Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  2. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  3. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  4. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну
  5. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  6. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  7. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  8. Путин хочет создать коалицию стран, которую будет позиционировать как альтернативу НАТО. Вот на кого, кроме Северной Кореи, он рассчитывает
  9. Доминирование Испании, недобор Англии. Обзор игрового дня на футбольном Евро
  10. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  11. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
Чытаць па-беларуску


Андрей занимается пассажирскими перевозками уже 10 лет. Работает водителем рейсового автобуса в польской частной компании. Пять дней в неделю возит людей по двум направлениям: Брест — Бяла-Подляска — Брест и Брест — Варшава — Брест. Поговорили с ним о том, как менялась ситуация на погранпунктах, о допросах, людях в штатском и перспективах полного закрытия границы с Польшей.

Центральный автовокзал в Минске. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY
Центральный автовокзал в Минске. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Имя собеседника изменено в целях безопасности. Его данные есть в редакции.

«Хорошее время — 4 часа на всю границу. Но иногда и 12 часов простоишь»

— С февраля весь пассажирский транспорт едет в Польшу через пункт пропуска «Брест — Тересполь». Сильно увеличились очереди?

— Да, стало больше людей и транспорта. Очень много машин с гродненскими, витебскими и минскими номерами. Гродненский автопарк перестроил свои маршруты — многие ездят через Брест.

— Сколько в среднем автобус проходит белорусско-польскую границу в последнее время?

— Очень по-разному. Хорошее время — 4 часа на всю границу. Но иногда и 12 часов простоишь, просто потому что именно в этот момент съехалось много автобусов и автомобилей.

— Сейчас белорусам не так просто получить визы в европейские страны. Стало меньше людей на рейсах?

— Людей хватает. Автобусы в среднем заполняются на 50%. Это нормальный результат.

— Что это за люди? Туристы, студенты или те, кто уезжает из Беларуси с концами?

—  85−90% наших пассажиров — белорусы, которые едут в Польшу на заработки или учебу. Я проверяю документы людей перед посадкой на рейс и вижу очень много рабочих виз.

Из Польши сейчас возвращается много студентов-белорусов — видимо, учебный год подошел к концу. До 50% загрузки автобуса.

Иногда на рейс садятся туристы, которые отдыхали где-то, прилетели в Варшаву, а из нее уже едут в Беларусь на автобусе. Самолеты ведь не летают. Но туристов не очень много.

— Поляки ездят в Беларусь?

— Крайне редко. Встречал разве что дальнобойщиков, которые по какой-то причине оставили фуры в Бресте и возвращались за ними.

— Когда вы заметили, что на погранпунктах происходит что-то необычное: усиленные проверки, люди в штатском?

— На самом деле все началось еще в 2020 году. Границы еще были закрыты из-за пандемии, но движение через погранпункты все равно сохранялось. Уже тогда и появились люди в штатском. Проверяли багаж, допрашивали людей.

Особенно их интересовало, сколько денег вывозит человек из Беларуси. Если больше 2,5−3 тысяч долларов — уводили на беседу. Спрашивали, откуда такая сумма, куда и для чего ее везут. Такие выборочные проверки и продолжались эти годы.

Все ужесточилось после подрыва военного самолета в Мачулищах в марте. Людей в штатском на границе стало гораздо больше.

— Вы понимаете, сотрудники каких органов работают на границе в штатском? КГБ, ГУБОПиК, СК? Возможно, они представлялись кому-то из пассажиров?

— Точно не знаю. Мое личное мнение: это не КГБ. Предполагаю, что ГУБОПиК.

— Почему вы так думаете?

— Не знаю, манера общения у них такая… У чекистов какое-то чувство такта есть. Могут хотя бы удостоверение в закрытом виде показать. А эти никогда не представляются. Все им должны как будто.

— Вы общаетесь с пограничниками? Как они относятся к ситуации?

— У меня нет друзей-пограничников. Так, перекинешься парой слов, пока оформляешь документы. Они считают, что все нормально. Говорят: «Усиление границы, прислали нам помощь».

— На каком этапе прохождения границы обычно появляются люди в штатском?

— Обычно это происходит так. Пограничник проверяет паспорта пассажиров, в его компьютере что-то высвечивается, и он подзывает человека в штатском. Подозрительного пассажира уводят на допрос.

— Допросы всегда выборочные? Или были случаи, когда допрашивали целый автобус?

— Нет, всегда выборочно: несколько человек с рейса могут вызвать интерес, их уводят на допрос.

— Как часто такое случается?

— Ежедневно. Последние недели на выезде из Беларуси контроль ослаб. Но на въезде в Беларусь все строго. Из каждого автобуса несколько человек вызывают на допрос и проверку телефонов. Среди них много украинцев. У них выясняют, зачем они едут в Беларусь.

Очередь из автобусов на въезд в Польшу. Март 2023 года. Фото: Onliner.by
Очередь из автобусов на въезд в Польшу. Март 2023 года. Фото: Onliner.by

«Подошел к пограничникам узнать, что с пассажирами. Те сказали, что людей можно не ждать, они не вернутся»

— Много украинцев ездит на ваших автобусах из Польши?

— Хватает. В основном молодые люди с украинскими биометрическими паспортами. Некоторые из них едут в оккупированную часть Восточной Украины. Видимо, там у них остались дом, имущество. Через линию фронта проехать нельзя, поэтому двигаются в обход — через Польшу и Беларусь.

