Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Помощник Лукашенко назвал новую «стоимость» коронавируса — сутки в реанимации три тысячи рублей, вакцина — 120−240
  2. От перестановки слов местами суть не поменялась. Вот что власти изменили в итоговом проекте Конституции
  3. «У Лукашенко есть возможность просидеть до 2025 года». Артем Шрайбман отвечает на злободневные вопросы читателей Zerkalo.io
  4. Референдум по Конституции пройдет 27 февраля. В бюллетене будет только один вопрос
  5. Что будет с деревьями, которые вырубили мигранты? Попытались узнать у лесников и пограничников
  6. Объявлена дата нового референдума. Что было не так с тремя предыдущими
  7. Недействительный бюллетень как легальный способ высказаться. Демократические силы о стратегии и планах на референдуме
  8. Маркевич сообщил, что в Беларуси уволили 300 культработников за «деструктивную позицию» (статья уже пропала с сайта СБ)
  9. Уровень доверия ЦИК — 16%. Узнали, что еще показал новый опрос настроений белорусов
  10. В «Белаэронавигации» прокомментировали обвинения США по факту вынужденной посадки Ryanair
  11. Назарбаев все-таки остается у власти? Поговорили с казахстанским политологом о ситуации в стране
  12. Новая Конституция разрешит политический кризис в стране? Спросили у политических экспертов
  13. «От 20 лет до пожизненного». Почему США обвинили в авиапиратстве белорусских чиновников и сотрудников спецслужб?
  14. При поляках было плохо, при русских — хорошо, государственность — с СССР. Что не так с новой методичкой белорусских идеологов
  15. На 21 января снова объявили оранжевый уровень опасности
  16. «Стоимость продуктов растет». Власти повысили цены на питание в школах и детских садах. Когда и на сколько подорожает
  17. Снег и метель. В выходные в Беларуси ожидается усиление морозов
  18. Лукашенко высказался про референдум и назвал условия проведения новых выборов и своего ухода из власти
  19. Лукашенко рассказал, что второй раз переболел коронавирусом — на этот раз «омикроном»
  20. Нацбанк прогнозирует «сложные условия» для белорусской экономики на 2022 год. Какие риски видит регулятор


Уходящий год, вероятно, войдет в историю Беларуси как переломный. Именно в 2021-м последствия политических событий августа 2020-го стали очевидны и отразились на жизни очень многих людей. Достаточно вспомнить, что именно в этому году на предприятиях и в организациях начались массовые увольнения «за политику», в Беларусь перестали летать самолеты западных авиакомпаний, а общество недосчиталось десятков СМИ и НГО, годами помогавших гражданам решать их проблемы и отстаивать свои интересы. Мы собрали в одном материале главные события 2021-го, уже ставшие историей.

Зачистка СМИ и НГО, продолжение репрессий

В начале 2021-го уличная активность протестующих в Беларуси практически сошла на нет. Попытка демократической оппозиции возобновить уличные акции весной и провести традиционный митинг 25-го марта прошла безуспешно — люди на улицы не вышли. Однако масштаб репрессий со стороны власти после этого не только не уменьшился, но и наоборот — вырос. Вот только если раньше «под раздачу» попадали в основном сами участники протестов, то ближе к весне власти занялись теми, кого посчитали (или просто громогласно объявили для публики) организаторами событий 2021-го. В первую очередь речь о СМИ и негосударственных организациях.

Обыск в офисе Белорусской ассоциации журналистов, февраль 2021 года. Фото: БелаПАН.
Обыск в офисе Белорусской ассоциации журналистов, февраль 2021 года. Фото: БелаПАН.

Частично репрессии против сотрудников негосударственных медиа начались еще в 2020-м (например, еще в августе власти заблокировали более 70 сайтов СМИ и организаций, запретили печатать в стране главные независимые газеты, а также лишили аккредитаций ряд иностранных журналистов), однако своего пика давление достигло именно в 2021-м. В начале года внимание властей было сконцентрировано на региональных СМИ и печатных изданиях, но уже весной под ударом оказались республиканские медиа: в апреле заблокировали доступ к «зеркалу» интернет-газеты Naviny.by (основной сайт оказался под блокировкой еще в августе 2020-го), в мае — разгромили портал TUT.BY, придя с обыском в офис, заблокировав доменное имя, изъяв сервера и задержав ряд сотрудников, в июле — закрыли белорусский корпункт «Еврорадио», и заблокировали сайт «Нашай Нівы», задержав часть сотрудников. В том же месяце обыски прошли в офисах «Белсата» и «Радыё Свабода», а в августе начался разгром информационного агентства БелаПАН — прошли обыски дома у сотрудников и в офисе редакции, была изъята техника, главный редактор и еще несколько сотрудников оказались за решеткой. В сентябре после истории с материалом об участнике перестрелки на Якубовского Андрее Зельцере по решению Мининформа был заблокирован сайт белорусской «Комсомольской правды» (чуть позже издание уйдет с белорусского рынка), а автор заметки, журналист Геннадий Можейко был задержан. После ему предъявили обвинение по двум статьям УК.

Причем власти принялись бороться не только с самими редакциями, но и с их аудиторией: летом начались массовые признания материалов экстремистскими. После чего читателям начали угрожать уголовной ответственностью за распространение такой информации, а затем — и за сам факт подписки на «экстремистские» медиа в соцсетях. При этом на многочисленные факты использования «экстремистских» материалов государственными органами, службами и СМИ власти не реагировали. Доходило до смешного: госгазета, перепечатывая фото признанного экстремистским TUT.BY, кадрировала снимки так, чтобы на на нем не было видно водяного знака, а в качестве источника уже позднее указывала совершенно другой ресурс.

