Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  2. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  3. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  4. В «террористическом» списке КГБ — вновь пополнение
  5. «За время войны в Украине Россия потеряла больше, чем СССР в Афганистане». Главное из сводок штабов на 89-й день войны
  6. Заочно могут приговорить и к расстрелу. Кого и за что в Беларуси будут судить «по удаленке»
  7. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  8. Чертова дюжина: «Белнефтехим» объявил об очередном увеличении цен на бензин
  9. «Лукашенко продал за 5 млрд долларов свободу Беларуси». Бывший вице-президент «Газпромбанка» — о переезде в Украину и желании воевать
  10. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  11. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  12. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  13. Год назад в Минске посадили самолет Ryanair с Протасевичем. Рассказываем, что сейчас с главными действующими лицами той истории
  14. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  15. Украинские коллаборанты. Рассказываем об известных украинцах, которые во время войны поддержали Россию
  16. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны


С 1 февраля Литва останавливает транзит калийных удобрений из Беларуси. Последний состав с этим грузом прибудет в страну 31 января в семь вечера по местному времени и будет в порту Клайпеды около полуночи, сообщают литовские медиа со ссылкой на представителя LTG Мантаса Дубаускаса. Разбираемся, как прекращение транзита скажется на белорусской и литовской экономике.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Главный вопрос: Россия поможет или воспользуется моментом занять рынок

В 2020 году «Беларуськалий» произвел 12 млн тонн калийных удобрений. Больше 10 млн тонн из них ушли на экспорт, принеся компании 2,41 млрд долл. Практически весь экспорт шел через Литву, говорит академический директор BEROC (Киев) Катерина Борнукова. Если решение Литвы об остановке транзита калийных удобрений по своей территории начнет действовать, как запланировано, 1 февраля и не будет отменено в ближайшем будущем, то встанет главный вопрос: как грузы «Беларуськалия» дойдут до покупателей.

Александр Лукашенко говорил, что в случае, если Литва перекроет путь для белорусских калийных удобрений, Минск перенаправит их через Россию. «Мы поставим эти объемы, в Мурманске загрузим, это не вопрос. И по Северному морскому пути кратчайшим путем поставим в Китай, это наш основной рынок, и в Индию», — заявлял он в августе 2021 года. А власти Мурманской области к тому времени уже вели переговоры по этому вопросу. Но спустя полгода открытой информации о налаживании перевалки через порты в Мурманске — нет. Zerkalo.io направило запрос властям Мурманской области и в местные порты о том, как продвигается процесс, но ответа не получило.

Катерина Борнукова считает, что какую-то долю калия Беларусь действительно сможет транспортировать через Мурманск. Но это не будут те объемы, с которыми белорусский производитель удобрений привык работать.

— Если сравнить с тем, как Россия заманивала Беларусь скидками на перевозку по железной дороге и перевалку нефтепродуктов, то с калием ситуация складывается иначе, — говорит экономист.

Тому есть комплекс причин, объясняет эксперт. Во-первых, скорее всего в России просто не хватает логистических мощностей, чтобы взять на себя транспортировку таких больших объемов груза.

— Насколько мне известно, «Уралкалий» сам строит терминалы в российских портах, потому что действующих мощностей ему не хватает. Поэтому возникает вопрос, насколько Россия сможет помочь с транзитом белорусского калия. Ведь речь идет об очень больших объемах. Это не те объемы, которые можно перевезти грузовиками или железной дорогой напрямую в Китай. И вопрос не в себестоимости — цены сейчас на рынках такие, что вполне могут ее поглотить — это вопрос пропускных мощностей железной дороги и портов, — продолжает Катерина Борнукова.

Во-вторых, в России находится конкурент «Беларуськалия» — «Уралкалий». В 2020 году предприятие экспортировало примерно столько же калийных удобрений, что и «Беларуськалий». Оно вполне может захотеть воспользоваться моментом, чтобы укрепиться на мировом рынке. Можно вспомнить встречу президента России Владимира Путина с главой российского агрохимического холдинга «Уралхим» (туда входит «Уралкалий») Дмитрием Мазепиным на следующий день после того, как Литва заявила о закрытии своей территории для транзита белорусской соли.

— «Уралкалий» может быть не совсем в фарватере российских политических интересов, преследуя свои. Тем более, что у предприятия могут быть свои контракты с портами, которые занимаются перевалкой, или оно может иметь другие способы контроля над терминалами.

