Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. На кадрах из Турции видно, как землетрясение за считаные секунды превращает многоэтажные дома в груды руин. Почему так происходит?
  2. От Макса Коржа до Валерия Меладзе. СМИ опубликовали новый черный список исполнителей, которым запрещено выступать в Беларуси
  3. Кажется, белорусам предлагают самим поспособствовать заведению дела на себя. Разобрали с юристом новый указ о возвращении уехавших
  4. Посольство Беларуси в Турции не может найти четырех белорусов
  5. Гранаты со слезоточивым газом, удар по штабу десантно-штурмовой бригады, что не так с планами по новому наступлению. Главное из сводок
  6. «Война России с Украиной будет самой опасной». В США рассекретили прогноз экс-госсекретаря 30-летней давности. Там упомянута и Беларусь
  7. Решение комиссии является окончательным. В Генпрокуратуре рассказали, о чем будут информировать желающих вернуться белорусов
  8. Почему армия РФ торопится с новым наступлением в Украине и сколько стороны теряют людей за сутки. Главное из сводок
  9. Пять лет назад россияне единственный раз в новейшей истории вступили в сражение с армией США. Рассказываем, чем все закончилось
  10. Чистое горе. Вот как выглядят люди, выжившие в страшном землетрясении в Турции и Сирии
  11. Дрим-тим по репрессиям и лжи. Собрали по одному важному факту о людях, вошедших в комиссию по возвращению политэмигрантов
  12. Белоруса уведомили про «уголовку» в VK: «следователь» спросила, вернется ли он в страну. Узнали у адвоката, что делать в таком случае
  13. Полуфашистский Запад и мудрые решения главнокомандующего. Как о войне и мире будут рассказывать идеологи по новой методичке
  14. В комиссию по возвращению уехавших белорусов поступило первое обращение. Кто его написал
  15. Пропагандисты, силовики, провластные активисты. Опубликован состав комиссии по рассмотрению обращений уехавших белорусов


2021-й подходит к своему завершению, и мы по традиции составили список главных слов уходящего года. Их было много — набралось на целый словарь. Изучать по нему язык мы бы не советовали, а вот вспомнить, чем жила Беларусь в этом году, вполне можно.

А — Арест

Слово «арест» в 2021-м году в Беларуси звучало чаще, чем обычно (хотя для белорусов его нельзя назвать непривычным). Арест — это то, что происходит с людьми после задержания. Арест — это то, о чем сегодня каждый день можно прочитать в СМИ. Для одних арест — это наказание, для других — мера пресечения в ожидании наказания. Остается только надеяться, что в следующем году заголовков СМИ с этим словом будет намного, намного меньше.

Б — БелАЭС

БелАЭС — отечественная атомная электростанция — официально вступила в строй еще в 2020-м. А уже в 2021-м году она регулярно становилась героем публикаций в прессе — все из-за того, что оказалась крайне «ленивой» электростанцией! С самого начала своей эксплуатации БелАЭС простаивала больше 45% времени. От энергосистемы страны ее отключали девять раз, а самый длинный период простоя продлился с июля по октябрь. В последний раз станция отказалась выполнять функцию по обеспечению энергетической безопасности страны холодным днем 17 ноября. Беспощадная автоматика отключает БелАЭС с завидной регулярностью. На подходе — ввод в эксплуатацию второго блока станции. Может, ему повезет больше?

Б — Блокировка

Что нужно делать, если в Интернете кто-то неправ? Обычные люди в таких ситуациях могут пройти мимо или ввязаться в горячий спор в комментариях. Но государство, особенно белорусское, — не обычный человек (да и не человек вовсе). Оно предпочитает действовать быстро, используя свои широкие полномочия и имея доступ к нужным кнопкам. Многие белорусы в 2021-м году, проснувшись утром и приготовившись почитать любимые сайты под чай с печеньем, вдруг обнаруживали на месте привычных страничек Сети короткий текст: «Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании решения Министерства информации Республики Беларусь». Кстати, если вы сейчас нас читаете, поздравляем — блокировки вас не остановили! Ходят слухи, что иногда «запрещенные» странички открываются как ни в чем не бывало. Возможно, белорусский государственный фаервол, как и БелАЭС, иногда тоже любит отдохнуть.

В — Вакцина

Вакцину от коронавируса ждали, на нее надеялись, а когда она появилась, многие предпочли проигнорировать ее существование. Минздрав изо всех сил надеется, что к концу 2021-го как минимум одну прививку из двух положенных сделает половина населения Беларуси. Но белорусы, если верить официальной статистике, прививаются нехотя. Рискнем предположить, что причину можно поискать в наборе представленных в стране вакцин. Три из них родом из России, еще одну закупают в Китае. И это по-настоящему уникальный случай, когда белорусы массово и специально охотятся за чем-то родом из Поднебесной, предпочитая китайскую вакцину вакцине от соседей. Но удивляться нечему: только китайская прививка дает право на заветный сертификат, который признается в Евросоюзе.

