Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Синоптики и МЧС предупредили о грозах 9 августа
  2. Штамп о принудительном возвращении. Кто и почему заставляет белорусов выезжать из Украины
  3. «Люди сидели избитые, плакали…» Силовики, уволившиеся в августе 2020-го, — о жизни спустя два года, экс-коллегах и своем решении
  4. Израиль объявил о достижении целей спецоперации в секторе Газа и наступлении режима прекращения огня
  5. «Дело о заговоре». Зенкович признал вину по всем пунктам обвинения
  6. Заучивал книги наизусть. Как врач из Лунинца строит карьеру в Италии
  7. Противопехотные мины «Лепесток» и сбитые снаряды HIMARS. Главное из сводок штабов на 166-й день войны
  8. «Перестаньте ссориться и объединитесь». В Вильнюсе началась конференция демократических сил «Новая Беларусь»
  9. Тихановская ответила на ультиматум Прокопьева о «передаче полномочий»
  10. Сто шестьдесят седьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  11. Обвиняемый в заговоре Зенкович рассказал о плане убийства Лукашенко. Его исполнителем хотели сделать Автуховича, но тот отказался
  12. Похоже, Лукашенко национализировал частный завод в Миорах. В прошлом году чиновники взялись его «спасать» после ареста владельцев
  13. «Мы были глупыми и наивными». Монологи четверых белорусов, стоявших в очередях на участках и ждавших итоги выборов 9 августа 2020-го
  14. В Беларуси начали прививать от коронавируса детей от 5 лет
  15. «Светлана из 365 дней провела 180 в зарубежных поездках». Вероника Цепкало о муже, отношениях с Тихановской и ботоферме
  16. «Мирный протест похоронен». Артем Шрайбман подвел итоги первого дня конференции «Новая Беларусь»
  17. «Теперь только война, только хардкор». На конференции демократических сил рассказали о сценариях выхода Беларуси из кризиса
  18. Польша примет закон о подсанкционных компаниях (в том числе и белорусских): их можно будет продавать или изымать
  19. «Асфальта у нас почти нет». В российской Туве бывший депутат помогает солдатам отказаться воевать в Украине — поговорили с ним
  20. Азаренко не попадет на турнир в Торонто — ей не дали канадскую визу
  21. Легально, нелегально и сменив фамилию. В Украине осудили белоруса, который постоянно возвращался в страну несмотря на запреты
  22. Дополнительные силы в Беларуси, саботаж от российских военных. Главное из сводок штабов на 165-й день войны


Украина продолжает бороться с российской агрессией, Китай, кажется, мечтает присоединить к себе Тайвань, Армения и Азербайджан вновь воюют из-за Нагорного Карабаха, разгорается конфликт в Косово, никак не заканчивается кризис в Сирии… Создается впечатление, что мир вошел в стадию турбулентности, и все может закончиться Третьей мировой войной. Рассказываем, каким в разное время видели этот конфликт, как он едва не начался и какова вероятность, что Третья мировая вот-вот начнется. А, может, она уже идет?

Мировых две — или больше?

Советский танк в Берлине. 17 июня 1953 года. Фото: Бундесархив
Советский танк в Берлине. 17 июня 1953 года. Фото: Бундесархив

Прежде всего разберемся, что такое мировая война. Это военный кон­фликт ми­ро­во­го мас­шта­ба, в котором задействовано множество стран по всей планете. В истории известны всего две войны, которые полностью соответствуют такой характеристике.

В Первой мировой участвовали 38 из су­ще­ст­во­вав­ших в то вре­мя 59 не­за­ви­си­мых го­су­дарств (2/3 на­се­ле­ния зем­но­го ша­ра). Чис­лен­ность воюю­щих ар­мий пре­вы­си­ла 37 млн человек. Люд­ские по­те­ри сто­рон — как военных, так и мирного населения — составили около 9,5 млн уби­тых.

Во Второй мировой участвовали 62 государства из 74 существовавших к тому времени (свыше 80% населения Земли). Боевые действия ве­лись на тер­ри­то­рии 40 го­су­дарств. В ря­дах вооруженных сил на­хо­ди­лось 110 млн человек. Свыше 55 млн погибли — среди них были как военные, так и мирное население.

Существует еще один критерий для определения мировой войны: кардинальное переустройство планеты или континента после окончания боевых действий, зафиксированное в документах. Судьбы мира после Первой мировой определял Версальский мирный договор. Второй конфликт завершился Ялтинскими и Потсдамскими соглашениями.

