Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Украине задержали белоруса — бывшего афганца. Его обвиняют в передаче информации КГБ Беларуси
  2. Минобразования: Результаты первого ЦЭ пересчитали по новой методике
  3. Зеленский: Украина готова к контрнаступлению
  4. «Это были непростые несколько дней». Соболенко заявила, что «не чувствовала себя в безопасности», когда ее спросили о войне и Лукашенко
  5. Что стоит за конфликтом между Пригожиным и чеченскими командирами, ДРГ под Луганском, российский паспорт или депортация. Главное из сводок
  6. Участники «заговора» в тюрьмах уже более 20 лет, что с ними — никому не известно. Как диктатор 20 лет назад расправился с оппозицией
  7. Россия нанесла по Киеву комбинированный удар — шестой за шесть дней
  8. «Причин не поясняют». В BYPOL рассказали, что из-за проверок на границе некоторых белорусов не пустили в страну

опубликовано: 
обновлено: 

«Не поддерживал войну, в разговорах с офицерами и солдатами рассказывал про реальную ситуацию», — так отзывается о подполковнике Антоне Черемных один из его бывших сослуживцев. Мужчину задержали еще в начале января 2023 года, но известно об этом стало только сегодня. По информации правозащитников, военного обвиняют в «измене государству». Поговорили о задержанном военном с его бывшими сослуживцами.

Антон Черемных. Фото: Елизавета Голод, "Звязда"
Антон Черемных. Фото: Елизавета Голод, «Звязда»

Имена собеседников изменены в целях безопасности, их данные есть в редакции.

Изначально в этом материале мы указали, что Антону Черемных может грозить смертная казнь. Это не так, приносим читателям свои извинения. О возможном наказании — в конце этого текста.

«Антон вообще не похож на типичного военного»

Антону Черемных около 40 лет, задержанный подполковник — потомственный военный. Об этом нам рассказал бывший сослуживец Черемных Игорь, который продолжал общаться с Антоном и после своего ухода со службы. Отец Антона, Олег Черемных, служил в Афганистане и пользовался уважением среди белорусских «афганцев» (мужчины не стало в конце 2020 года). Соответственно, рассказывает Игорь, возможности выбирать профессию у Антона практически не было, он пошел по стопам отца. В 2000 году поступил в Военную академию на общевойсковой факультет, закончил его по специальности «морально-психологическое обеспечение воинской деятельности». После окончания академии служил в 120-й механизированной бригаде в Минске.

— Внешне Антон вообще не похож на типичного военного: невысокий, достаточно щупленький, не какой-то амбал. Но с высокими волевыми качествами: всегда добивался своего, сжав зубы. Он порядочный, человек слова: если что-то обещал, всегда выполнял. К тому же интеллектуальный, умный, начитанный, — описывает Игорь своего знакомого. — Антон вообще мягкий, бесконфликтный человек. Его любят солдаты, к нему приходят, общаются. А он старается сделать так, чтобы солдатам было комфортно в армии. Потому что это всегда стресс, особенно для 18−19-летнего человека. Конечно, можно всех заставить жить по уставу, а можно постараться организовать службу так, чтобы она была наиболее комфортной, чтобы солдаты понимали, зачем они там находятся. И вот Антон как раз из таких офицеров.

Про взгляды Черемных на политическую ситуацию собеседник говорит немного, но упоминает, что в 2020 году тот подписывался за альтернативного кандидата. А еще мог дискутировать со своими коллегами, имевшими другую точку зрения. К тому же Игорь подчеркивает, что должность, на которой служил офицер, не влияла на его политические взгляды. Дело в том, что мужчина учился на военного психолога, а в конце 2000-х должность «заместитель по морально-психологическому обеспечению» заменили на «заместитель по идеологической подготовке». И в одночасье военные психологи (в том числе и Антон) превратились в замполитов.

«Своей позиции по поводу войны он не скрывал»

— После событий 2020 года он собирался уходить из армии, ждал, когда закончится контракт. Кажется, это должно было быть этим летом, — рассказывает Игорь. — Военные не уходят раньше окончания контракта, потому что в таком случае должны выплачивать достаточно большую сумму, у Антона выходило где-то 4−5 тысяч рублей. Это связано с тем, что, когда они подписывают соглашение, им выплачивают большую премию, а при досрочном расторжении контракта ее нужно вернуть государству. А белорусские военные — люди небогатые, и в один момент найти столько денег им сложно. Плюс надо понимать, что он был в армии 20 лет и уходить в никуда «на гражданку» достаточно непросто. Поэтому Антон решил, что спокойно дослужит до конца контракта. Хотя я его отговаривал, еще раньше говорил, что надо уходить.