Есть еще один важный момент, влияющий на возможности переориентации потоков на Восток, — россияне боятся открыто сотрудничать с компаниями, которые попадают под американские санкции, говорит экономист.

— Статистика по отраслям, попавшим под санкции закрыта, но судя по тому, что «Нафтан» не перестал работать, мы видим, что туда продолжает поступать нефть. Хотя «Транснефть» отрицает поставки на этот НПЗ. Думаю, что похожая ситуация с «Беларуськалием» и его трейдером «Белорусской калийной кампанией», которые сейчас находятся под санкциями США. Опасения работать с подсанкционными предприятиями может останавливать российские компании от активного или открытого сотрудничества.

Для «Беларуськалия» потери будут ощутимыми, а для всей экономики — нет

Получается, что перспективы продолжить экспортировать привычные для Беларуси объемы калийных удобрений невелики.

— Скорее всего валютная выручка поставится под вопрос. В сочетании с санкциями это наверняка заставит индийские, китайские компании, которые подписывают с нами контракты каждый год, призадуматься: во-первых, по поводу надежности поставок; во-вторых, по поводу рисков, связанных с санкциями. Вероятно, иностранные партнеры станут использовать это для того, чтобы существенно сбить цену, — считает Катерина Борнукова.

Но в пользу «Беларуськалия» играет резкий рост цен на калийные удобрения на мировом рынке. Спотовые цены в декабре превышали 700 долл. за тонну, отмечает экономист. В то время как контракты по белорусскому калию были подписаны по цене 240−270 долл. за тонну.

— То есть цены выросли почти вдвое. Тут есть пространство для торга и покрытия дополнительных транспортных издержек. Но несмотря на все это, остается сомнение, что у Беларуси получится найти транзитный путь, который сможет взять на себя весь объем белорусского экспорта калия. Скорее всего мы увидим меньшие объемы — как минимум в этом году. В результате мы можем потерять примерно один миллиард долларов валютной выручки.

В таких условиях прибыль «Беларуськалия» снизится. А ведь она часто направлялась в бюджетный фонд национального развития. Например, в 2020 году предприятие перевело туда 9 млн руб.

— Значит, этот фонд будет наполняться не так активно, как раньше, и его расходы, которые, видимо, обычно идут на инвестпрограммы, будут осуществляться медленней. Но главное — это занятость и зарплаты шахтеров. Время покажет, насколько глубоким будет спад выпуска. Но если выпуск урежут, например, вполовину, то вполне возможно, что придется задуматься, не сократить ли занятость или не урезать ли зарплаты работникам, чтобы финансы компании не ушли в минус. А поскольку в Солигорске это градообразующее предприятие, то ухудшение его работы может иметь негативный эффект на всю экономику города и района.

При этом макроэкономических эффектов эксперт не видит. В случае продолжения влияния конъюнктуры на белорусский экспорт в целом потеря одного или даже двух миллиардов долларов не станет большим ударом. Но рано или поздно условия, способствующие белорусскому экспортному чуду, начнут сворачиваться. Тогда ситуация будет выглядеть иначе.

Сколько теряет Литва?

Ранее по железной дороге Литвы ежедневно проходило 6−7 поездов, которые перевозили около пяти тысяч тонн удобрений.

LTG Cargo, дочернее предприятие «Литовских железных дорог», в среднем зарабатывало около 60 млн евро в год на перевозке 10 млн тонн грузов «Беларуськалия». Сокращение перевозок белорусских удобрений на 20% и снижение перевозок нефтепродуктов на полмиллиона тонн (нефтепереработка тоже попала под санкции. — Прим. Zerkalo.io) будет иметь значительное воздействие на компанию, говорится в годовом отчете LTG Cargo. «По приблизительным расчетам LTG Cargo, санкции, связанные с удобрениями, приведут к уменьшению ежегодной выручки на 14 млн евро. Потери нефтепродуктов, затронутых санкциями, составят дополнительные 4−5 млн евро», — отмечается в документе. Всего потери железной дороги Литвы могут составить 70 млн евро.

Из-за сокращения перевалки удобрений на 20% (или 2,5 млн тонн) Клайпедский порт недополучит 3 млн евро, а портовые компании лишатся до 11 млн евро доходов, сообщало ранее Министерство коммуникаций и транспорта Литвы. Полная остановка транзита, по грубым подсчетам, может привести к потерям в пять раз выше.

Экономике Литвы это может стоить около 300 млн евро в год.