Если руководствоваться этими двумя критериями, то теоретически можно добавить к списку мировых войн еще два масштабных конфликта прошлого: Тридцатилетнюю войну XVII века (воевала практически вся Европа, а итогом стала Вестфальская система международных отношений) и Наполеоновские войны XIX века (сражения также проходили почти по всему Старому Свету и даже за его пределами, а по итогам сформировалась Венская система международных отношений).

Но все же мировыми стали только две войны XX века. Во-первых, потому что в них впервые по-настоящему участвовали страны со всего мира (а не только из Европы). А, во-вторых, из-за невиданных прежде размеров армий и такого же невиданного числа людских жертв.

Холодная война — не мировая?

Ядерный взрыв. Фото: wikipedia.org
Ядерный взрыв. Фото: wikipedia.org

Еще в 1944 году группа американских и европейских писателей и журналистов основала Общество по предотвращению Третьей мировой войны. Его участники стремились оказать давление на правительство США, чтобы оно навязало послевоенной Германии суровый мирный договор. Так эту страну хотели оградить от развязывания третьей по счету за полвека мировой войны.

Но опасность пришла, откуда не ждали. Если в обоих упомянутых выше случаях речь шла о «горячих конфликтах», то вскоре после Второй мировой между Советским Союзом и Западом началась масштабная холодная война. Считать ли ее Третьей мировой? Все зависит от критериев.

С одной стороны, это действительно был конфликт мирового масштаба, в который было втянуто большинство стран мира, разделенных на два блока. Противостояние шло по всей планете в форме локальных конфликтов. Наиболее ярко они проявились во время войн в Корее, Вьетнаме, Афганистане, странах Ближнего Востока. США и СССР поддерживали противоположные стороны практически в любой войне в Азии, Африке или Латинской Америке. При этом оба противника придерживались своей идеологии и различных систем ценностей. Добавим, что холодная война завершилась победой западного блока — распадом СССР и социалистического лагеря.

С другой стороны, классического «горячего конфликта», к счастью, не произошло. Да, периодически между странами «искрило»: вспомним Карибский кризис 1962-го и несколько примеров, когда США и СССР по ошибке решили, что противник запустил ракеты и вот-вот собирались ответить: от уничтожения планету разделяли считанные часы.

Это не значит, что плана Третьей мировой между СССР и США не существовало. Наоборот, их было множество.

Первый известный документ появился еще весной 1945-го, когда премьер Великобритании Уинстон Черчилль поручил начальникам штабов разработать план действий, чтобы вывести Польшу и восточную зону оккупации Германии из советской сферы влияния. Другими словами, это был план нападения на Советский Союз.

Военные составили план операции «Немыслимое», но советская разведка достаточно быстро получила его материалы. К тому же, задумку невозможно было реализовать без помощи США. Но самое главное — вывод этого плана был удручающим для Лондона: «Численный перевес русских на суше делает крайне сомнительным возможность достижения ограниченного и быстрого [военного] успеха, даже если, сообразно политическим взглядам, это будет соответствовать достижению наших политических целей. <…> Поэтому мы считаем, что, если начнется война, достигнуть быстрого ограниченного успеха будет вне наших возможностей и мы окажемся втянутыми в длительную войну против превосходящих сил. Более того, превосходство этих сил может непомерно возрасти, если возрастет усталость и безразличие американцев и их оттянет на свою сторону магнит войны на Тихом океане».

Поэтому от этого плана решили отказаться и подготовили второй вариант «Немыслимого». Он предусматривал защиту Европы от советского вторжения — в случае, если оно произойдет после вывода американских войск. Но планы, описанные в документах, так и не были реализованы. Полностью их рассекретили лишь в 1998 году.

Свои планы на Третью мировую имелись и у американцев. В 1949-м в США появился план «Дропшот». Речь шла об ответе на потенциально возможное нападение Советского Союза, которое, как считали американцы, могло произойти 1 января 1957 года. В ответ предполагалась ядерная бомбардировка советских городов, после чего армии западного блока должны были перейти в наступление. Но к «дате икс» мир изменился, наступила определенная либерализация. К тому же, СССР смог достичь определенного паритета в вооружении и мог наносить ядерные удары по территории США. Поэтому реализацию плана к «дате икс» уже никто не рассматривал.