Г — Геноцид

В 2021-м году геноцид белорусского народа в годы Великой Отечественной войны стал одной из главных тем государственных СМИ. Для белорусских властей с течением лет Вторая мировая становится все более актуальной — сегодня эта практически повестка. А 14 декабря парламент принял законопроект «О геноциде белорусского народа». И пусть двусмысленность его названия вас не пугает: законопроект всего лишь вводит ответственность за «отрицание геноцида белорусского народа в период Великой Отечественной войны или послевоенный период». Правда, ответственность серьезную: от пяти до десяти лет лишения свободы. Депутаты решили, что в Беларуси отрицание преступлений оккупационного немецкого режима — большая и актуальная проблема. Почему они так думают и кто занимается этим самым отрицанием, неизвестно.

Г — Граница

Граница Беларуси в 2021-м году, к счастью, осталась неизменной. Однако за ней закрепилось новое свойство: пересечь ее гражданам теперь не очень просто. Беларусь радушно принимает туристов из самых разных стран и даже разрешает некоторым ходить вдоль границ с ЕС, но для собственных граждан граница стала настоящим барьером. Просто так уехать из Беларуси все еще нельзя — для этого нужны основания. Разумеется, ограничения, по мнению белорусских властей, действуют исключительно в целях безопасности граждан: неизвестно, какой диковинный штамм коронавируса может привезти на родину беспечный турист. Похоже, что жить с этими ограничениями нам предстоит еще некоторое время: буквально на днях в Минздраве нам рассказали, что отменять их пока не планируют.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Г — ГУБОПиК

ГУБОПиК — короткая аббревиатура с очень длинной расшифровкой — Главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Долгие годы многие о его существовании даже не задумывались. «Звездный час» ГУБОПиК начался в 2020-м, во время массовых протестов в Беларуси, и продолжается до сих пор. Разобравшись с «беспорядками» на улицах, бойцы ГУБОПиК переключили внимание на других нарушителей: например, на журналистов и террористов. Последних в Беларуси оказалось необычно много.

Д — Деструктивный

Слово «деструктивный» в этом году особенно часто звучало от белорусских властей, провластных телеграм-каналов и экспертов. Деструктивными называли СМИ, каналы в YouTube и Telegram, западные санкции; этим же словом характеризовали действия протестующих и других противников белорусских властей. Спойлер: этот текст тоже можно назвать деструктивным!

Е — Единство

2021-й год в Беларуси был официально объявлен Годом народного единства. По этому поводу в стране даже появился новый государственный праздник, который назначили на 17 сентября (в память о присоединении Западной Беларуси в 1939-м году). Чтобы укрепить единство народа, в стране запланировали больше сотни мероприятий: автопробеги, дни озеленения и множество круглых столов. Насколько круглыми были эти столы и насколько успешным стало это «укрепление», вопрос, скорее, риторический.

Ж — Журналист

В 2021-м году наряду со словом «журналист» в предложениях нередко можно было встретить производные слов «задержание», «арест», «обыск», «сутки». Сейчас за решеткой в Беларуси находятся больше 30-и представителей медиа. Еще больше журналистов были вынуждены покинуть страну, в которой, кажется, остается совсем мало места для профессии. Но несмотря на огромное давление белорусские независимые СМИ не замолчали и продолжают работу даже в таких условиях.

З — Зачистка

Слово «зачистка» впервые стало широко известным белорусам, которые смотрели российские каналы в девяностых. Тогда зачистки регулярно проводили российские войска на Северном Кавказе. А в 2021-м это слово совершенно внезапно вновь стало на слуху в Беларуси. В июле КГБ заявил о «широкомасштабной операции по зачистке от радикально настроенных лиц». Этими «лицами» оказались администраторы телеграм-каналов, правозащитники, журналисты, лидеры и члены негосударственных организаций и многие-многие другие. Зачистка «по-белорусски» продолжается до сих пор: настала очередь бывших наблюдателей за выборами и обычных работников госпредприятий, подписавшихся «не за того» кандидата. Исторический опыт говорит о том, что рьяные «зачищатели» рано или поздно обнаруживают, что зачистить могут их самих. И обнаруживают зачастую слишком поздно.

И — Интеграция

Интеграция — это то, что легко начать, но невозможно закончить. Беларусь и Россия пытаются сомкнуть братские объятья уже четверть века, но особым успехом этот процесс пока не завершился. В 2021-м году случился прорыв: страны внезапно подписали «дорожные карты» интеграции. Вслед за этим — тишина. Кажется, интегрироваться предстоит еще немало.

