Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Это дефолт». Чем грозит Беларуси решение расплачиваться по еврооблигациям в рублях и отразится ли это на населении
  2. «Жест доброй воли»? Рассказываем, почему российские войска пришли на остров Змеиный и почему теперь ушли
  3. Холодная война возвращается? НАТО обозначило свою стратегию на ближайшее десятилетие — рассказываем, что в ней говорится
  4. Украина провела самый масштабный обмен пленными: освобождены защитники «Азовстали», в том числе и из полка «Азов»
  5. Сто двадцать восьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  6. На четверг — снова оранжевый уровень. Белорусов ожидают три дня пекла: прогноз
  7. Аннексия территорий юга Украины и бои под Лисичанском: Главное из сводок штабов на 127-й день войны
  8. Путин назвал конечную цель войны в Украине и высказался о произошедшем в Кременчуге
  9. Компания А1 с 1 июля повысит цены на некоторые услуги и закроет многие тарифы (клиентов просят выбрать другие варианты)
  10. Калининград № 2? Норвегия отказала в поставках продовольствия для российского поселения на Шпицбергене
  11. Лукашенко на встрече с Лавровым: Складов с ядерным оружием в Беларуси на данный момент нет
  12. Завершено расследование дела об «актах терроризма» на железной дороге. СК: мужчинам грозит смертная казнь
  13. Теперь точно. Соцподдержка в действии: для белорусов на лето (и еще несколько месяцев) «открутили» тарифы на отопление электричеством
  14. «С дочери начала слезать кожа». Рассказываем, как появилось ядерное оружие, как применялось и у кого самый большой его арсенал
  15. Гражданам Польши разрешили безвизовый въезд в Беларусь
  16. Ракетные удары по Украине не прекратятся, а Лисичанск — основная цель: главное из сводок штабов на 126-й день войны
  17. «Мы не убийцы». Репортаж «Зеркала» из Сувалкского коридора — места, где может начаться Третья мировая война
  18. В Беларуси мужчин и женщин массово вызывают в военкоматы — на учения. Мы поговорили с теми, кто там уже побывал


Четвертый день продолжаются массовые протесты в Казахстане, начавшиеся из-за резкого повышения цен на газ. На их фоне президент страны Касым-Жомарт Токаев отправил в отставку правительство, а в некоторых регионах страны было введено чрезвычайное положение и комендантский час. Сообщается о захвате алма-атинской резиденции президента и массовых стычках с силовиками. Кроме экономических требований, протестующие выдвигают и политические — в частности, об уходе из политики бывшего президента и «елбасы» (лидера нации) Нурсултана Назарбаева. Мы решили разобраться, как сейчас устроена власть в Казахстане, чтобы понять, возможно ли выполнение этого требования.

Фото: Reuters
Нурсултан Назарбаев. Фото: Reuters

Назарбаев ведь уже ушел из политики, разве нет?

Не совсем. Вернее, совсем нет. Президентом Казахстана (включая короткий срок президентства в Казахской ССР) Нурсултан Назарбаев был 29 лет — с апреля 1990 по март 2019 года. На всех президентских выборах за время независимости страны он набирал, по официальным данным, более 90% голосов избирателей (исключение — выборы 1999 года, когда он получил скромные для себя 79,78%).

Последние президентские выборы с участием Назарбаева состоялись в 2015 году и были внеочередными (вообще, с 1999 года ни одни выборы президента в Казахстане не прошли «по графику», все были внеочередными). Изначально срок президентских полномочий истекал в 2017 году, однако Ассамблея народа Казахстана (АНК, консультативно-совещательный орган по вопросам национальной политики, чем-то напоминающий Всебелорусское народное собрание) единогласно проголосовала за проведение досрочных выборов. В итоговом обращении членов АНК говорилось, что «президенту страны Нурсултану Назарбаеву необходимо дать новый мандат общенационального доверия для успешного прохождения страны в период глобальных испытаний». Еще одной причиной решения называлось совпадение сроков президентских и парламентских выборов. На самом же деле решение, вероятнее всего, было связано с желанием Назарбаева провести во второй половине 2010-х транзит власти преемнику — «елбасы» хотелось избежать политизации общества и каких-то потрясений в этот период.