Планы в ответ имелись и у Советского Союза. В Европе располагались четыре Группы советских войск. К моменту образования ГДР немецкая группа насчитывала 2,9 млн человек, в 1980-е — около 550 тысяч. Это были гигантские цифры. В случае начала Третьей мировой предполагалось, что «южная» группировка станет резервом и прикрытием для «северной», а та нанесет по Западу мощный танковый удар, в том числе, через знаменитый Фульдский коридор — две низменности между ГДР и ФРГ, удобные для форсирования границы.

Назвать эти идеи противников по холодной войне совсем уж фантазиями, увы, нельзя. В 2005-м поляки обнародовали планы секретной командно-штабной военной игры «Семь дней до реки Рейн», разработанной в 1979-м (по ее сценарию на территории Восточной Германии вплоть до 1990 года проводились учения). Речь шла о недельной ядерной войне между НАТО и странами Варшавского договора. Предполагалось, что западный блок нанесет удар первым — Польша будет уничтожена. В ответ СССР нанесет контрудар по ФРГ, странам Бенилюкса и Дании.

Кроме того, на протяжении всей холодной войны имела место непрекращающаяся гонка вооружений, подпитывающая противостояние.

Так что же делать с холодной войной? Зачислять ее в число мировых? Оставим пока ответ на потом — мы дадим его в конце этого текста.

Будущая мировая — конфликт США с Китаем или с Россией?

Фото: Reuters
Председатель КНР Си Цзиньпин на празднованиях по случаю 25-летия возвращения Гонконга в состав Китая, 1 июля 2022 года. Фото: Reuters

Элементы мировой войны можно найти даже в противостоянии с международными террористами. Но все же назвать его полноценным мировым конфликтом сложно. С терроризмом борются не все мировые державы. Противостояние идет не во всех регионах планеты. Да и противник представлен разными структурами: от «Аль-Каиды» до ИГИЛ. К тому же последние — не государства, а организации.

Для полноценного конфликта необходимо участие в нем одной из сверхдержав, на статус которых претендуют США, Китай и Россия. Контакты между последними двумя странами пока выглядят мирными.

А вот отношения Штатов с двумя другими гигантами «искрят». С Китаем они вошли в стадию серьезного кризиса, которого не было десятки лет. С начала 2018 года между странами началась торговая война. Теперь же камнем преткновения стал остров Тайвань. Китайцы считают его своим, американцы же, хоть и признают принцип «одного Китая», настаивают на праве жителей острова самим решать свою судьбу. Байден заявил, что США готовы защищать Тайвань в случае вторжения Китая. Но все же нынешнее политическое противостояние между двумя странами сфокусировано исключительно на проблеме острова. Остальные подводные камни связаны с экономикой. ​

​Более серьезные проблемы наблюдаются в отношениях с Россией. Они начали портиться с конца нулевых. Идеологическим обоснованием для обострения стала Мюнхенская речь Владимира Путина (2007). В ней он заявил, что «для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна». Относительно США президент России высказал мнение, что «вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере навязывается другим государствам».

Новый внешнеполитический курс Москвы проявился на практике уже в следующем году после того выступления Путина, когда РФ вмешалась в грузино-осетинский и грузино-абхазский конфликт. Затем была аннексия Крыма (2014), вмешательство в дела Украины на Донбассе, а затем и полноценное вторжение в 2022-м. Можно вспомнить и очаг напряженности в Приднестровье, возникший еще в начале 1990-х и тлеющий с того времени.

Россия продолжает агрессивную политику в отношении своих соседей и сейчас, иногда — в виде риторики, иногда — в виде реальных действий. Кремль выдвигал претензии к Литве — в ответ на проблему с транзитом в Калининградскую область в МИД РФ заявили, что если решение не будет отменено, то их страна «оставляет за собой право на действия по защите своих национальных интересов». Перед началом войны в Украине произошел ввод войск на территорию Беларуси, ставшей плацдармом для российской агрессии.

У Кремля есть претензии и к другим странам, бывшим союзницам. Так, на странице экс-президента РФ Дмитрия Медведева во «ВКонтакте» в ночь на 2 августа появился примечательный пост. В нем Казахстан назывался «искусственным государством» и утверждалось, что «Северная и Южная Осетия, Абхазия и нынешняя территория Грузии могут быть объединены только в составе единого государства с Россией». Позже издание РИА Новости сообщило, что, по словам помощника Медведева, страница политика во «ВКонтакте» была взломана, а администрация соцсети и те, «кому положено», разберутся в произошедшем.

