Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  2. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  3. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  4. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  5. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  6. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  7. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  8. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  9. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны
  10. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  11. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  12. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  13. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  14. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  15. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  16. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  17. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского


Здание одного из самых узнаваемых храмов Беларуси, костела святых Симона и Елены в Минске, могут отобрать у прихожан. Это станет еще одним ударом властей по католической церкви, второй по числу верующих в стране. После 2020 года костел стал одним из объектов давления государства. Рассказываем, как складывались отношения католиков и власти в это время — были и посадки, и оскорбления в адрес ксендзов, и призывы «отойти в сторону».

Осуждение насилия и вмешательство Лукашенко

Ттадеуш Кондрусевич на службе в Гродно, январь 2021 года. Фото: TUT.BY
Тадеуш Кондрусевич на службе в Гродно, январь 2021 года. Фото: TUT.BY

Долгие годы белорусская власть и католическая церковь придерживались относительно друг друга политики нейтралитета. Все изменил 2020 год — после страшных августовских дней, когда за несколько дней были задержаны тысячи человек, а в больницах появились избитые силовиками люди, церковь не смогла промолчать. С осуждением насилия тогда выступили и православные, и католики.

«Глава католической церкви Беларуси молился под стенами следственного изолятора в переулке Окрестина в Минске, что стало символом пыток мирных жителей, не согласных с фальсификацией выборов», — писал о молитве архиепископа Тадеуша Кондрусевича под стенами ИВС на Окрестина портал католической церкви в Беларуси catholic.by 19 августа (цитата по архиву TUT.BY).

Кондрусевич также добился встречи с тогдашним министром внутренних дел Юрием Караевым. На ней митрополит заявил, что «костел решительно выступает против жестокого обращения с людьми, потому что каждый человек — это личность, которая имеет свое достоинство, и это достоинство надо всегда уважать».

Ответ Александра Лукашенко не заставил себя долго ждать. На митинге в Гродно 22 августа он призвал представителей различных конфессий не вмешиваться в вопросы политики: «Меня удивляет позиция наших конфессий. Дорогие мои священнослужители, остепенитесь и займитесь своим делом. В храмы люди должны приходить молиться! Церкви, костелы — не для политики. Туда люди душой должны приходить, как это было всегда. Не идите на поводу у отщепенцев. Вам будет стыдно и позорно за то, какую вы, некоторые, позицию занимаете сейчас. И государство с безразличием на это смотреть не будет».

Уже 25 августа православному митрополиту Минскому и Заславскому Павлу пришлось подать в отставку. Католики, судя по всему, на такую рокировку не согласились.

Более того, 27 августа прошла очередная акция протеста. Во время ее разгона ОМОН заблокировал убегавших людей в Красном костеле, где тогда находились верующие. Кондрусевич резко осудил эти действия. «Выражаю решительный протест против незаконных действий правоохранительных органов, которые по своему назначению призваны защищать основные права граждан, в том числе и право на свободу вероисповедания, а не препятствовать их реализации, гарантированной законодательством Республики Беларусь», — подчеркнул митрополит. Он напомнил, что, согласно Конституции, люди имеют право молиться, беспрепятственно входить в храм и выходить из него.

«Дело Кондрусевича»

Фото: t.me/budslau
Костел в Будславе. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: t.me/budslau

В момент акции у стен Красного костела глава белорусских католиков был в рабочей поездке за границей. 31 августа Кондрусевич, гражданин нашей страны, возвращался на родину, но его попросту не впустили в Беларусь без объяснения причин.

Комментировать эту ситуацию государственные органы отказывались. Лишь на следующий день Александр Лукашенко заявил, что Кондрусевич попал в список невъездных — общий у Беларуси и России. Якобы появилась информация о возможном наличии у него не одного гражданства. Причина выглядела странно: двойное гражданство (позже наличие его у Кондрусевича никто так и не подтвердил) никогда не становилось преградой для въезда в страну.