— К украинцам, которые живут в Беларуси, тоже особый интерес?

— К украинцам с белорусским ВНЖ обычно вопросов не возникает. Я не видел, чтобы их забирали на разговор из автобуса (на самом деле украинцев с белорусским ВНЖ тоже иногда допрашивают на границе. — Прим. ред.).

— Кто еще, по вашим наблюдениям, в зоне риска?

— Люди, которые попадали по административным статьям в 2020 году. Они в какой-то базе данных (скорее всего, пограничники сверяются с базой данных «Беспорядки», куда попадают люди, которых задерживали по «протестным» статьям. — Прим. ред.).

— Как пограничники реагируют, если видят у пассажира иностранный ВНЖ?

— ВНЖ просят показать и сканируют. Сверхъестественного пристрастия к таким людям нет. Такой закономерности, чтобы обладателей ВНЖ отправляли на допрос, я не заметил (в погранпунктах проверку ВНЖ объясняют новыми «внутренними правилами», известно о случаях, когда людей с иностранными ВНЖ допрашивали на границе. — Прим. ред.).

— Были случаи, когда пассажиры не возвращались в автобус после допросов?

— Такое тоже случается регулярно — один-два раза в неделю.

— Расскажите про последний такой. Когда это было?

— На прошлой неделе. Двух белорусов повели на допрос вместе с багажом. Их не было три с половиной часа. Я подошел к пограничникам узнать, что с пассажирами. Те сказали, что людей можно не ждать, они не вернутся. Дальше поехали без них.

— Украинцев тоже иногда снимают с рейса?

— Обычно задерживают граждан Беларуси. Но было несколько случаев и с украинцами. Не знаю, что дальше с ними происходит. Депортируют назад в Польшу?

— Как прошел ваш последний рейс? Сколько провели на границе, сколько людей вызвали на допрос?

— Это был ночной рейс. Возвращались из Польши. Границу прошли относительно быстро — часов за шесть. Трех человек — одного белоруса и двух украинцев — увели на беседу. Их не было минут двадцать. Это очень быстро. Обычно мы ждем людей с «бесед» до полутора часов.

— После допросов люди что-нибудь рассказывают? Какие у них реакции?

— Да как-то не хочется приставать с вопросами. Понимаешь, под каким прессом был человек. Так, общие фразы: «задавали вопросы, проверили телефон, хорошо, что отпустили».

— Водителей автобусов проверяют, допрашивают, смотрят телефоны?

— Знаю, бывали допросы и водителей, но очень редко. Особое внимание к людям, которые, например, привлекались в 2020 году. Но в целом нас не трогают. Нам ведь некогда смуту в стране наводить — мы все время в дороге.

Пункт пропуска на белорусской границе. Фото: Госпогранкомитет
Пункт пропуска на белорусской границе. Фото: Госпогранкомитет

«Он прямо там и выкинул дрон в мусорку»

— Проверки багажа тоже резко усилились?

— Раньше — еще до инцидента в Мачулищах — таможенники досматривали багаж пассажиров выборочно. Как рулетка в казино: повезет или нет. Идут двадцать человек через таможню — ну, попросят чемоданов пять открыть.

Теперь досматривают абсолютно весь багаж. Каждую сумку откроют и посмотрят. Могут ни с того ни с сего 90% транспорта отправить на рентген. Из легковых машин достают все запакованные вещи: коробки с бытовой техникой, порошком, ведра с краской. Например, купил в Польше кофемашину — ее обязательно вскроют, отправят на рентген. Раньше такого не было.

— На какие предметы таможенники обращают особое внимание? Могут что-то конфисковать?

— Надо понимать, что пассажиры очень сильно напуганы и крайне осторожно относятся к выбору багажа. Постоянно спрашивают у водителей, что можно везти, а что нельзя. Поэтому инцидентов с багажом не так много. Был случай, когда молодой человек вез с собой дешевый дрон — ничего особенного, просто игрушка. После польской части границы подошел ко мне, спросил, можно ли такое везти? Я объяснил, что вопросы на белорусской границе точно будут. Он прямо там и выкинул дрон в мусорку.

Могут попросить включить ноутбук или фотоаппарат — глянуть на фотографии. Обращают внимание на документы, которые везут пассажиры. Могут пролистать, посмотреть, что там написано.

Иногда даже внешний вид пассажира вызывает подозрение. Как-то в соседнем автобусе ехал парень в одежде цвета хаки и с рюкзаком зеленого маскировочного цвета. Вроде бы ничего такого у него с собой не было, но его отправили на дополнительный досмотр и разговор с человеком в штатском. Мне кажется, из-за внешнего вида и отправили. Коллега рассказал, что на рейс он так и не вернулся.

— На польской стороне границы что-то изменилось в последнее время?

— Нет, у поляков все в штатном режиме.

— Много разговоров, что поляки могут полностью закрыть границу. Что будете делать, если это случится?

— Не знаю, еще не думал. Останемся без работы. Будет большое напряжение на литовской и латвийской границе. Сомневаюсь, что белорусы перестанут ездить на работу в Польшу.

— В польской компании, в которой вы работаете, обсуждают возможное закрытие границ?

— Никто ничего не обсуждает и не готовится. Но раз закрыли «Бобровники», могут и «Брест» закрыть. Мое мнение: границу окончательно закроют, когда белорусские войска начнут воевать с Украиной.