Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Кибервойна, отчет Шойгу Путину и когда закончится война. Сто тридцать первый день войны в Украине
  2. Власти Беларуси ввели санкции в отношении компаний с зарубежными акционерами
  3. На вторник в Беларуси объявили оранжевый уровень опасности — ожидаются грозы и жара
  4. «Такой зверь на пляже, просто бы убил там всех». Работники пляжа в Сочи рассказали свою версию конфликта с белорусским самбистом
  5. Лукашенко подписал указ о призыве на срочную военную службу и службу в резерве
  6. Путин обсудил с Шойгу продолжение войны в Украине
  7. «Растет количество политиков, считающих, что нужно продолжать бизнес с Россией». Репортаж из кулуаров «исторического саммита» НАТО
  8. «Выгнали как паршивца». Олимпийского чемпиона Андрея Арямнова заставили уйти из сборной — мы с ним поговорили
  9. Зеленский про Беларусь, из заключенных в наемники, «высокоточные удары» по городам. Сто тридцать второй день войны в Украине
  10. Угрозы из Беларуси, уничтоженные наемники и принудительная мобилизация. Главное из сводок штабов на 132-й день войны
  11. В Гомеле семьи с детьми, пойманные за пьянством на пляжах, будут ставить в СОП
  12. СМИ: «Беларуськалий» начал экспорт через порты РФ. Российские конкуренты недовольны
  13. В Сочи завели уголовное дело на охранников пляжа, которые жестоко избили самбиста Никиту Гораева. Подозреваемые задержаны
  14. Белорусам, которые прилетают в Россию, больше не нужно предъявлять ПЦР-тест (теперь точно)
  15. Бои за Донбасс, подготовка к штурму Херсона и пущенный под откос бронепоезд. Главное из сводок штабов на 131-й день войны
  16. Правительство приняло очередные изменения по посылкам из-за границы. Спросили у таможни, какие сейчас беспошлинные лимиты
  17. Студентку-отличницу из Кировска, которую КГБ включил в список террористов, отправили в колонию на шесть лет за антивоенный пост


Власти США предъявили обвинения в сговоре с целью совершения акта воздушного пиратства четырем должностным лицам Беларуси, которые, по их мнению, причастны к инциденту с вынужденной посадкой в Минске самолета авиакомпании Ryanair. Мы почитали обвинительный акт и пересказываем главное.

Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

Обвинение в сговоре с целью авиационного пиратства предъявлено двум белорусским чиновникам и двум сотрудникам спецслужб. Санкция статьи предусматривает наказание от 20 лет лишения свободы и вплоть до пожизненного заключения.

«Высокопоставленные белорусские лица сговорились использовать ложную угрозу о бомбе [на борту], чтобы незаконно изменить маршрут самолета (…) с целью ареста белорусского диссидента [Романа Протасевича]», — указано в пресс-релизе на сайте Министерства юстиции США.

Уточняется, что на борту были четверо граждан Соединенных Штатов, а также более сотни пассажиров из других стран. И что действиями белорусских властей их жизни были поставлены под угрозу.

Обвиняемыми по делу указаны гендиректор «Белаэронавигации» Леонид Чуро, его заместитель Олег Казючиц, а также два офицера спецслужб — имя одного неизвестно, второй фигурирует в документах как «Андрей Анатольевич».

Сторону обвинения представляют сразу несколько человек. Это прокурор Южного округа Нью-Йорка Дэмиан Уильямс, помощник генпрокурора по национальной безопасности Мэтью Дж. Олсен, помощник генпрокурора из уголовного отдела Министерства юстиции Кеннет Полайт-младший, помощник директора нью-йоркского отделения ФБР Майкл Дж. Дрисколл и комиссар Департамента полиции Нью-Йорка Кичант Сьюэлл.

Расследование проводилось на основе доказательств, собранных сотрудниками ФБР — это технические данные о полете, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи.

Дело уже передано на рассмотрение окружному судье Полу А. Энгельмайеру. Вместе с этим на сайте Министерства юстиции США напоминают: лишь суд определит, виновны ли фигуранты. До этого они считаются невиновными.

Представитель стороны обвинения, прокурор Дэмиан Уильямс, отметил, что с самого начала использования пассажирских самолетов страны по всему миру сотрудничают, чтобы обеспечить безопасность полетов.

«Обвиняемые нарушили эти стандарты, изменив направление самолета для достижения ненадлежащей цели — подавления инакомыслия и свободы слова. Благодаря выдающейся работе совместной группы следователей ФБР из отделов по борьбе с терроризмом и контрразведки сегодняшнее обвинительное заключение дает быстрое и публичное объяснение того, что на самом деле произошло с рейсом, — заявил прокурор. — Мы полны решимости привлечь к ответственности ключевых участников шокирующего сговора (…), который не только нарушил международные нормы и уголовное право США, но и потенциально поставил под угрозу жизнь четырех граждан США и множества других невинных пассажиров».