Реальная причина была в позиции церкви, о чем не постеснялся открыто сказать Лукашенко: «А если ты еще и в политику влез и потащил за собой верующих, католиков, которые прекрасные люди, тогда двойная ответственность». Политик утверждал, что глава белорусской католической церкви «получал определенные задачи в Варшаве». Тогда же Лукашенко заявил, что 27 августа ОМОНовцы якобы защищали тех, кто молился в храме, от толпы митингующих. Разумеется, это было ложью.

Кондрусевич в итоге поселился в приходе Святого Антония в польской Сокулке — примерно в 15 километрах от белорусской границы — и продолжил руководить архиепархией дистанционно.

Бесконечно эта ситуация продолжаться не могла. Тогда в дело вмешались дипломаты. Урегулировать вопрос помог возраст митрополита. Согласно каноническому праву Римско-католического костела, диоцезиальному епископу (им как раз был Кондрусевич), которому исполнилось 75 лет, предлагается подать прошение об отставке. Оно направляется верховному понтифику (то есть папе римскому), который, рассмотрев все обстоятельства, принимает свое решение. В ближайшее время мы вряд ли узнаем, собирался ли Кондрусевич оставаться в своей должности и какие планы относительно него имел костел. Но в результате митрополит еще в изгнании написал прошение об отставке, сославшись как раз на грядущий юбилей.

В итоге в декабре 2020 года Кондрусевич вернулся в Беларусь, а потом ушел в отставку.

«Когда переезжал границу, я попросил водителя остановиться, стал на колени, поблагодарил Бога за возвращение, поцеловал землю. Это моя земля! Я вырос здесь! И никогда я не выступал против Беларуси, всегда охранял ее интересы и буду делать это дальше», — рассказывал он в интервью TUT.BY.

Оценка убийства Романа Бондаренко и «уголовка» против ксендза

Фото: Catholic.by
Юрий Кособуцкий. Фото: Catholic.by

После вынужденного изгнания своего лидера католическая церковь не перевернула страницу. Да и не могла это сделать, поскольку насилие в стране продолжалось. В ноябре после избиения со стороны силовиков погиб Роман Бондаренко. На «Площади перемен» в Минске, где его задержали, белорусы создали мемориал, позже разгромленный. Представители церквей осудили эти действия. В результате Генпрокуратура вынесла предупреждение. Но не разрушившим мемориал людям, а пресс-секретарю Белорусской православной церкви Сергею Лепину и епископу Минско-Могилевской архиепархии Юрию Кособуцкому.

«В заявлениях [которые представители католической и православной церквей разместили в соцсетях] в заведомо безапелляционной агрессивной тональности используются определенные термины и обороты („глумление над портретами убиенного“, „зачем это сатанинское попрание лампад и иконок“ и др.), сознательно повышающие уровень напряженности в обществе, разжигающие ненависть к представителям органов государственной власти, в том числе правоохранительных органов, и, как следствие, вражду в отношении указанных социальных групп населения», — говорилось в сообщении ведомства.

В то время фигурантом уголовного дела стал ксендз из Ляховичей Дмитрий Приступа. Его обвинили в том, что во время августовских протестов в Барановичах он наехал на милиционера. По официальной версии, Приступа «из мести за выполнение служебной деятельности» умышленно совершил наезд на военнослужащего. В результате пострадавший получил «телесные повреждения в виде ушиба нижней трети правого бедра, а также физическую боль». Приступу обвинили по статье 364 — насилие в отношении сотрудника милиции. Ему грозило до шести лет лишения свободы.

По версии родных ксендза, Дмитрий и его знакомая увидели во время прогулки, как из переулка выехал автобус. Транспорт остановился неподалеку, из него выбежали силовики. Молодые люди испугались, что их задержат, сели в машину и попытались уехать, когда к ним подбежали люди в черном с дубинками, жестами приказали остановиться. Дмитрий приостановился, услышал звуки ударов по машине, испугался, нажал на педаль газа и выкрутил руль, чтобы отъехать. Был ли наезд — он и сам не знает.

Приступа смог уехать в Польшу.