К — Конституция

О том, что Беларуси нужна новая Конституция, говорили и сторонники Лукашенко, и его оппоненты. Правда, видели они ее совсем по-разному. В 2021-м году в стране в поте лица работала самая настоящая Конституционная комиссия, которая под Новый год таки выстрадала обещанный проект Основного Закона. Выглядит он довольно причудливо, и вообще, к документу есть немало вопросов.

Л — Легитимность

Слово «легитимность» в уходящем году нередко звучало рядом с фамилией Лукашенко. Страны Запада не признают его президентом, что неоднократно давали понять. Лукашенко в ответ заявляет, что это его совершенно не волнует. Может быть, так оно и есть. В таком случае, если говорить языком квантовой механики, легитимность Лукашенко находится в состоянии суперпозиции: он одновременно легитимный и нелегитимный президент. Беларусь — страна парадоксов!

М — Мигрант

Всю историю независимой Беларуси мигранты были чем-то далеким. Мы слышали, что они есть где-то у далеких границ Евросоюза. Но в 2021-м стало очевидно, что границы ЕС есть и рядом с Беларусью. Начиная со второй половины года в страну потекли ручейки туристов, которые после короткой экскурсии по столице отправлялись покорять границы западных стран. Теперь свои мигранты есть и у нас.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Н — Нормализация

Нормализация — это такой процесс, в результате которого деструктивное перестает быть деструктивным. Нормализовать можно СМИ, организацию и даже отдельного человека. Часто для этого достаточно сказать что-то в духе «ну вы же сами все понимаете» — и нормализация происходит автоматически. И здесь нечему удивляться: альтернатива нормализации в современной Беларуси совсем не вдохновляет.

О — Обыск

Обыск — это когда вам помогают найти то, о существовании чего вы порой даже не догадывались. А еще это способ по-новому взглянуть на привычные для вас предметы. Например, новогодняя мишура, носки «радикальных» цветов и кухонный топорик могут составить отличную композицию — не хуже целого арсенала огнестрела. Пожалуй, обысков по поводу и без в Беларуси в 2021-м году было чересчур много.

П — Перезадержание

Перезадержание — новый термин, как будто пришедший в Беларусь из какой-то жесткой антиутопии. В 2021-м году оказалось, что административные аресты одним и тем же гражданам можно присуждать конвейерным способом. Человека задерживают, осуждают на «сутки», а после их окончания сразу же задерживают снова. Это и есть то самое «перезадержание». Повторять эти действия можно очень много раз: например, семья Крупеничей просидела на «сутках» 224 дня за пересылку друг другу «запрещенных» новостей. Хорошая новость в том, что сейчас они на свободе.

П — Покаянное видео

Белорусские силовики в 2021-м году освоили новый жанр — покаянное видео. Задержанных людей ставят перед камерой и заставляют признаваться и раскаиваться в своих преступлениях против государства. Все в лучших традициях одной северокавказской республики. Неизвестно, на какую аудиторию рассчитано такое «кино» от силовиков: в искренность признаний, полученных таким способом, мало кто верит.

П — Политзаключенный

Число людей, признанных правозащитниками политзаключенными, в Беларуси растет с каждой неделей. На 28 декабря их уже 962. Белорусские власти отрицают само существование такого явления: официальная позиция гласит, что «политических статей в Беларуси нет». Число политзаключенных при этом упорно продолжает расти, и пока нет причин думать, что этот рост станет обратным.

Р — Релокейт

Релокейт — еще одно слово 2021 года в Беларуси. Это то же самое, что и перемещение, только не в отношении обычных людей, а в отношении бизнеса. Релокейт — процесс длительный и обычно тихий: перемещение за рубеж целой компании или организации лучше проводить без лишнего шума. Итог релокейта всегда один: успешных бизнесов в Беларуси становится меньше, а в соседних странах — больше.

С — Самолет

Нельзя сказать, что в белорусском небе было много самолетов. В 2021-м их стало еще меньше: все из-за принудительной посадки в Национальном аэропорту «Минск» борта Ryanair с блогером Романом Протасевичем. Неизвестно, на что рассчитывали белорусские власти, но после этого случая прежде «глубоко озабоченная» Европа ударила по стране такими санкциями, которых Беларусь еще не видела. Очевидно, что с самолетами лучше не шутить.

Фото: wikimedia.org
Фото: wikimedia.org

С — Санкции

Как звезда на макушке новогодней елочки, санкции — непременный атрибут Беларуси под управлением Александра Лукашенко. В 2021-м году США и Евросоюз нацелились на самое больное — нефтепродукты и белорусский калий. И хотя санкции еще не заработали в полную силу, Беларусь уже ответила на них, запретив вражеское мясо и молочку. В конце концов, у нас есть продукт из мяса свинины «Хамон Гродненский» и сыр «Рокфорти» от молодечненского молочного комбината. Чем не альтернатива?

