Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  2. Лукашенко провел кадровые рокировки среди главных идеологов
  3. Пашинян заявил, что ни он, ни какой-либо другой армянский чиновник не посетит Беларусь, пока президентский пост там занимает Лукашенко
  4. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  5. На рынке труда — «шторм». Лукашенко отправил решать проблему нового министра — кто стал главой Минтруда
  6. «Мы не понимаем, при чем здесь Беларусь». Минск отозвал своего посла из Еревана, чтобы разобраться, что происходит в Армении
  7. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  8. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  9. Нацбанк опасается «землетрясения» на валютном рынке, а тут еще пришла «санкционная» новость из России. Усиливает ли это риски для нас?
  10. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  11. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  12. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так


Борьба с белорусской исторической символикой после начала протестов 2020-го доходит до абсурда. В августе того же года в Бресте белоруску задержали из-за сочетания красного и белого цвета на платье, в которое она была одета. Белорусов судили за штаны с бело-красно-белыми лампасами, красно-белые букеты цветов, фотографии с бело-красно-белой пастилой и даже БЧБ-носки. В то же время сочетание белого и красного в одежде — традиционное для белорусов. Именно два этих цвета (и иногда черный) преобладают в белорусском национальном костюме. За такие сочетания не наказывали во времена СССР, более того, в 1944 году белорусские генералы даже чуть не получили бело-красно-белую парадную форму. Вот как это было.

В президиуме Народного собрания. Второй слева — секретарь ЦК КП (б)Б Пантелеймон Пономаренко. Фото: Национальный архив Республики Беларусь
В президиуме Народного собрания. Второй слева — секретарь ЦК КП (б)Б Пантелеймон Пономаренко. Фото: Национальный архив Республики Беларусь

СССР был многонациональным государством, которое декларировало право народов на самоопределение. Уже первая его Конституция 1924 года выглядела как основной закон «мягкой» федерации с обширными полномочиями у союзных республик — вплоть до права свободного выхода из Союза. На практике верховенство Москвы в СССР на протяжении большей части его истории было безусловным. Но в некоторые периоды существования советского государства советские республики действительно получали больше прав. Благодаря этому в 20-х годах прошлого века стала возможной политика белорусизации в БССР (подобные процессы в то время происходили и в других союзных республиках).

Проект бело-красно-белого герба БССР белорусского графика Геннадия Змудинского, 1924 год. Фото: Stealth 007 - Уласная праца, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org
Проект бело-красно-белого герба БССР белорусского графика Геннадия Змудинского, 1924 год. Фото: Stealth 007 — Уласная праца, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org

С начала 1930-х годов настроения в советском руководстве поменялись, началось постепенное сворачивание белорусизации. Однако в 1942 году, через год после нападения Германии на СССР, советское руководство осознало ошибочность своей национальной политики. Для Беларуси это выразилось в подготовке секретарем ЦК КП (б) БССР Пантелеймоном Пономаренко проекта создания отдельной Белорусской армии в составе вооруженных сил СССР, который, впрочем, не был реализован. Но и покрыться толстым слоем нафталина идее создания белорусских вооруженных сил не пришлось.

В октябре 1943 года представители Великобритании, Китая, СССР и США на встрече в Москве договорились в общих чертах о послевоенном устройстве мира. В частности, четвертый пункт Московской декларации предписывал создание международной организации для поддержания мира и безопасности, «основанной на принципе суверенного равенства всех миролюбивых государств», больших и малых. Этот «принцип суверенного равенства», согласно которому любое государство в создаваемой ООН, независимо от его размеров, имеет один голос, для СССР выглядел не особенно выгодно. Кроме Советского Союза, на тот момент в мире лишь две страны можно было отнести к мировой социалистической системе — Монгольскую и Тувинскую Народные Республики, которые вдобавок не были признаны мировым сообществом. Монголия смогла попасть в ООН только в 1961 году, а Тува и вовсе в 1944 году была аннексирована Советским Союзом.

Мириться с ситуацией, в которой СССР располагал бы в авторитетной международной организации лишь одним голосом, стране не хотелось. Советское руководство опасалось, что в таком случае ООН превратится в послевоенном мире в «машину для голосования», в ходе которого СССР всегда будет проигрывать.

И вот здесь Иосифу Сталину пригодился формально федеративный статус советского государства. Был разработан план, согласно которому членами ООН должны были стать все 16 советских республик. Само советское требование было озвучено послом СССР в США Андреем Громыко на конференции в Думбартон-Оксе, которая проходила с 21 августа по 7 октября 1944 года.