Ответ на «Магутны Божа» — карикатура со свастикой

Следующий этап борьбы оказался связан с гимном «Магутны Божа». Стихотворение с таким названием написала в 1943 году поэтесса Наталья Арсеньева. В 1947-м композитор Николай Ровенский написал к нему музыку. Его активно исполняли белорусские эмигранты, а в середине 1990-х оно даже могло стать гимном Беларуси — по крайней мере, парламент рассматривал такой вариант. В 2020-м «Магутны Божа» окончательно закрепился в сознании многих белорусов как духовный гимн нашей страны. Его часто исполняли во время богослужений.

Но в октябре 2020-го православный митрополит Вениамин во время визита в Гродно заявил, что исполнять его не надо: «И раньше в беседе со священнослужителями я обращал внимание, что не нужно исполнять песнопение светского характера, которое разделяет наше общество. Хотя оно имеет духовную окраску. Но тем не менее кто-то радуется исполнению этого песнопения, а кто-то скорбит. У нас достаточно других песнопений, которые не разделяют, а объединяют наше общество, наши приходы. И забота каждого настоятеля должна быть об этом».

К самому тексту, кажется, ни у кого претензий не было. Претензии пропагандистов имелись к родным Арсеньевой: ее муж Франтишек Кушель был лидером Белорусской краевой обороны — коллаборационистского военного образования, созданного на территории оккупированной немцами Беларуси 23 февраля 1944 года. Но с Арсеньевой и самим текстом, который был написан за год до появления БКА, оно никак не связано.

2021-й объявили в стране Годом народного единства. В планы мероприятий внесли всебелорусскую молитву «За Беларусь!». Отказаться священники не могли. Но это стало для некоторых поводом проявить свою позицию. Тем более что после высказываний митрополита Вениамина православные священники перестали исполнять «Магутны Божа». Но католические — нет.

Костел попросил ксендзов включить в молитву призыв за единство и мир в Беларуси, а в конце мессы исполнить гимн «Магутны Божа», «у якім будзем прасіць Усемагутнага Бога, каб захаваў нас і наш край ад усяго злога».

«Последнее время наши средства массовой информации все больше распространяют факты о том, что в костелах хотят помолиться (завтра, не то сегодня) под „Магутны Божа“. Смотрите, нарветесь», — заявил 2 июля Лукашенко, выступая на торжественном собрании по случаю Дня независимости.

Католики ослушались. В результате 4 июля в Минскую архикафедру пришли сотрудники милиции с претензией, что нарушена норма законодательства о молитве. Как написал в ответ на своей странице в Facebook Юрий Кособуцкий, «на сённяшні дзень гэты гімн стаў малітвай, якая выкарыстоўваецца ў набажэнствах каталікоў, праваслаўных, пратэстантаў, а таксама апошнім часам гэты гімн спяваюць людзі, якія не атаесамляюць сябе з ніякай рэлігіяй. Гімн „Магутны Божа“ гэта перш за ўсё малітва за нашу Бацькаўшчыну і за наш народ».

Еще более резонансный удар власти нанесли 7 сентября 2021 года. Тогда государственная газета «Мінская праўда» вышла с первой полосой, где была опубликована карикатура. На ней высмеивались представители католической церкви и ее прихожане. На рисунке представитель католической церкви исполняет гимн «Магутны Божа», на его сутане — свастика.

Фото: сайт belkiosk.by
Первая полоса газеты от 7 сентября 2021 года. Фото: сайт belkiosk.by

Позицию белорусского католического епископата высказал председатель Комиссии по вопросам католического образования и катехизации при Конференции католических епископов Беларуси епископ Александр Яшевский. Он отметил, что Римско-католическая церковь в Беларуси однозначно осуждает публикацию в «Мінскай праўдзе».

«Падобныя артыкулы не спрыяюць супакою і згодзе ў нашым грамадзтве. Прабач ім, Божа, бо не ведаюць, што робяць…» — написал на своей странице в Facebook Юрий Кособуцкий.

В тот момент власти, кажется, решили, что действительно перегнули палку. 9 сентября Апостольский нунций в Беларуси, архиепископ Анте Йозич встретился с главой белорусского МИД Владимиром Макеем. Последний заявил, что официальные подходы в отношении Римско-католической церкви в Беларуси остаются незыблемыми, а разжигание религиозной нетерпимости недопустимо.

