Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Встает вопрос: зачем работать?» Совмин хочет ввести новые меры поддержки работников на фоне санкций, но Лукашенко раскритиковал идею
  2. Жаловались на жару — вот вам дожди и грозы. На 6 июля объявили оранжевый уровень опасности
  3. «Радио Свобода» опубликовала имена троих белорусов, которые пропали без вести в боях под Лисичанском
  4. Власти Беларуси ввели санкции в отношении компаний с зарубежными акционерами
  5. «Что он, с младенцами под автозаки будет лезть?» Рассказываем о величайшем белорусском футболисте, который просил землю у Лукашенко
  6. «Как зарезать курицу, которая несет золотые яйца». Чем грозят Минску введенные санкции против компаний с зарубежными акционерами
  7. Вместо политического убежища — место на кладбище. Как иностранцы просили защиты в Беларуси и чем это заканчивалось
  8. КГБ добавил в список «террористов» имена трех белорусов
  9. Диверсии в оккупированном Херсоне, насилие с обеих сторон и ключевое сражение за Донбасс. Сто тридцать третий день войны
  10. «Выгнали как паршивца». Олимпийского чемпиона Андрея Арямнова заставили уйти из сборной — мы с ним поговорили
  11. Зеленский про Беларусь, из заключенных в наемники, «высокоточные удары» по городам. Сто тридцать второй день войны в Украине
  12. В Гомеле семьи с детьми, пойманные за пьянством на пляжах, будут ставить в СОП
  13. Удар с той стороны, с которой не ожидали. Казахстан может запретить поставки некоторых товаров в Беларусь и Россию
  14. Угрозы из Беларуси, уничтоженные наемники и принудительная мобилизация. Главное из сводок штабов на 132-й день войны
  15. Совет Республики работает над законопроектом о лишении гражданства живущих за границей белорусов, причастных к экстремизму
  16. «Ботан-тихоня», который не давал себя в обиду. Поговорили с друзьями попавшего в плен «калиновца» Яна Дюрбейко
  17. «Дзякуй Вове Пуціну: каб не ён, зараз бы ўцякалі ад натаўцаў». Поговорили с жителями приграничья о возможном вступлении Беларуси в войну
  18. Зеленский о белорусах: «Нельзя просто молчать и говорить: это не мы, это с нашей территории РФ совершает эти обстрелы»
  19. «Такой зверь на пляже, просто бы убил там всех». Работники пляжа в Сочи рассказали свою версию конфликта с белорусским самбистом
  20. Министр обороны Шойгу — самый популярный политик в России после Путина. Рассказываем историю его удивительной карьеры
  21. Уничтожение командного пункта «Юг», оборона и контратаки, цели Кремля в Украине. Главное из сводок штабов на 133-й день войны
  22. Студентку-отличницу из Кировска, которую КГБ включил в список террористов, отправили в колонию на шесть лет за антивоенный пост


На белорусско-польской границе случилось новое обострение миграционного кризиса. Более двух тысяч иностранцев пытаются попасть на территорию Польши через белорусский лес. Выглядит колонна людей организованной и подготовленной к штурму границы. Кто может иметь к этому отношение, для чего организаторам эскалация миграционного кризиса и какими могут быть последствия, объясняют эксперты.

Что произошло на белорусско-польской границе

8 ноября организованная колонна мигрантов примерно из двух тысяч человек пыталась незаконно попасть в Польшу со стороны Беларуси. Сначала иностранцы шли в сторону пункта пропуска «Брузги», но незадолго до границы то ли по своему решению, то ли под давлением силовиков, свернули в лес, где позже пробовали разрушить забор и попасть на польскую территорию. При этом мигранты признаются, что их конечная точка — Германия.

Польшу ситуация на границе всерьез обеспокоила — Варшава собрала антикризисную команду с участием премьера Моравецкого и глав отраслевых министерств. Пресс-секретарь министра-координатора спецслужб Польши Станислав Жарын назвал это «самой крупной попыткой массового силового вторжения на территорию Польши». А МИД Польши обвинил белорусские власти в стремлении довести ситуацию на границе до смертельных жертв.

Подробнее о том, что произошло на белорусско-польской границе, можно почитать тут.

Попытка давления на Евросоюз

— Мы не знаем всю механику: каким образом мигранты организовались, как начали штурм. Но очевидно, что без ведома белорусских властей это не могло произойти. У нас нет информации, организовывали ли это власти, но участие хотя бы на уровне допущения таких действий с белорусской стороны есть, — комментирует директор «Палітычнай сферы», политолог Андрей Казакевич.