Фото: wikimedia.org
Фото: wikimedia.org

Помощник директора нью-йоркского отдела ФБР Майкл Дрисколл добавил, что следователи пришли к выводу: фигуранты дела разработали тщательно продуманную схему, чтобы вынудить самолет сделать посадку в Минске и арестовать Протасевича.

«В следующий раз пилот, получивший [аналогичный] сигнал бедствия с вышки, может усомниться в подлинности чрезвычайной ситуации, что ставит под угрозу жизнь [пассажиров и экипажа]», — объяснил он.

ФБР: белорусские власти знали об «угрозе» еще до вылета самолета, операцию курировали спецслужбы

В обвинительном заключении следователи прямо указывают, что считают сообщение об угрозе взрыва на борту сфабрикованным властями Беларуси. Те якобы изначально хотели развернуть самолет, чтобы задержать Романа Протасевича и его девушку (они фигурируют в деле как «Лицо-1» и «Лицо-2»).

Гендиректор «Белаэронавигации» Леонид Чуро якобы лично сообщил о ложной угрозе взрыва самолета персоналу минского центра управления воздушным движением. И еще до того, как рейс вообще вылетел из Афин. А позже распорядился, чтобы центр дал указание самолету отклониться от маршрута.

Его заместителя Олега Казючица тоже обвиняют в участии в сговоре. Указано, что он уже позднее дал указания авиадиспетчерским службам фальсифицировать отчеты об инциденте, чтобы «скрыть фабрикацию угрозы взрыва и исключить роль белорусских спецслужб».

В деле фигурируют и два офицера КГБ. Полное имя одного неизвестно, у второго — неизвестна фамилия, только «Андрей Анатольевич».

Безымянный офицер, утверждается, вместе с Чуро участвовал в передаче минскому диспетчерскому пункту ложной угрозы и лично руководил радиосвязью с самолетом, чтобы вынудить рейс развернуться. А также отчитывался о развитии событий своему коллеге Андрею Анатольевичу.

Уточняется, что Чуро и безымянный офицер прибыли в оперативный штаб Минского районного центра управления воздушным движением в 6.45 по UTC (это 9.45 утра по белорусскому времени, тогда как самолет стартовал почти на час позже). Они якобы «специально разработали угрозу», сообщили о ней руководителям центра, а уже те передали указания двум старшим диспетчерам.

Кроме того, указано, что когда самолет еще находился в сопредельном воздушном пространстве Украины, фигуранты дела запретили центру управления воздушным движением уведомлять о якобы существующей угрозе взрыва.

«Это помогло гарантировать, что самолет войдет в воздушное пространство Беларуси, и сговор по получению и осуществлению контроля над рейсом мог быть реализован», — указано в обвинительном заключении.

«Отчеты Андрею Анатольевичу» и разворот не в самый ближайший аэропорт

Отмечается, что самолет, которому потенциально угрожает взрыв, следует направлять в ближайший аэропорт, чтобы сократить время его пребывания в воздухе. Для рейса Ryanair минский аэропорт не был ближайшим, однако по указанию офицера КГБ он был направлен именно туда.

Безымянный сотрудник спецслужб, по данным следователей, оставался в командном пункте центра управления воздушным движением до самого приземления самолета — чтобы убедиться в успешном выполнении операции.

Когда самолет вошел в воздушное пространство Беларуси офицер якобы дал указание старшему авиадиспетчеру, чтобы тот сообщил пилотам об угрозе, причем достаточно убедительно для того, чтобы экипаж развернулся в Минск.

«Например, [безымянный офицер] распорядился, чтобы авиадиспетчер ложно информировал пилотов о том, что угроза для самолета имеет „красный“ уровень — особую и заслуживающую доверия категорию угрозы», — указано в докладе.

По данным следователей, офицер в режиме реального времени отчитывался «своему начальнику в спецслужбах Андрею Анатольевичу». В какой-то момент он даже якобы обеспокоился, что пилоты тянут время и вскоре могут покинуть белорусское воздушное пространство. Но в ответ на «ложную информацию» экипаж все же объявил аварийную ситуацию и приземлился в Минске.

После посадки самолета указанный сотрудник спецслужб покинул диспетчерскую и направился на взлетно-посадочную полосу. Там рейс встретили сотрудники силовых структур. Они были вооружены, одеты в военную камуфляжную форму, их лица были скрыты масками. Офицер КГБ якобы наблюдал за силовиками и контролировал проверку пассажиров. Затем людям приказали сесть в один из нескольких автобусов аэропорта.

