Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Похудела, у нее пока что мало сил». Марию Колесникову перевели в колонию и разрешили увидеться с отцом
  2. Вместо политзаключенного Алеся Беляцкого на вручении Нобелевской премии выступит его жена. Туда пригласили и Тихановскую
  3. Дроны бьют по важнейшим авиабазам России вдалеке от границы. Рассказываем, как такое возможно
  4. В Беларуси проверяют систему реагирования на акты терроризма
  5. Помните мальчика-героя Рому, который вынес из огня брата? У его семьи снова сгорел дом
  6. Удары по тыловым российским аэродромам и более 60 сбитых ракет из 70 выпущенных по Украине. Главное из сводок штабов
  7. В Минобороны РФ прокомментировали удары по российским аэродромам и рассказали о массированной атаке по Украине
  8. Шойгу назвал цифру потерь украинской армии в ноябре и заявил о захвате шести населенных пунктов на Донбассе
  9. Испания проиграла Марокко, не реализовав ни одного пенальти. Главное о матчах 1/8 финала футбольного чемпионата мира
  10. Продажи почти всех брендов автомобилей в Беларуси стремятся к нулю. Лишь у одного производителя — резкий рост
  11. Рост недовольства среди белорусских военных, вторая волна мобилизации и авторитет Кремля. Главное из сводок на 287-й день войны
  12. «Я думал — это же земляки, белорусы, как они могут быть такими?» Монологи бывших политзаключенных о том, как людей «лечат» за решеткой
  13. Мария Колесникова рассказала, что в больницу ее привезли с перитонитом
  14. Практически не спала в ШИЗО, теряла сознание. В штабе Бабарико рассказали, что предшествовало госпитализации Колесниковой
  15. Гитлер или Сталин — кто погубил больше жителей Беларуси? Разбираемся в ужасающих цифрах
  16. «Будем создавать политический субъект». «Киберпартизаны» и полк Калиновского объявили о совместной политической деятельности
  17. «Зачем всех вызывают в военкомат?» Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  18. «Нет никакой политики». Министр образования объяснил, что нужно сделать частным школам, чтобы продолжить работу в Беларуси
  19. Для предпринимателей хотят заметно поднять один из основных налогов и ввести другие новшества
  20. «Многодетные и люди в погонах — это наши первоочередники, даже сверхпервоочередники». Лукашенко собрал совещание по жилью для военных
  21. А дышать можно? В УК хотят внести новые дополнения
  22. К захвату объектов в Украине планировали привлечь и белорусов? Британские аналитики рассказали, как Кремль хотел выиграть войну
  23. «Когда началась война, никто из белорусских чиновников не написал». Интервью с главой Ровенской области


Стараниями чиновников в Беларуси снизились цены на некоторые товары. Нередко разница составляет до нескольких рублей. Объясняем, с чем это связано, как долго может продолжаться и какими последствиями грозит.

Снимок носит иллюстративный характер

Почему цены все же стали падать?

Это связано с ограничениями по максимальным торговым надбавкам, которые установили специальным постановлением Совмина. Например, раньше определенный товар магазин покупал у производителя или импортера за 10 рублей и мог установить торговую надбавку в размере 40%. Покупателю этот товар предлагался за 14 рублей. Теперь же Совмин установил потолок по торговой надбавке на 370 товаров. Если наш условный товар входит в этот список, то надбавку надо пересмотреть. Допустим, теперь она может быть не больше 30%. Получается, что покупателю можно продать этот товар за 13 рублей. Так как постановление начало действовать сразу, все магазины срочно начали переписывать ценники по новым правилам.

То есть себестоимость колбасы, томата или шампуня, которые вы видите в магазине дешевле, чем они стоили, например, в начале октября, не снизилась. На заводе на их производство тратят столько же, сколько и раньше, если не больше. На доставку в магазин — тоже, как и на все другие расходы, связанные с работой магазинов. Но теперь маржа, которую устанавливали импортеры и торговля, стала ниже.

Почему этого не сделали раньше?

Потому что стоимость любой продукции имеет свое обоснование. Тот же самый магазин, который устанавливал торговую надбавку в 40% на товар из нашего примера, делал это не потому, что ему так захотелось. Бизнес просчитывает свои расходы — от налогов до зарплат своим сотрудникам. И исходя из этого определяет, сколько добавит к стоимости товара, который выставляет на полки магазина.