По его мнению, одной из причин обострения ситуации на границе может быть приближение зимы. Ведь с приходом холодов и ухудшением погоды добираться до границы, проходить через нее и тем более жить под открытым небом будет все сложней. В этом случае мигранты сами могли организоваться, чтобы успеть преодолеть границу как можно скорей.

Вторая причина, в случае участия в этом процессе белорусских властей, может быть в попытке оказать давление на западные страны в преддверии принятия Евросоюзом пятого пакета санкций.

— Сверху идет указание «надавить» и кто-то придумывает «гениальный» план организовать мигрантов и сделать показательный штурм границы, чтобы продемонстрировать, какие проблемы может создать миграционный кризис, который с высокой степенью вероятности организован белорусскими властями, — говорит Андрей Казакевич.

Политический аналитик Европейского совета по международным отношениям и экс-дипломат Павел Слюнькин считает, что обострение миграционного кризиса вызвано неудачей в планах белорусских властей вынудить Евросоюз пойти на уступки и переговоры с Александром Лукашенко.

— Так как посыл Минска не вызвал ожидаемой реакции Запада, белорусские власти решили повышать ставки, надеясь, что ЕС уступит, как сделал в случае с Эрдоганом (в отношениях с Турцией предметом торга также были потоки мигрантов — Прим. ред.). Смысл в том, чтобы создавать напряжение, показывать, что ЕС не может эффективно справляться [с миграционным кризисом], работать на разногласия внутри и надеяться, что это в итоге приведет к успеху. То есть с пропорциональным увеличением потока мигрантов, растет вероятность того, что Европейский союз будет раскалываться по этому противоречивому для них вопросу, либо будут углубляться разногласия по поводу санкций и того, необходимо ли пытаться договариваться с Лукашенко, — считает он.

Эксперт подчеркивает, что из публикуемых в интернет видео, становится очевидным, что белорусские власти имеют прямое отношение к ситуации. «Они помогают мигрантам проходить границу: подводят их к ней, регулируют, куда идти, возможно, даже каким-то образом оснащают», — говорит он.

Эксперт обращает внимание и на то, что эскалация происходит незадолго до обещанного принятия Евросоюзом пятого пакета санкций против Беларуси.

— Логика белорусских властей заключается в том, что нужно перед санкциями сработать на разделение позиций.

Провокации вряд ли приведут к вооруженному конфликту

Подобные ситуации, когда организованные группы людей штурмуют границу, могут спровоцировать применение оружия, особенно если мигранты будут более явно и часто использовать камни или другое снаряжение против польских или литовских пограничных служб, отмечает директор «Палітычнай сферы».

— Уже были случаи использования камней. Не исключено, что [мигранты] могут использовать и другие средства, в том числе оружие. Тогда это может спровоцировать применение силы и с одной, и со второй стороны. Тогда последствия будут непредсказуемые. Хотя, мне кажется, это понимают и белорусская, и польская стороны (более того, паритет силы не в пользу Беларуси), поэтому если что-то подобное случится, то обе стороны заинтересованы в деэскалации. Поэтому полномасштабного конфликта не будет. По крайней мере, хотелось бы в это верить, — комментирует Андрей Казакевич.

Ответом Евросоюза будет усиление санкций

Результат обострения ситуации на западной границе для белорусских властей будет обратным от ожидаемого, считает Павел Слюнькин. Ответом на обострение миграционного кризиса станет более быстрое и, возможно, более жесткое решение по пятому пакету санкций.

— Здесь белорусские власти работают против себя: Европейскому союзу станет проще принять новый санкционный пакет. Так было в случае с задержанием Протасевича, когда выход на новый уровень эскалации привел к тому, что европейцы среагировали быстро и жестко. Думаю, сейчас будет примерно то же самое, — комментирует политолог.

В то же время Слюнькин отмечает, что при существенном увеличении масштабов миграционного кризиса у официального Минска могут появиться шансы добиться уступок со стороны ЕС. 

Андрей Казакевич сомневается, что власти смогут добиться своих целей через стратегию силы. Он указывает на то, что силовые методы в последние полтора года позволяли достигать определенных результатов внутри страны, но они не сработают во внешней политике. ЕС видит миграционный кризис как угрозу, следовательно ответной реакцией точно не будет предложение переговоров. То есть этим Александр Лукашенко не сможет заставить страны Евросоюза говорить с собой на равных.

— Скорее, будет ужесточение санкционной политики. А также строительство забора, давление на Беларусь в международном формате, в том числе через страны, из которых приходят мигранты, через международные организации, может быть, и через консультации с Москвой. Мы все понимаем, что она имеет широкий набор механизмов воздействия на белорусские власти, — говорит эксперт.