В одном из транспортных средств сотрудники попросили «Лицо-1», то есть Романа Протасевича, выйти вперед и представиться, «продемонстрировав, что белорусские власти знали о том, что он находится на борту рейса», подчеркивается в документе.

Протасевича вывели из автобуса, где офицеры в форме снова, уже отдельно от всех, обыскали его на взлетно-посадочной полосе. Затем они вернулись в автобус, вместе со всеми проехали в терминал аэропорта, где молодого человека встретили силовики и отвели куда-то.

Тем временем одна группа пассажиров рейса, включая несколько граждан США и «Лицо-2», то есть Софью Сапегу, были задержаны примерно на три часа. За это время девушку отвели от остальных и задержали, как Протасевича.

В обвинительном акте указывается, что минский аэропорт получил копию письма с угрозой о бомбе на борту примерно в 9.57. Между 9.25 и 9.28 почти аналогичные письма поступили на почтовые ящики аэропортов Литвы, Румынии и Болгарии.

При этом во время связи диспетчера с экипажем (под якобы руководством офицера КГБ) в 9.33 было заявлено, что поступили «массовые сообщения во все аэропорты». Хотя ни один из этих аэропортов на тот момент не сообщал белорусским властям о полученных письмах. По мнению стороны обвинения, это снова указывает на сговор белорусских должностных лиц.

После приземления пассажирам самолета было указано оставаться на борту. Силовики сказали им выходить группами по пять человек. У сотрудников службы безопасности не имелось оборудования для обезвреживания возможного взрывного устройства, а от экипажа потребовали, чтобы как минимум один член оставался на борту, пока идет обыск пассажиров. Вещи людей проверяли возле самолета, причем пассажирам разрешали стоять рядом — это нетипично при такой угрозе.

В США уже выданы ордеры на арест фигурантов?

Сторона обвинения пришла к выводу, что чиновники сразу начали скрывать детали случившегося. Так, на следующий день после инцидента, 24 мая, Леонид Чуро появился на пресс-конференции с другими официальными лицами. Там он якобы ложно заявил, что власти делали все по инструкции и в соответствии с должностными обязанностями. Хотя на самом деле — «знал, что он и его сообщники сфабриковали ложную угрозу». А его заместитель якобы давал поручения белорусским органам управления воздушным движением создать «ложные отчеты об инциденте, (…) чтобы создать впечатление, что угроза взрыва была получена примерно в то же время, когда рейс вошел в воздушное пространство Беларуси, и скрыть тот факт, что [безымянный] офицер присутствовал в диспетчерской и руководил действиями во время разговора с рейсом».

Обвиняемые по делу остаются на свободе, поэтому США «надеется на сотрудничество с иностранными партнерами, чтобы привлечь фигурантов к ответственности».

В электронной версии обвинительного акта имеется отметка от руки «выданы ордера на арест» — возможно, это значит, что фигуранты уже объявлены в розыск США.

Замглавы «Белаэронавигации» Казючиц заявил РИА Новости, что официально его об иске в США не известили. Он считает, что действия Вашингтона могут быть давлением перед рассмотрением отчета ICAO по инциденту и жалобы Минска на санкции.

Что случилось с самолетом Ryanair и как менялись «показания» белорусской стороны?

Напомним, инцидент с посадкой в аэропорту Минска рейса Ryanair под номером FR4978 произошел 23 мая 2021 года. Первоначально говорилось о том, что самолет совершил экстренную посадку, а вскоре стало известно, что причиной стало сообщение о минировании. На борту рейса находились бывший главный редактор телеграм-канала NEXTA Роман Протасевич и его девушка Софья Сапега, которых после посадки задержали.

В минском аэропорту эвакуация пассажиров началась не сразу. Позже они вспоминали, что им пришлось подождать некоторое время перед тем, как покинуть самолет.

Государственные СМИ и провластные телеграм-каналы в тот же день сообщили о том, что пилоты самостоятельно обратились в аэропорт Минска и попросили принять самолет. Информацию якобы сразу же доложили Лукашенко, который разрешил посадку и направил для сопровождения рейса истребитель.

О том, что пилоты сами запросили посадку в Минске, говорила и пресс-секретарь аэропорта Минска Ромина Саматханова. Информацию о том, что самолет сопровождал истребитель Миг-29, подтвердил заместитель командующего ВВС и войсками ПВО Беларуси генерал-майор Андрей Гурцевич.

Уже на следующий день, 24 мая, на телеканале «Беларусь 1» показали отрывок переговоров диспетчера и пилота. Согласно ему, решение сажать самолет в Минске принял экипаж. Однако уже 25 мая Департамент по авиации Беларуси опубликовал на своем сайте полную расшифровку переговоров диспетчера и пилота. Как оказалось, настойчивые рекомендации сажать самолет в Минске передавал белорусский диспетчер, но в материале «Беларусь 1» его слова приписали пилоту.