Игорь продолжает: звоночки о том, что его бывшему сослуживцу все сложнее оставаться в армии, были давно. Например, некоторых его коллег вынуждали уволиться из-за тех же подписей, создавали максимально сложные условия службы. Да и на самого мужчину смотрели косо. А после начала полномасштабного вторжения России в Украину, когда Черемных не скрывал своей антивоенной позиции, его и вовсе перевели из Минска, где у него семья, в Боровку в Лепельском районе, где дислоцируется 231-я артиллерийская бригада.

Мероприятия, посвященные началу учебного года в воинских частях Беларуси. Фото: пресс-служба Минобороны РБ
Мероприятия, посвященные началу учебного года в воинских частях Беларуси. Фото: пресс-служба Минобороны Республики Беларусь

— Все это делалось для того, чтобы ему было максимально некомфортно и он сам ушел. Потому что формально его уволить не за что — он хороший офицер, у него в части все в порядке. Антон переживал из-за этого, но уже настроился на уход. К тому же у него есть стержень, и хотя было непросто, он к этому относился по-философски и видел «свет в конце тоннеля», планировал, что будет делать после окончания контракта, — говорит собеседник. — Своей позиции по поводу войны он не скрывал. Рассказывал, что не хотел пересказывать солдатам пророссийские тезисы пропаганды, потому что знал, что это неправда. Войну в Украине Антон вообще воспринимал очень близко к сердцу, так как бывал в Киеве.

Черемных арестовали еще 6 января, рассказывает Игорь. Подробностей собеседник не знает, но по его информации, все это произошло в Боровке, пока подполковник был на службе. Изначально, по информации Игоря, речь шла о ст. 130 УК (Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни). Но сегодня правозащитники сообщили, что Антона обвиняют по ст. 356 УК (Измена государству).

— Что касается государственной измены — на 100% уверен, что Антон ни с какой иностранной разведкой не сотрудничал. Возможно, основанием для обвинений стали какие-то беседы или переписка в соцсетях или мессенджерах, — предполагает Игорь. — Вообще Антон хороший семьянин: у него жена и двое несовершеннолетних детей, он о них всегда тепло отзывался.

«Ходили слухи, что он поддерживал протест»

Еще один бывший военный, Олег, служил в одной части с Антоном Черемных в 2020−21 годах. Близко с задержанным мужчиной он знаком не был, но общее впечатление сложилось. Так, Олег говорит об Антоне как об интеллигентном, образованном человеке, с грамотно поставленной речью. И подтверждает: к детям Черемных относится тепло, даже как-то рассказывал, что готовит какие-то десерты, потому что им это очень нравится.

Смотр готовности в 38-й Брестской отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригаде. Фото: пресс-служба Минобороны РБ (t.me/modmilby)
Смотр готовности в 38-й Брестской отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригаде. Фото: пресс-служба Минобороны Республики Беларусь

— Ориентировочно в июне — июле 2021 года он получил звание подполковника. После этого он стал более жестким, более требовательным к офицерам и личному составу. Например, если какой-то солдат его не заметил и не отдал воинское приветствие, то потом доставалось командирам этого солдата и т.д., — объясняет собеседник.

В отличие от Игоря, Олег рассказывает, что солдаты задержанного подполковника не очень любили. Знали, что тот строго следит за распорядком дня, воспринимали дни с ним как «соковыжималку».

— Но в неформальной обстановке это приятный в общении человек, мог грамотно и интересно подавать информацию. Правда, он казался лояльным нынешней власти. Я помню случай, когда перед присягой, которую можно произносить на двух языках, он сказал младшим командирам подавать информацию о тех солдатах, которые собираются принимать присягу на белорусском языке. Значительно позже я узнал, что еще в мое время про него ходили слухи, что он поддерживал протестное движение. Но лично я не слышал этого.

Как уточнил Игорь, информация о языке присяги может собираться для того, чтобы в нужный момент под рукой оказались экземпляры текста на белорусском или русском.

Какое наказание может грозить Антону Черемных

В настоящее время по ч. 2 ст. 356 (измена государству, совершенная должностным лицом, занимающим ответственное положение, или лицом, на которое распространяется статус военнослужащего) УК Беларуси грозит ответственность на срок от 10 до 20 лет лишения свободы.

Недавно власти Беларуси внесли специальные правки в уголовное законодательство, которые на днях вступают в силу. За госизмену должностным лицам, занимающее ответственное положение или государственную должность, грозит от 10 до 20 лет лишения свободы, или пожизненное заключение, или смертная казнь. Такая же санкция будет применяться и к тем обвиняемым, на которых распространяется статус военнослужащего. Ранее, напомним, высшая мера наказания за госизмену чиновникам и военным не грозила.

Однако отметим, что Антону Черемных смертная казнь не грозит, поскольку закон применяется на момент совершения преступления, а не на момент задержания, предъявления обвинения или вынесения приговора.