Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  2. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  3. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  4. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  5. «За время войны в Украине Россия потеряла больше, чем СССР в Афганистане». Главное из сводок штабов на 89-й день войны
  6. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  7. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать
  8. Девяностый день войны в Украине
  9. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  10. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  11. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  12. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  13. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  14. Подорожание ЖКУ, новшество по налогам, обновленная база тунеядцев. Изменения июня
  15. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  16. Заочно могут приговорить и к расстрелу. Кого и за что в Беларуси будут судить «по удаленке»
Чытаць па-беларуску


В своей колонке Юрий Дракохруст рассказывает об исследовании по теме войны, проведенном в Беларуси в марте этого года командой под руководством профессора Андрея Вардомацкого. Это был репрезентативный телефонный опрос 1000 респондентов, предельная ошибка репрезентативности 3%. 

Юрий Дракохруст

Обозреватель белорусской службы «Радио Свобода»

Кандидат физико-математических наук. Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

Белорусы отличаются и от россиян, и от украинцев

Согласно данным исследования, белорусы весьма негативно относятся к вовлечению их страны в войну: две трети опрошенных высказались против использования территории Беларуси российскими войсками для нанесения ударов по Украине, подавляющее большинство (86%) респондентов против участия нашей армии в вооруженном конфликте на стороне России и только 11% за.

Ранее были озвучены данные мартовского опроса Chatham House, согласно которым за прямое участие Беларуси в боевых действиях на стороне РФ высказывались только 3% респондентов.

Но Chatham House опрашивал только горожан и причем онлайн, исследование команды профессора Вардомацкого представляет все население, в том числе и жителей деревни, и неинтернетизованых горожан. Отсюда и различие в результатах.

Прямое участие Беларуси в этой войне и отношение к ней как таковой оказались для белорусского общественного мнения разными сюжетами. Для россиян этого различия нет, их отношение к этому событию — это отношение к войне, которую ведет их страна. Для белорусов ситуация немного иная.

Уничтоженный российский танк в деревне Лукьяновка, Киевской области. Фото: Reuters
Уничтоженный российский танк в деревне Лукьяновка, Киевская область, Украина. Фото: Reuters

На вопрос о вине в войне лишь 24% опрошенных белорусов возлагали ответственность на Россию. Это был относительно самый распространенный ответ. Но немало собирали и иные варианты: 20% — США, 18% — Украина, 12% — НАТО, 2% — ЕС. В сумме на западные государства и институты и Украину возлагали вину за войну 52% опрошенных белорусов.

Впрочем ответы до известной степени зависят от формулировки вопроса. В ответах на вопрос об оценке действий России в войне доля положительных оценок снижается до 43%, доля отрицательных — вырастает вдвое, до 50%, по сравнению с оценками вины.

Стоит отметить, что опрос проводился в марте, до того как стало известно о трагедии Бучи.

Эту последнюю цифру стоит сопоставить с результатами опросов в России об отношении к войне. Там как независимые, так аффилиированные с властями исследовательские центры получили долю поддержки войны в районе 70−80%.

В 2014 году Андрей Вардомацкий ввел понятие «зазора» между уровнями поддержки присоединения Крыма в России и Беларуси. У наших восточных соседей этот уровень тогда составлял около 90%, у нас — 60−65%. Тогда отношение украинцев к присоединению Крыма к РФ было зеркально противоположным отношению россиян, а отношение белорусов — с «зазором» по сравнению с отношением россиян. Теперь этот «зазор» несколько увеличился, но все равно отношение наших соотечественников к войне далеко от отношения украинцев, которые не поддерживают вторжение России практически поголовно.

Кстати, подобный же «зазор» наблюдался в опросах, проводимых с 2014 года, в отношении россиян и белорусов к событиям на Донбассе. И при этом, как и сейчас, при достаточно высокой поддержке белорусами российской позиции в этом вопросе, подавляющее большинство белорусов было категорически против того, чтобы их соотечественники участвовали в боевых действиях на Донбассе на любой стороне.

Похожий «зазор», хотя и меньший по размерам, наблюдался в мартовском 2022 года опросе Вардомацкого и в ответах на вопрос о признании независимости самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Российское признание одобрила половина опрошенных, гипотетическое признание со стороны Беларуси — 40% (44% — не одобрили).

В этом опросе 45% заявили, что сочувствуют в нынешнем конфликте Украине, 21% — России, 23% — и тем, и другим. Впрочем, в российском опросе «Хотят ли русские войны» выяснилось, что и в России самое распространенное отношение к украинцам в этом конфликте это … сочувствие. Причем не только со стороны противников войны, но и со стороны сторонников, мол, сочувствуем, но так получилось, Россия же воюет только с «нацистами».

Центральная часть Мариуполя после захвата российскими военными. Фото: из twitter-аккаунта Игоря Ефремова
Центральная часть Мариуполя после захвата российскими военными. Фото: из twitter-аккаунта Игоря Ефремова

Резко негативное отношение к возможному участию Беларуси в войне и к использованию территории страны для ее ведения не трансформировалось в снижение пророссийских установок. По вопросу о геополитическом выборе Беларуси между союзом с Россией и вступлением в ЕС незначительно — примерно на 3 процентных пункта — выросли доли приверженцев как пророссийского (46%), так и проевропейского (27%) выбора.

Поскольку предельная ошибка репрезентативности не превышает размеров этих изменений, то это означает фактическую неизменность показателей.

Во время презентации профессор Вардомацкий высказал предположение, что дальнейшая динамика этих показателей может быть различной и обрисовал три сценария: поляризация (существенный рост долей приверженцев как пророссийского, так и проевропейского выбора), парциальный откол (тот же процес, но в незначительных размерах) и отход от России без аналогичного прихода к Европе.

Что все это значит?

Подводя итоги можно сказать, что белорусы единодушно выступают против как участия их страны в войне, так и использования территории Беларуси для ведения боевых действий против Украины. Однако это не трансформируется в столь же единодушное отрицательное отношение к российским действиям в Украине и к самой России. Отношение к этой войне самой по себе делит белорусское общество примерно пополам. И этим мы отличаемся как от россиян, так и от украинцев: первые внушительным большинством поддерживают Владимира Путина в этой войне, вторые подавляющим большинством осуждают.

А белорусы — между одними и другими. При этом значительная часть тех, кто поддерживает Россию в войне, против участия в ней своей страны.

Геополитические предпочтения остались на том же уровне. Возможно, эта неизменность объясняется известной инерцией общественного мнения: импульс, порожденный войной и использованием белорусской территории для нее, не дошел ценностного уровня, который определяет геополитический выбор. Как показывает его динамика в опросах профессора Вардомацкого, в 2020 году пророссийские предпочтения падали очень сильно. Но тогда это было обусловлено позицией Кремля в отношении протестов в Беларуси, тогда это касалось белорусов напрямую. А война, в том числе и использование белорусской территории для ее ведения — косвенно.

Эта косвенность отразилась и в ответах на вопрос, является ли Беларусь участником военного конфликта в Украине. 32% опрошенных ответили «да», 63% — «нет». Так сказать, мы — «в домике», это не наша война.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.