С — Слив

В 2021-м году внезапно выяснилось, что компьютерные сети самых разных белорусских госорганов уязвимы для доступа извне. Весь год таинственные «Кибер-Партизаны» показывали белорусам самый настоящий сериал из документов и разговоров людей, очень напоминающих действующих и бывших силовиков. И если эти сливы действительно настоящие, остается только посочувствовать белорусским правоохранителям: работа в такой атмосфере вряд ли благоприятно сказывается на здоровье, а юридические перспективы такой «правоохранительной» деятельности весьма однозначны.

Т — Транзит

Говорят, что транзит — это то, чего очень хотели от Лукашенко в Кремле. Не знаем, правда это или нет, но пока в Беларуси транзит — слово, скорее, связанное с железной дорогой и газопроводом, а не с политикой. И даже этот транзит в 2021-м году оказался под угрозой. Ждем, что будет дальше.

У — Уголовный

Уголовных дел в Год народного единства было не просто много, а очень много. Разнообразие велико: «уголовником» можно стать за хоровод, за марш, за надпись на стене, за комментарий в Интернете. Может, именно таким способом белорусские власти и пытались укрепить то самое единство? Почему-то нам кажется, что эффект получился обратным.

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Ф — Фашист

Фашист — это обидное слово, которым белорусские власти обзывают своих оппонентов, а те, в свою очередь, им же обзывают белорусские власти. Так кто же фашисты на самом деле? Ответ на этот вопрос вы можете отыскать сами, обратившись к трудам исследователей этого феномена. Например, к Умберто Эко. Сделать это мы особенно советуем тем, кто сейчас находится во главе страны.

Х — Химия

«Прыгавор сказалі: два гады // Мне рабіць на хіміі страны, // Загубілі возраст малады, // Вы прашчайце, дзеўкі, пацаны», — такие строки под расстроенную гитару пел маргинальный персонаж из белорусского арт-хауса начала двухтысячных. «Химия» — это вид наказания, который очень активно применялся в Беларуси в уходящем году. Осужденных направляют в «исправительное учреждение открытого типа», а при везении «химию» можно отбывать и дома. «Химия» — это, конечно, не колония, но приятного в ней мало. Кстати, если вы не знаете, откуда появилось такое название, то ответ прост: в СССР осужденных часто привлекали к работе на вредных производствах. Отсюда и пошла «химия».

Ч — Чиновник

Чиновник в Беларуси — это человек, который занимает государственную должность и разделяет позицию государства по всем основным вопросам. Чиновник отвечает на обращения граждан и владеет особым «канцелярским» языком, на котором осуществляет служебную деятельность по выполнению поручений, поставленных вышестоящим руководством. Обычно белорусские чиновники предпочитают не находиться на виду: как бы чего не случилось. И это правильно: как показал 2020-й год, выход чиновника «в народ» чаще всего оборачивается чем-то, напоминающим трагикомедию.

Ш — Шпиц

«Миниатюрный шпиц обладает веселым игривым нравом, отличным слухом и преданным характером», — так описывает эту милую породу собак «Википедия». Пожалуй, преданность — самая важная черта шпица. Маленький пес никогда не предаст. И, что самое важное, шпицу не нужно об этом постоянно напоминать.

Фото: Flickr/Pipin
Фото: Flickr/Pipin

Э — Экстремист

В 2021-м году неожиданно выяснилось, что в Беларуси очень много экстремистов. Экстремистами могут быть люди, СМИ, символика и целые группы граждан (например, буквально на днях группу граждан, объединившихся посредством интернет-ресурсов «Радыё Свабода», признали целым «экстремистским формированием»). Если открыть Республиканский список экстремистских материалов, в нем можно найти немало интересного, вплоть до экстремистской группы «КУСЬ ЗА БЕЛАРУСЬ» и даже телеграм-канала политического аналитика Артема Шрайбмана. Есть мнение, что если тебя назвали экстремистом в Беларуси, то это своего рода признание и повод для поздравлений. Кстати, можете почитать, кого называют этим словом в других странах. Возможно, вы удивитесь.

Я — Ябатька

Ябатька — это обидное слово, которым экстремисты называют сторонников Александра Лукашенко. Родилось оно в 2020-м году из непродуманного слогана «Я/МЫ Батька», а в 2021-м прочно вошло в словарный запас многих белорусов. «Ябатька» — слово неприятное и неблагозвучное, но некоторым оно даже нравится. Например, гомельскому военкому Андрею Кривоносову, который признал себя «ябатькой» в эфире телеканала ОНТ, пожал Лукашенко руку на ВНС, а затем отправился в тур по Беларуси, чтобы передавать гражданам «заряд энергии и решительности от президента». Признаемся, такая приверженность и самоотдача даже вызывают уважение. Мало кто смог бы так же.