Конечно, компании зарабатывают на продаже продуктов. Без этого нет смысла заниматься торговлей. Если бы торговля ничего не имела со своей деятельности, у нас просто-напросто не было бы магазинов. Но не совсем корректно говорить, что торговля, импортеры и производители наживаются на людях. Во-первых, конкуренция ограничивает их в возможности задирать цены. Допустим, условный Иван хочет зарабатывать больше, чем Виктор и Виталий, и устанавливает цену на молоко не 2 рубля, как остальные, а 3. В этом случае покупатели не станут это молоко брать, они пойдут его покупать в магазины конкурентов. А Иван понесет убытки, потому что это молоко скиснет и его придется выбросить. Именно поэтому одни и те же товары стоят в разных магазинах почти одинаково. Во-вторых, в любой стране есть контролирующие органы, которые могут вмешаться в случае нарушения прав потребителя.

Почему бизнес недоволен, он же все равно зарабатывает?

В том и дело, что не зарабатывает. Об этом говорят как представители торговли, так и импортеры с производителями. Александр Лукашенко потребовал «находить способы уменьшения себестоимости и издержек на предприятии». Но частный бизнес в принципе построен так, чтобы был минимум издержек. Сейчас, по словам представителей компаний, которых коснулись введенные ограничения, сокращать расходы остается разве только за счет снижения зарплат и количества работников.

Как мы уже писали выше, бизнес нацелен на то, чтобы зарабатывать. Как наемный работник не будет ходить на работу, где ему не платят (за исключением волонтерства), так и бизнесмены не будут заниматься деятельностью, которая не приносит прибыль. В условиях, когда их дело приносит только убытки, они будут делать непростой выбор. Среди вариантов — закрывать компанию или переносить свою деятельность в другую страну.

В розничной торговле, например, занято больше 600 тысяч человек. То есть падение доходов компаний, их работа в убыток и тем более сокращение штатов или закрытие фирм отразится на довольно большой группе белорусов.

Снимок носит иллюстративный характер

Цены будут держаться долго?

Экономисты считают, что долго сдерживать цены выбранными методами не получится, потому что это обойдется экономике куда дороже. Экономист Дмитрий Крук рассказывал, что ручным способом контролировать абсолютно все цены будет невозможно. А когда компании начнут закрываться, властям придется либо отказываться от ценового суперконтроля, либо постепенно смягчать его.

Постепенно, если с полок магазинов будут пропадать какие-то продукты, властям придется смягчать ограничения по ценам на них. Значит, цены все равно будут расти.

Более того, как говорят импортеры, цены в мире наши чиновники остановить не могут. Если фрукты дорожают в стране, где они растут, значит, к нам на рынок они тоже приходят по новой цене. В этом случае даже при ограниченных максимальных надбавках эти фрукты или овощи в магазине будут стоит дороже, чем раньше. И не только они, ведь в белорусских магазинах почти 40% товаров составляют импортные.

Какими будут последствия таких ограничений?

О некоторых последствиях мы говорили выше. Это, во-первых, снижение ассортимента товаров или даже их дефицит. Уже сейчас в некоторых магазинах заметно сократился ассортимент товаров. По мнению экономистов, угрозы о возврате в 1990-е, которыми Александр Лукашенко пугал белорусов, вполне могут стать реальностью.

Во-вторых, торговля, импортеры и производители будут зарабатывать меньше, значит, люди, которые там работают, могут столкнуться со снижением зарплат и с увольнениями.

В-третьих, меньший уровень заработка и обороты приведут к снижению размеров налоговых выплат. В том числе налога на добавленную стоимость. А налоги — это главная статья доходов бюджета (более 88% от всех поступлений в казну). При этом самую большую часть из них составляет как раз НДС (33,6% от налоговых поступлений). То есть бюджетных денег, которые можно направить на социально важные цели, будет меньше.

В-четвертых, более дорогие товары будут заменяться дешевыми, которые часто оказываются менее качественными. То есть покупатель будет выигрывать в краткосрочной перспективе от того, что цена не растет, но проигрывать из-за падения качества продуктов.

В-пятых, аресты бизнесменов неизбежно отражаются на желании инвестировать. В условиях страха и репрессий, которые добрались и до торговли, вряд ли в Беларуси будут расти и появляться новые компании. На фоне потенциального риска закрытия части фирм, которые окажутся в убытках, это означает уменьшение денег в экономике. А это прямой путь к снижению поступлений в бюджет и падению зарплат.

В-шестых, после отмены сдерживающих мер инфляция резко подскочит. В этом случае она перечеркнет все усилия чиновников по ее сдерживанию.