Ялтинская конференция, февраль 1945 года. Слева направо: премьер Великобритании Уинстон Черчилль, президент США Франклин Рузвельт, секретарь ЦК ВКП(б) Иосиф Сталин. Фото: Photograph from the Army Signal Corps Collection in the U.S. National Archives, comm
Премьер Великобритании Уинстон Черчилль, президент США Франклин Рузвельт, секретарь ЦК ВКП (б) Иосиф Сталин. Ялта, 1945 год. Фото: Photograph from the Army Signal Corps Collection in the U.S. National Archives

Потребовав для себя 16 голосов, СССР ссылался на опыт доминионов Британского Содружества наций — Канады, Австралии, Новой Зеландии, Южно-Африканского Союза и Ирландии, которые собирались входить в состав ООН как самостоятельных членов. При этом британские доминионы действительно обладали всеми признаками независимых государств (в том числе имели собственные армии) и осуществляли вполне самостоятельную внешнюю политику. Та же Ирландия, например, вообще не участвовала во Второй мировой войне, как это делала ее бывшая метрополия.

Подготовка к этому демаршу Громыко началась загодя. Пытаясь сравнять к конференции в Думбартон-Оксе статус советских республик с положением британских доминионов, Сталин в начале 1944 года устроил «парад суверенитетов» сравнимый с тем, что происходил при распаде СССР в 1991 году. Правда, с одним существенным отличием: никакого реального суверенитета советские республики, конечно, не получили, но обзавелись формальными атрибутами государственности.

В феврале 1944 года в СССР приняли законы «О создании воинских формирований союзных республик» и «О предоставлении союзным республикам полномочий в области внешних отношений». Соответствующие изменения были внесены в конституции самого Союза и его республик. Для советских граждан такие неожиданные изменения в ходе кровопролитной войны объяснялись «успехами в решении национальных вопросов» и «торжеством ленинской национальной политики». Поскольку каждая республика должна была теперь изображать из себя суверенное государство, во всех них были созданы наркоматы (министерства) иностранных дел. А в Украине дело дошло до того, что там появился собственный наркомат обороны.

Этот трюк удался лишь отчасти. Иногда утверждается, что на советское требование Громыко признать членами ООН 16 союзных республик президент США Франклин Рузвельт ответил, что в таком случае в организацию должны вступить и все 48 американских штатов. Так это или нет — но СССР сдал назад, и великим державам удалось прийти к компромиссу. Наряду с самим Советским Союзом членами ООН стали Белорусская и Украинская Советские Социалистические Республики — как наиболее пострадавшие в войне. В 1946 году наркоматы иностранных дел остальных союзных республик расформировали, а вот Беларусь и Украина оказались государствами-основателями ООН и сохранили свою международную субъектность. Пусть и формальную.

В июне 2020 года российских журнал о военной униформе и историческом костюме «Старый цейхгауз» опубликовал статью Александра Степанова о проектах формы одежды для национальных армий союзных республик СССР в 1944 году. В статье приведены эскизы, созданные для этих армий. Но после отказа США и Великобритании принимать в ООН все союзные республики необходимость создавать армии для них отпала. При этом они оказались очень интересным памятником эпохи.

Парадная форма генералов Белорусской (справа) и украинской Советских Социалистических Республик. Проект 1944 года. Изображение: цейхгауз.рф
Парадная форма генералов Белорусской (справа) и Украинской Советских Социалистических Республик. Проект 1944 года. Изображение: цейхгауз.рф

Из сопроводительных документов к описанию формы для войск советских республик видно, что ее созданием занимались не только и не столько тыловики Красной армии. Большая, если не главная роль в этом процессе отводилась ученым — историкам и этнографам. Не удивительно, что в форме отразились элементы народных костюмов титульных наций союзных республик. Особенно ярко это проявилось в форме для высшего командного состава. Белорусские генералы должны были получить белую парадную форму с красными декоративными элементами — за такой наряд в современной Беларуси человек угодит за решетку. Мундир украинских военачальников мог быть расшит на манер украинской вышиванки и дополнялся вышитыми поясами с бахромой — что-то похожее носили казаки. Национальным колоритом отличались предложенные мундиры для армий и других союзных республик.

Проекты военной формы для союзных республик не остались на бумаге. Процесс создания национальных армий был запущен, и вплоть до конференции в Думбартон-Оксе велась активная работа по подготовке общественного мнения к тому, что единая Красная армия в обозримом будущем «распадется» на дружественные формирования союзных республик. Велась эта работа не только военными. В июне 1944 года на базе Музея народов СССР в Москве Наркомат обороны вместе с Наркоматом просвещения даже провели выставку, на которой было представлено как историческое обмундирование, так и только что разработанная военная форма для войск республик Союза. К сожалению, фотографий этой экспозиции не сохранилось.