Вскоре после победы на тех самых президентских выборах 2015 года (по данным казахского ЦИК, действующий президент набрал 97,75% голосов) Назарбаев действительно начал готовить транзит. Уже в 2017 году в Конституцию Казахстана были внесены изменения, которые, среди прочего, заметно ослабляли роль президента страны. Так, глава государства лишился возможности единолично формировать правительство (теперь он его назначает по представлению премьера после консультаций с нижней палатой парламента) и издавать указы, имеющие силу законов, отменять решения правительства или премьера, утверждать госпрограммы и систему финансирования бюджетных органов. Парламенту дали больше полномочий в вопросах снятия с должностей членов правительства. В то же время Назарбаев как «елбасы» получил право пожизненно возглавлять Совет безопасности, а сам орган из консультативно-совещательного превратился в конституционный. Потенциальный новый президент Казахстана не мог сразу же сформировать свою команду в правительстве, а был вынужден работать со старым кабинетом, лояльным Назарбаеву, так как по новой Конституции правительство должно было слагать свои полномочия не перед вновь избранным президентом, а перед вновь избранной нижней палатой парламента.

Также в Основной закон добавили возможность предъявлений дополнительных требований к кандидатам в президенты. В 2018 году в соответствии с этой статьей внесли изменения в конституционный закон о выборах: одним из важных изменений стало то, что на пост президента могли выдвигаться лишь проработавшие на госслужбе или выборных должностях не менее 5 лет. Это отрезало путь к должности президента людям не из системы, например, известным бизнесменам или выдавленным из страны представителям оппозиции. В том же году был принят закон о Совете безопасности, который закрепил за ним координацию «единой государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности и обороноспособности Казахстана в целях сохранения внутриполитической стабильности, защиты конституционного строя, государственной независимости, территориальной целостности и национальных интересов республики на международной арене». Это сделало Совбез одним из ключевых органов в стране.

После того, как приготовления были завершены, транзит начался. 19 марта 2019 года Назарбаев обратился к народу по телевидению и неожиданно объявил о своем досрочном уходе с поста президента. «Я и мое поколение сделали для страны все, что смогли. Результаты вам известны. Мир меняется, и приходят новые поколения. Процесс естественный. Они будут решать проблемы своего времени. Пусть постараются сделать страну еще лучше», — сказал он. Прямо во время телеобращения «елбасы» подписал соответствующий указ, по которому сложил с себя полномочия со следующего дня.

По Конституции они перешли к главе верхней палаты парламента — Касым-Жомарту Токаеву. Ранее он был премьером, дважды возглавлял казахский МИД, а также занимал пост заместителя генсека ООН. В 2019 году в стране прошли досрочные выборы, после которых Токаев, набрав по официальным данным 70,96% голосов, из исполняющего обязанности превратился в полноценного президента.

Сам же Назарбаев не ушел из политики совсем. Он занял сразу несколько постов, которые позволяли ему сохранять контроль за преемником и ситуацией в стране в целом:

  • Пожизненный пост главы Совета безопасности (напомним, после принятых изменений — одного из самых влиятельных органов государственной власти в Казахстане);
  • Пост председателя партии «Нур Отан» (правящая партия, контролирующая больше двух третей в нижней палате парламента);
  • Пост председателя Ассамблеи народа Казахстана (органа, контролирующего национальную политику в стране);
  • Пожизненный пост члена Конституционного совета (аналог белорусского Конституционного суда — органа, уполномоченного трактовать Конституцию и определять законность принимаемых в стране правовых актов);
  • Пост куратора фонда «Самрук-Казына» (фонда национального благосостояния, контролирующего все государственные активы).

