Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  2. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  3. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  4. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  5. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  6. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  7. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  8. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  9. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  10. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  11. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  12. Путин перед самой войной сказал, что «Украина и Беларусь являются частями России». О чем свидетельствует это заявление — мнение экспертов
  13. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  14. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  15. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  16. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  17. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
Чытаць па-беларуску


Белорусов продолжают задерживать за участие в протестах, которые проходили уже почти три года назад. Силовики выискивают старые комментарии в сторону Лукашенко, чиновников или милиционеров, проверяют лайки под постами, и за все это люди тоже получают реальные сроки. «Зеркало» попросило адвоката Марию Колесову-Гудилину рассказать, какие сроки давности «преступлений» по популярным, ставшим народными, статьям, по которым задерживают с 2020-го. Ее комментарий, к сожалению, неутешителен для всех.

Протесты в Бресте в октябре 2020 года. Фото: TUT.BY

Мария Колесова-Гудилина — адвокат прав человека, член Белорусской ассоциации адвокатов прав человека, в адвокатуре с 2012 года, читала лекции по авторскому праву на юридическом факультете Гарвардского университета.

После начала протестов в Беларуси она полгода была адвокатом по делу Сергея Тихановского, также ее подзащитными были блогер Эдуард Пальчис, бывший следователь Евгений Юшкевич, певец Тима Белорусских и другие

В апреле 2022-го она не прошла аттестацию квалификационной комиссии Минюста, как и многие белорусские адвокаты, которые лишились права на работу, защищая людей, проходивших по политическим делам.

Какой срок давности по административным делам за участие в протестах?

По ст. 24.23 КоАП (Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий) срок привлечения к ответственности истекает через два месяца с момента совершения «правонарушения».

Правда, силовики таковым могут признать практически что угодно. Например, в конце мая житель Бреста, согласно решению суда, «пикетировал татуировкой» — пришел на вещевой рынок, а на ноге у него была выбита «Погоня». А жительница Волковыска в октябре 2022-го получила штраф из-за сумочки бело-красно-белого цвета в багажнике машины — якобы она ее разместила на всеобщее обозрение. В феврале по этой же статье на 15 суток осудили волонтерку из Орши Елену Мирошниченко, которая помогает бродячим животным. В обвинении говорилось, что она «оставила приглашение принять участие в праздновании открытия дома для кошек с совместным чаепитием» в вайбер-группе «Хвостики». Судья посчитала это «дестабилизацией обстановки в стране».

Репосты из ресурсов, признанных белорусскими властями экстремистскими, или ссылки на них подпадают под ст. 19.11 КоАП (Распространение, изготовление, хранение, перевозка информационной продукции, содержащей призывы к экстремистской деятельности или пропагандирующей ее).

По этой статье человек может получить «сутки» или штраф в течение года с момента, когда сделал этот репост. Но многие белорусы проходили через перезадержания — на них раз за разом составляли новые протоколы за каждый репост. Так, например, учительницу минской гимназии Анастасию Крупенич-Кондратьеву судили девять раз, в ИВС она провела 126 суток. Практически столько же отсидел ее муж, с которым они делились сообщениями каналов, признанных экстремистскими.

— Подписка на какой-то канал может считаться хранением экстремистской информации, — объясняет Колесова-Гудилина. — Но вот репост могут преподнести так, что он будет подпадать под уголовную ответственность. И тут составы возможны разные. У меня нет столько фантазии, сколько есть у Следственного комитета. Сложно сказать, что они могут усмотреть: что не было преступным в 2020-м, стало таким в 2023-м. Это могут быть и 130-я (Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни), и статья 361−4 (Содействие экстремистской деятельности).

ИВС на улице Окрестина в Минске. Фото: TUT.BY
ИВС на улице Окрестина в Минске. Фото: TUT.BY

А что с «уголовками» за протесты?

Административные статьи, которые мы перечисляли выше, уже нельзя применить к событиям, которые происходили в начале протестов. Они будут касаться «более свежих» «правонарушений». Но по многим фактам следователи все еще могут заводить уголовные дела.

Ст. 342 УК (Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них). Это основная уголовная статья, по которой задерживают белорусов, выходивших на улицы с августа 2020-го в знак протеста против результатов выборов и насилия силовиков. В списке правозащитников «Весны» более 1400 фамилий осужденных именно по ней.

Срок давности по 342-й — пять лет. Они отсчитываются от даты «совершения преступления». То есть до 2025 года силовики могут приходить за теми, кто участвовал в больших акциях протеста. До начала 2026-го остается риск для тех, кто участвовал в локальных дворовых маршах.

— Пока с точки зрения нынешних законов это так. Но никто не мешает властям внести изменения в Уголовно-процессуальный и Уголовный кодексы, поэтому предположить, что будет в 2025-м, даже в 2023-м, я не могу, — объясняет Мария.

Некоторые действия могут квалифицироваться и как массовые беспорядки, это ст. 293 (Массовые беспорядки). Тут сроки зависят от части: за участие могут привлечь в течение 10 лет, за организацию — в течение 15. Адвокат добавляет, что массовыми беспорядками силовики, как правило, называют события, происходившие 9−12 августа.