В отчете Департамента по авиации приводился полный текст письма, которое поступило на адрес [email protected] c электронного адреса protonmail.com: «Мы, солдаты ХАМАС, требуем, чтобы Израиль прекратил огонь в Секторе Газа. Мы требуем, чтобы Европейский Союз отказался от поддержки Израиля в этой войне. Известно, что участники Delphi Economic Forum возвращаются домой рейсом FR4978. В этот самолет заложена бомба. Если вы не выполните наши требования, бомба взорвется 23 мая над Вильнюсом».

В тот же день представитель ХАМАС выступил с опровержением этой информации:

— Это совсем не наши методы. Какие-то подозрительные стороны делают это, чтобы демонизировать ХАМАС и помешать мировым симпатиям к палестинскому народу и его законному сопротивлению, — заявил представитель организации.

А 27 мая представители email-провайдера Proton Technologies AG заявили, что письма с угрозами были отправлены уже после того, как самолет развернулся в аэропорт Минска.

В Департаменте по авиации Беларуси утверждали, что сразу же после того, как самолет вошел в воздушное пространство страны, белорусский диспетчер довел до пилотов информацию об угрозе и самостоятельно порекомендовал совершить посадку на запасной аэродром в Национальном аэропорту Минск. Таким образом, ведомство опровергло первоначальную информацию белорусских властей и СМИ о том, что пилоты сами запросили посадку в Беларуси. В Департаменте по авиации заявили, что экипаж несколько раз уточнял источники получения информации и ему было сообщено, что первичная информация с угрозами поступила в Национальный аэропорт Минск. В Департаменте также утверждали, что пытались дозвониться до представительства авиакомпании Ryanair в Литве, но сделать это не удалось.

Артем Сикорский. Фото: Национальный пресс-центр
Артем Сикорский. Фото: Национальный пресс-центр

27 мая состоялось заседание Совета ICAO, в котором принял участие директор Департамента по авиации Артем Сикорский. Официальная позиция Беларуси заключалась в том, что пилот самостоятельно принял решение сажать самолет в Минске, на него не оказывалось никакого давления. По мнению Сикорского, в Беларуси не знают, почему пилот принял такое решение, ведь аэропорт Вильнюса был ближе. По итогам этого заседания Совет ICAO решил провести полноценное расследование инцидента и призвал все причастные страны к сотрудничеству.

В июне глава Ryanair Майкл О’Лири, выступая в комитете по транспорту Палаты общин парламента Великобритании, заявил, что белорусская сторона оказывала давление на пилота, угрожая ему взрывом в том случае, если самолет войдет в воздушное пространство Литвы. О’Лири сообщил, что пилот просил связать его с операционным центром Ryanair в Варшаве, но диспетчеры ему отказали, заявив, что там никто не отвечает на звонки. По мнению главы Ryanair, на экипаж оказывалось серьезное давление, чтобы он приземлился именно в Минске. «Его не обязывали делать это [сажать самолет в Минске], однако у него не было другой альтернативы», — сказал глава авиакомпании.

16 июня Совет ICAO сообщил, что Беларусь, Польша, Греция, Ирландия, Литва и Швейцария предоставили некоторую информацию для расследования инцидента. Промежуточный отчет расследовательской группы пообещали предоставить примерно 23 июня 2021 года, а полный — осенью. Промежуточный отчет действительно появился спустя несколько дней, а его главным выводом было то, что информации для завершения расследования все еще недостаточно.

Осенью полный отчет тоже не появился, его публикацию перенесли на зиму. В Департаменте по авиации требовали от ICAO предоставить «данные объективного контроля с борта воздушного судна», так как все еще не могли понять, по какой причине пилот решил садиться в Минске.

В декабре стало известно, что Беларусь покинул бывший авиадиспетчер Олег Галегов, работавший в день посадки самолета. Он рассказал польским следователям о том, что это была спецоперация КГБ. Белорусские власти назвали информацию «вбросом». В ответ польская сторона опубликовала аудиозапись переговоров между диспетчером и пилотом посаженного в Минске самолета Ryanair. На записи отчетливо слышен третий голос, который подсказывает диспетчеру как отвечать на тот или иной вопрос пилота.

17 января ICAO выпустила отчет по установлению фактов о посадке в минском аэропорту рейса Ryanair FR4978, на котором летели Роман Протасевич и его девушка Софья Сапега. Доклад был представлен всем 193 государствам-членам организации, включая 36 стран, которые избраны в специальный Совет.

31 января представители Совета ICAO проведут дискуссию на основе выводов доклада и решат, что делать дальше. В этот же день будет рассмотрен запрос Беларуси относительно того, что власти страны считают незаконными ограничения и санкции, которые были введены после инцидента с рейсом Ryainair.