Так, а кто сейчас обладает большей властью: Назарбаев или Токаев?

Ответить однозначно на этот вопрос сложно, тем более, что поводов проверить это на практике не представлялось — «елбасы» и преемник все это время работали в связке, и в открытые серьезные конфликты по каким-либо вопросам не входили. Показательно и то, что одним из первых шагов Токаева на посту президента стало переименование столицы страны Астаны в Нур-Султан, о чем он заявил в своей инаугурационной речи, а также указ о присуждении Назарбаеву высшей награды страны — звезды «Народного Героя».

При этом было очевидно, что Назарбаев продолжает оказывать значительное влияние на происходящее в стране. Так, в докладе Госдепартамента США о ситуации с правами человека за 2019 год отмечалось, что Касым-Жомарт Токаев консультируется при проведении назначений в правительстве и госорганах с бывшим президентом. «Назарбаев, как постоянный председатель Совета безопасности, имеет право в любое время обратиться к народу Казахстана. Кроме того, большинство инициатив, имеющих отношение к развитию страны, должны обсуждаться с Назарбаевым», — говорилось в докладе.

Касым-Жомарт Токаев

«По сути, контроль Назарбаева — неформальный, основанный на личных отношениях и авторитете, на традиции, скажем так. Конечно, где-то он ситуацию под своим контролем держит. Вместе с тем понятно — если бы не хотел уходить, то не ушел бы, отдав Токаеву карт-бланш», — писал в 2020 году местный портал inbusiness.kz.

«Сейчас Токаев, как я это называю, является заложником двух легитимностей. С одной стороны, после президентских выборов 2019 года у него была очень низкая легитимность в глазах большого количества казахстанцев и ему необходимо было поднять свой авторитет, свою популярность. Поэтому он сделал очень много заявлений касательно социально-экономических и политических реформ. То есть в сфере социально-экономического реформирования он что-то пытается сделать, — рассказывал изданию „Настоящее время“ политолог Досым Сатпаев во вторую годовщину ухода Назарбаева с поста президента. — С другой стороны, в сфере политического реформирования мы сейчас наблюдаем абсолютный застой, никаких изменений в этой области не произошло, это была больше имитация бурной деятельности. Также Токаеву нужно было поднять легитимность в глазах элиты, бюрократического аппарата, потому что его многие воспринимали как ставленника Назарбаева, несамостоятельного игрока. Но вся проблема в чем? Если легитимность в глазах общества можно было поднять за счет обещаний каких-то реформ, чего требовали многие казахстанцы, то легитимность в глазах элиты Токаеву приходится поднимать за счет того, что он всех успокаивает, что никаких изменений не будет, будет статус-кво. И вот, по сути, он сейчас заложник идеи двух легитимностей, у него положение на данный момент противоречивое сейчас, и это ограничивает ему поле деятельности, возможности что-то менять».

По словам эксперта, бюрократический аппарат, который работает с Токаевым, был создан Назарбаевым. С бывшим президентом связаны олигархи и региональные элиты и правящая политическая партия «Нур Отан», которая доминирует не только в парламенте, но и во всех структурах государственной власти. Поэтому рассматривать Токаева в качестве самостоятельного игрока было сложно. Однако Сатпаев отмечал, что ситуация постепенно меняется.

«Не стоит забывать, что сейчас, по сути, элита тоже омолаживается, появилось очень много молодых министров, акимов, бюрократов, номенклатурных деятелей — людей, которые смотрят в будущее с точки зрения каких-то карьерных своих перспектив, и они эти карьерные перспективы связывают с Токаевым», — говорил он, отмечая, что настоящий транзит в Казахстане начнется только тогда, когда первый президент окончательно уйдет с политической сцены.