Каков срок давности по уголовным делам за комментарии и лайки, оскорбление чиновников?

Оскорбление Лукашенко подпадает под статью 368 УК (Оскорбление президента Республики Беларусь). С 2020-го в Беларуси, согласно данным «Весны», наказание по ней получили 516 человек. Здесь все зависит от того, когда «оскорбление» произошло, объясняет Мария Колесова-Гудилина, потому что власти увеличили срок давности.

— Изначально «преступление» считалось не представляющим большой общественной опасности, срок привлечение к ответственности был минимальным — два года. То есть, условно, если люди в Twitter что-то написали в 2020-м, их могли привлечь до декабря 2022-го. Но в мае 2021 года внесли изменения в УК. И сейчас это считается менее тяжким преступлением, срок давности по ним — пять лет с момента, когда человек, например, написал комментарий в адрес Лукашенко. Даже если автор его удалил.

Если в действиях усмотрят оскорбления чиновников или милиционеров, например, в публичных высказываниях или публикациях, комментариях, применяется статья 369 (Оскорбление представителя власти). Сейчас по ней также могут привлечь в течение пяти лет. Хотя раньше на это у силовиков было всего два года, и дела некоторых белорусов закрыли из-за истечения срока давности. За решеткой по этой статье находятся почти 800 человек.

Многих также судят по статье 130 (Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни). По ней в том числе были осуждены гендиректор «ТУТ БАЙ МЕДИА» Людмила Чекина и главный редактор TUT.BY Марина Золотова, правозащитница Наста Лойко.

Если «преступление» подпадает под первую часть (умышленные действия, направленные на возбуждение вражды или розни из-за расы, национальности, религии, языка или другой социальной принадлежности), срок привлечения к ответственности — пять лет. А вот по третьей части (действия, совершенные группой лиц либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия) — десять лет.

— Причем человек, например, мог выйти на протесты с флагом. Его привлекут не по 342-й, а за разжигание вражды. И вот вам уже часть третья и десять лет на привлечение к ответственности, — отмечает адвокат.

А что с «экстремизмом» и «надругательством над флагами»?

Пропагандистов и сотрудников ресурсов, связанных с силовиками или властями, не привлекают к ответственности за оскорбительные высказывания в адрес БЧБ-флага или герба «Погоня», которые признаны историко-культурными ценностями. Например, Григорий Азаренок выкладывал видео, как расстелил флаг возле двери и ходил по нему. Также были случаи, когда силовики раскладывали полотно на пол автозака.

При этом за действия в отношении госсимволики, которые не нравятся властям, в отношении белорусов возбуждают уголовные дела по ст. 370 УК (Надругательство над государственными символами). Недавно в Витебске 18-летний парень сорвал со здания флаг и бросил на тротуар — за это его задержали и завели уголовное дело. А в апреле жителя Брестчины — тоже за сорванный флаг и сломанное древко — осудили на год колонии. Срок давности по этой статье — пять лет. За такие действия с момента их совершения дело могут завести в течение пяти лет.

По ч. 1, ст. 361−1 (Создание экстремистского формирования или руководство им или входящим в него структурным подразделением) могут привлечь к ответственности в течение десяти лет. Тех, кого посчитают участниками такого формирования (ч. 3), — в течение пяти.

— Но фактически руководителем они могут посчитать любого и пришить организацию. Правда, здесь сложно сказать, что будет считаться созданием экстремистского формирования: момент, когда оно появилось или когда признали? Все зависит от решения суда.

Белорусов также судят за донаты различным организациям, например, BYSOL, By_Help, полку Калиновского. Это подпадает под ст. 361−2 УК (Финансирование экстремистской деятельности). По ней, если человек один раз перевел деньги, силовики могут завести уголовное дело в течение пяти лет. Если несколько раз, действия подпадают под вторую часть, и здесь этот срок давности уже выше — до десяти лет.

Есть еще ст. 361−4 (Содействие экстремистской деятельности). Содействием могут посчитать, например, комментарий для медиа, которое власти признали экстремистским. Так произошло с Дарьей Лосик — жену политзаключенного Игоря Лосика приговорили к двум годам колонии за интервью телеканалу «Белсат». Сейчас в том числе по этой статье судят бывшую гомельскую журналистку Ларису Щирякову — по версии обвинения, она «осуществляла сбор, создание, обработку, хранение и передачу аудио-, видео-, фото- и текстовой информации для дальнейшего использования в целях обеспечения экстремистской деятельности» правозащитников «Весны» и «Белсата».

За «содействие экстремизму» сроки, когда на человека уже не могут завести дело, — пять-десять лет в зависимости от части.

Но Мария Колесова-Гудилина отмечает, что на этом для белорусов репрессии могут не закончиться.

— В этой теме неправильно говорить, что, когда пройдут эти условные пять-десять лет, человека не могут осудить за его действия в 2020-м или 2021-м. Вероятнее всего, следователи найдут другой состав преступления, который будет подпадать, с их точки зрения, под другую статью с большими сроками давности, и осудят по ней, — добавила адвокат.