратура не сообщила или они прошли мимо нас. Тем не менее показатели близкие: мы нашли девять сообщений о раскопках, Толкачев говорил о двенадцати. От цифры 12 можно отталкиваться и дальше.

Проходит еще три месяца. Все это время о новых находках телеграм-канал ведомства не сообщает. И вдруг 22 марта 2022 года Андрей Швед утверждает, что только в этом году (то есть в 2022-м) выявили 117 новых, ранее неизвестных мест массового уничтожения белорусов. То есть за девять месяцев (с апреля по декабрь) 2021-го сообщалось о 12 находках, за три месяца 2022-го — уже о 117. С чем связан такой резкий рост числа открытий, совершенно непонятно.

Но пойдем дальше. В 2022-м произошло следующее:

  • в мае в деревне Тартаки Барановичского района Брестской области проведены раскопки на месте захоронений;
  • в том же мае установлено новое захоронение мирных граждан в Октябрьском районе Гомельской области;
  • в июне обнаружено второе место массового уничтожения мирных жителей в урочище Уручье;
  • в августе установлено ранее неизвестное место захоронения мирных граждан в деревне Путники Шкловского района Могилевской области;
  • в том же августе прошли первые раскопки на месте массового уничтожения мирных граждан в Урочище Ивановщина Логойского района Минской области;
  • в сентябре в лесном массиве возле деревень Слобода и Бортники в Бешенковичском районе найдено ранее неизвестное место захоронения;
  • в октябре Генпрокуратура сообщила о найденном в Мозырском районе неизвестном месте массового расстрела.

Итого — еще семь мест. Всего (если сложить их с данными о 12 раскопках в 2021-м) — 19. Даже если представить, что все без исключения найденные места расстрелов как-то связаны с сожженными деревнями, до тысячи все еще очень далеко.

На сайте — одна сожженная деревня

Но все же открытие мест массовых расстрелов не обязательно означает, что в этих местах были сожжены деревни — людей могли вывезти в лес для расстрела из других населенных пунктов. Поэтому мы решили поискать в телеграм-канале ведомства сообщения по слову «сожженный» и его вариациям.

Результат нашелся быстро. В ноябре 2021 года прокуратура Гомельской области установила ранее неизвестный населенный пункт, сожженный во время войны. Это деревня Стенька Разин Гомельского района, данные о которой отсутствовали в архиве.

Других результатов не было. Можно предположить, что сотрудник прокуратуры, ответственный за ведение канала, не публиковал в нем все находки, — поэтому попытались найти более подробные сведения на сайте ведомства.

Действительно, несколько случаев на сайте упомянуты. В том же ноябре 2021-го прокуратура Ляховичского района Брестской области нанесла на карту три хутора, уничтоженных нацистами. Также в апреле 2022-го появилась информация о факте уничтожения хутора в Лунинецком районе, где погибли 14 человек.

Российские военные около мемориала в Хатыни. Фото: Sputnik.Беларусь
Российские военные около мемориала в Хатыни. Фото: Sputnik. Беларусь

Проверяя один из фактов, мы случайно нашли упоминание в районной газете Мозыря «Жыццё Палесся» о еще двух уничтоженных нацистами деревнях, которые были обнаружены за время расследования дела о геноциде. Это деревни Ружава и Осиповка в Наровлянском районе Гомельской области. Правда, на сайте Генпрокуратуры такие названия не встречаются. Ружава и Осиповка упоминаются в газете вместе с деревней Стенька Разин — то есть за все время расследования во всей Гомельской области были найдены только три сожженные деревни, о которых ранее не было известно.

Подведем итог. Сама Генпрокуратура сообщила об одной ранее неизвестной сожженной деревне и четырех хуторах. Ее сотрудники по Гомельской области — еще о двух деревнях. Всего получается семь населенных пунктов. Даже если представить, что аналогичные открытия сделали другие региональные прокуратуры, то как максимум можно говорить о нескольких десятках ранее неизвестных населенных пунктов, обнаруженных следствием, но не о сотне и уж тем более не о тысяче.

Можно допустить, что и все места раскопок в 2021-м и 2022-м, о которых упоминала Генпрокуратура, имели отношение к сожженным деревням (хотя это крайне маловероятно). Тогда к семи населенным пунктам можно добавить 19 — итого 26. Допустим даже, что и те 117 деревень, о которых говорил в марте этого года Швед, — тоже реальные (хотя никакой подробной информации о них Генпрокуратура не дала, не озвучивались даже названия). Получим количество в 143 населенных пункта. Какую-то информацию мы могли пропустить, а какую-то могло не публиковать само ведомство (что тоже было бы странно, учитывая внимание властей к этой теме). Но даже это не объясняет, как за последние полгода число обнаруженных сожженных деревень выросло более чем на 800 — то есть в пять с лишним раз.