«Политическая элита стала больше ориентироваться на второго президента, — соглашалось с этой мыслью издание inbusiness.kz. — Людей, назначенных первым президентом, осталось не так уж и много. При этом надо понимать, что замена ради замены смысла не имела. Токаеву надо обеспечить бесперебойное управление государством, тем более за последнее время свалилось немало кризисов. В то же время первый президент периодически напоминает о себе своим присутствием и полномочиями. <…> Токаев формально и фактически утвердился в роли президента. У него уже есть в широком понимании президентская команда и более или менее разграничены полномочия с первым президентом. При этом есть „президент-наставник“, мнение которого по определенным вопросам необходимо учитывать. Острых углов удалось избежать, потому что Токаев — человек дипломатичный и опытный, а Назарбаев достаточно мудрый. У обоих хватило терпения, сил и воли провести год без „битья посуды“, что называется. Понимая, что проводить абсолютно все задуманные реформы очень сложно, учитывая возможный саботаж аппарата, Токаев старается мягко подвести людей к пониманию необходимости реформ. Это прежде всего касается квазигоссектора».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Назарбаев совсем не хочет уйти окончательно?

Вероятно, окончательный уход был в ближайших планах Назарбаева — в последнее время он начал постепенно передавать часть полученных в 2019 году полномочий Токаеву.

Например, этой весной Назарбаев уступил нынешнему президенту пост председателя Ассамблеи народа Казахстана, по сути передав полномочия по решению в стране национальных вопросов (этнически казахи в составе населения страны занимают около двух третей, более 18% — русские, еще 12,5% — украинцы, уйгуры, татары, немцы и другие национальности). «Ассамблея должна стоять рядом с действующим президентом как опора. Все вопросы должны быть в одних руках», — сказал Назарбаев на весеннем заседании АНК.

И если пост в Ассамблее можно считать символическим, то принятое менее двух месяцев назад решение о передаче Токаеву власти и в партии «Нур Отан» — действительно показательное и приниципиальное. «В ходе расширенного заседания Политического совета Нурсултан Назарбаев принял решение передать полномочия председателя партии „Нур Отан“, подчеркнув, что партию должен возглавлять президент страны. Процедура передачи полномочий будет осуществляться в соответствии с Уставом партии», — сообщил тогда пресс-секретарь Назарбаева. Фактически это означает, что под контроль нового президента переходят как законодательная власть в стране, так и контроль за большой частью других госструктур, которыми управляют его однопартийцы.

Может ли Токаев «уволить» Назарбаева из-за протестов?

Кажется, это выглядит очень маловероятным по нескольким причинам.

Во-первых, Назарбаев все еще сохраняет за собой контроль над двумя важнейшими органами — Совбезом и Конституционным советом. Это означает как контроль за силовым блоком, так и за окончательными решениями по принимаемым в стране законам. Авторитет Назарбаева среди казахских элит, судя по заявлениям местных экспертов, остается достаточно высоким, а это означает, что «елбасы» вряд ли останется в политическом одиночестве.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Во-вторых, не кажется, что Токаев на это вообще способен. После массовых протестов он пообещал гражданам не продавать земли иностранцам, а в мае 2020 года освободил дочь Назарбаева Даригу, к которой большая часть населения относилась неоднозначно, от должности спикера верхней палаты парламента. Однако представить себе, что второй президент решится пойти против первого, трудно. Причины описаны выше — это как дипломатичность и бесконфликтность самого Токаева, так и его лояльность в отношении человека, которого он может считать своим политическим наставником. Однако исключать такой вариант полностью нельзя.

«Да, [Токаев] может [обратить протест в свою пользу]. Для этого, грубо говоря, у него должны быть политические яйца. Если вы помните, во времена президентства Дмитрия Медведева обсуждалось, что у него есть все основания для того, чтобы отправить Путина в отставку с поста главы правительства. Но Медведев из той категории политиков, у которых названных мной атрибутов не оказалось. Есть ли они у господина Токаева — время покажет», — сказал в интервью изданию «Медуза» политолог Аркадий Дубнов.