После этого 10 сентября на имя председателя Конференции католических епископов Беларуси бискупа Олега Буткевича пришло письмо. В нем уполномоченный по делам религии и национальностей Александр Румак подчеркнул, что данная публикация не отражает официальную позицию государства в отношении Римско-католической церкви в Беларуси. По словам Румака, такие публикации не способствуют поддержанию межконфессионального мира и согласия в стране. Отождествление автором личной оценки деятельности отдельных католических священников со всей Римско-католической церковью в Беларуси, по его словам, недопустимо. Министерство информации письменно уведомило «Мінскую праўду» о недопустимости таких публикаций.

Репрессии против ксендзов

Вячеслав Барок. Фото: TUT.BY

Но от репрессий в отношении костела белорусская власть не отказалась. В середине лета 2021-го из страны из-за перспективы уголовного преследования уехал ксендз Вячеслав Барок, служивший в Россонах.

В марте 2022-го страну пришлось покинуть ксендзу Анджею Бульчаку, гражданину Польши, служившему в Поставах. Задним числом ему присудили штраф в 960 рублей за распространение «экстремистских материалов».

В том же марте 2022-го задержали Александра Барана из Лынтупов. Ему присудили 10 суток ареста, но освободили спустя 8 дней. Ксендза обвинили по статье 24.23 (разместил в соцсетях флаг Украины и бело-красно-белый флаг) и по статье 19.11 (за лайки под публикациями каналов, которые позднее признали экстремистскими). В августе его задержали снова и в этом раз дали 17 суток по статье 24.23.

В апреле ксендза Игоря Лашука из Столбцов оштрафовали на 960 рублей за распространение экстремистских материлов.

В том же апреле задерживали ксендза Андрея Кевлича из Горок — поводом стал репост из «экстремисткого» канала.

В июле ксендз Евгений Учкуронис из Сморгони получил штраф в 640 рублей за хранение «экстремистских материалов».

В июле 2022 года ГУБОПиК задержал витебского ксензда Андрея Ващука. Над ним состоялся первый суд (по статье 24.23), затем — второй, уже по статье 19.11. Итогом стали 30 суток ареста. После освобождения ксендз покинул Беларусь. В костеле Святого Духа, где он служил, прошел обыск. Третий суд над Ващуком — за размещение в интернете свастики в карикатурном виде — прошел в сентябре уже в его отсутствие. Ему назначили штраф в 320 рублей.

Обо всех этих задержаниях сообщал правозащитный центр «Весна». Возможно, в реальности таких случаев было даже больше. Как видно, репрессии чаще всего были адресованы священникам региональных белорусских городов (за исключением Витебска) — все они пользовались авторитетом у верующих. Целью властей было ослабить популярность католической церкви и подавить в ней протестные настроение. Судя по количеству задержаний, это не удалось.

Возможное закрытие Красного костела — далеко не единственный удар по белорусской католической церкви в эти дни. Также власти закрыли в Минске школу в католическом Христианском социальном центре. В Глубоком задержали фотографа и журналиста издания «Каталіцкі веснік» Леонида Юрика.

Что же происходит?

Чем объясняется такая политика? Ведь реквизиция Красного костела, если она случится, станет самым мощным ударом белорусских властей против католической церкви. Это вернет церковь в советские времена, когда в здании костела находился Дом кино, а верующие не могли молиться в его стенах. Симпатии к власти со стороны прихожан это решение не добавит ни при каких обстоятельствах.

Конечно, одна из причин — протест церкви против репрессий и насилия, не прекращающихся с 2020 года. Но есть еще одно обстоятельство: в общем понимании роли церкви в обществе.

«Сегодня церковь в Беларуси превратилась в один из оплотов нашего государства, который обеспечивает вместе с другими заинтересованными органами власти и организациями баланс нашего общества, — отметил Лукашенко в 2016-м. — Церковь и наши священнослужители, как никто в мире, многое сделали для мира и стабильности в нашем государстве. Так где наша церковь? Конечно, в государстве».

В понимании властей баланс нарушен. Поэтому Лукашенко хочет работать только с лояльными ему священнослужителями. А церковь переместить в ту систему координат, в которой она не будет представлять для него и его власти никакой угрозы.