Но дыма без огня не бывает. Тем более, вице-спикер Госдумы РФ, телеведущий Петр Толстой заявил, что российское вторжение в Украину остановится только тогда, когда достигнет польской границы. Речь открытом текстом идет об оккупации страны.

Налицо желание России вновь перерисовать карту мира и даже больше: попытаться изменить статус-кво во всем мире. А ведь названное обстоятельство и было краеугольным камнем мировых конфликтов. Об этом мечтал Адольф Гитлер, а «двигателем» Первой мировой стал, как говорили в советское время, «передел уже поделенного мира».

Таким образом, мировой конфликт более чем реален. «Мы далеки от Третьей мировой войны, но намного ближе, чем 24 часа назад, — говорил в день начала российского вторжения в Украину Кеннет Вайнштейн, научный сотрудник Гудзоновского института. — Но если НАТО будет вынуждена применить Статью V [Североатлантического договора] из-за нападения России на страны Балтии, Польшу или других членов альянса, а китайцы одновременно и массированно двинутся на Тайвань, в то время как Иран начнет яростную атаку на Саудовскую Аравию, мы будем там».

Так война идет или еще нет?

Фото: ГСЧС Украины
Последствия обстрела украинского Краматорска, июль 2022 года. Фото: ГСЧС Украины

На вопрос, вынесенный в подзаголовок, есть несколько ответов.

Согласно одному из них, мировой конфликт уже начался. «Третья мировая война уже идет, нельзя позволять агрессору садиться на голову», — заявила в апреле 2022-го экс-президент Литвы Даля Грибаускайте. В мае того же года американский финансист и миллиардер Джордж Сорос выступил на Всемирном экономическом форуме в Давосе и также допустил, что война в Украине стала началом Третьей мировой.

В свою очередь верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявлял, что к Третьей мировой войне может привести создание бесполетной зоны над Украиной. В схожем ключе говорили Дмитрий Медведев, а также Александр Лукашенко. Первый видел начало войны в случае, если в конфликт на стороне Украины вступит любая страна НАТО. Второй утверждал, что война начнется в случае ввода западных миротворческих сил в Украину. То есть в интерпретации этих политиков мировая война пока не началась.

По этим примерам видно, что водораздел проходит по линии непосредственного вмешательства крупных западных стран в конфликт. Если исходить из этого, то мировой войны действительно нет, имеет место крупнейший региональный конфликт в Европе со времен Второй мировой войны.

Впрочем, и обе мировые войны начинались с локальных конфликтов между крупными региональными державами и их более мелкими соседями. Первая мировая — с противостояния между Сербией и Австро-Венгрией, в которую потом втянулись другие государства. Вторая мировая — с агрессии Германии в отношении Польши.

В 2022-м Россия напала на Украину. Да, в этом случае Запад не объявил войну России. Но ведь и в 1939-м Англия и Франция лишь формально бросили вызов Гитлеру. На Западном фронте имела место «странная война»: союзники наблюдали, как нацисты захватывают Варшаву, и не хотели вмешиваться. Они вступили в реальный бой, лишь когда фюрер напал на Францию. Так что в худшем случае — в случае гипотетически возможных успехов России — в нынешнем противостоянии всё еще впереди.

Но мировую войну можно рассматривать и в другом ключе — как системное противостояние двух лагерей со своими идеологическими установками, в конфликт которых втянут весь мир. И тогда все сходится: западный мир сплотился вокруг Украины, которой оказывает все формы поддержки, кроме непосредственного участия вооруженных сил в боевых действиях. Противостояние (как и во второй половине ХХ века) разделяет мир по линии демократия — авторитаризм.

При таком подходе холодную войну можно считать Третьей мировой, теперешнюю — Четвертой, ведь эти конфликты очень похожи друг на друга. Ну, или можно называть события 2022 года полноценным началом «Второй холодной войны». Выбирайте, что вам больше нравится.

Впрочем, какой термин ни использовать, очевидно одно: такой конфликт надолго. Ведь исходы мировых войн не решаются в течение года. А еще — даже если речь о «Второй холодной войне», а не об очередной мировой — ее итогом обязательно станет изменение статус-кво и геополитической картины мира. В условиях, когда Россия поставила на карту все, промежуточное состояние невозможно. Она должна достичь желаемого либо проиграть.