Еще в июле Минюст подал иск о ликвидации крупнейшего независимого объединения белорусских журналистов — Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ). К сожалению, ликвидация БАЖ стала далеко не единственной в ряду негосударственных организаций. Примерно в середине года власти развернули массовое наступление на весь «третий сектор». К концу 2021-го почти 300 организаций такого рода находятся в стадии ликвидации или уже ликвидированы. Среди них, например, старей шее объединение белорусских литераторов «Союз беларуских пісьменнікаў», «Таварыства беларускай мовы імя Францішка Скарыны» и «Таварыства беларускай школы», «Центр по правам человека», Белорусский Хельсинский Комитет, курсы белорусского языка «Мова Нанова», экологические организации «Экодом» и «Багна», Гродненский детский хоспис, объединение белорусов мира «Бацькаўшчына», Институт Гёте, медиаплатформа «ИМЕНА», «Минская урбанистическая платформа», офис по правам людей с инвалидностью, белорусский ПЕН-центр, Press Club Belarus и даже «Братэрства босых бортнікаў» (организация, занимающаяся сохранением традиционного бортничества).

Не лучше и ситуация с политическими заключенными. На конец года их в Беларуси насчитывается больше 960 (ровно год назад было 169) — это бесспорный антирекорд. Даже в соседней России людей, преследуемых по политическим мотивам, меньше в два с лишним раза — и это при том, что там правозащитники отмечают рост их числа и указывают на приближение этого показателя к цифрам позднего СССР.

Посадка самолета Ryanair в Минске

23 мая в аэропорту Минска впервые приземлился самолет известного ирландского лоукост-авиаперевозчика Ryanair. Правда, причина посадки была совсем не коммерческой: после поступления от белорусского авиадиспетчера сообщения о том, что пассажирский лайнер, выполнявший рейс Афины-Вильнюс, может быть заминирован, пилоты развернули самолет над Лидой и пошли на посадку в Минске в сопровождении белорусского истребителя. В итоге борт со 126 пассажирами приземлился в столице Беларуси. По необычному совпадению среди пассажиров оказался оппозиционный блогер, бывший главный редактор телеграм-канала NEXTA Роман Протасевич, а также его девушка Софья Сапега — их прямо в аэропорту задержали сотрудники белорусского КГБ.

Уже вечером самолет вылетел из Минска в Вильнюс, однако с главными последствиями посадки борта Ryanair в Минске белорусским властям еще предстояло столкнуться. Увязав инцидент с попыткой задержания политических оппонентов, Запад среагировал удивительно быстро: сразу после бурной реакции ряда спикеров в СМИ (так, премьер Польши Моравецкий назвал произошедшее «актом государственного терроризма», а президент США Байден — «прямым вызовом международным нормам») начались и реальные меры. Сначала отдельные страны Европы, а затем и ЕС целиком запретил белорусским авиакомпаниям летать через свое воздушное пространство, а также рекомендовал собственным перевозчикам избегать полетов над Беларусью. Аналогичные меры приняли Великобритания, Украина, Сербия и ряд других государств. С инцидентом в небе над Беларусь связывали и экономические санкции, принятые западными странами чуть позже.

Изначальная реакция провластной общественности в Беларуси и сторонников Лукашенко за рубежом, называвших посадку самолета «блестящей операцией» спецслужб страны, быстро сменилась отрицанием того, что какая-либо операция вообще проводилась и что ее целью был Протасевич. Уже в первый вечер после посадки по госТВ показали фрагмент переговоров диспетчера и пилота, в котором решение сесть в Минске приписали как раз экипажу самолета. Однако позже выяснилось, что слова участников диалога в этой записи поменяли местами. Далее белорусские власти утверждали, что принуждения к посадке не было и в качестве аргумента даже приводили письмо о бомбе от человека по имени Ахмед Юрланов, якобы отправленное движением ХАМАС (само движение эту информацию опровергло). Швейцарский провайдер, администрирующий сервис, с которого было отправлено сообщение, сообщил, что это произошло уже после разворота лайнера в сторону Минска.

Фото: Reuters
Роман Протасевич. Фото: Reuters

Тем не менее, белорусские власти стояли на своем, утверждая, что никакого воздействия на пилотов не оказывали. Для поддержки этой версии по государственному телевидению даже показывали документальные фильмы, а в национальном пресс-центре прошла пресс-конференция, одним из участников которой стал Роман Протасевич, который к тому времени начал сотрудничать со следствием. Расследование инцидента ICAO (Международной организацией гражданской авиацией) затянулось, и рассмотрение итогового доклада несколько раз переносилось (в последний — на январь 2022 года).

А в декабре стало известно, что Беларусь покинул бывший авиадиспетчер Олег Галегов, работавший в день посадки в аэропорту. Он рассказал польским следователям о том, что это была спецоперация КГБ Беларуси. Белорусские власти уже традиционно назвали информацию «вбросом». В ответ польская сторона опубликовала аудиозапись переговоров между диспетчером и пилотом посаженного в Минске самолета Ryanair. На записи отчетливо слышен третий голос, который подсказывает диспетчеру как отвечать на тот или иной вопрос пилота.

Роман Протасевич и Софья Сапега остаются под следствием. Последняя недавно написала прошение о помиловании на имя Лукашенко. За день до этого стало известно, что девушке предъявили обвинения по семи статьям УК.

Санкции Запада против Беларуси

Ситуация с давлением на СМИ, гражданское общество и инцидент с посадкой самолета Ryanair в Минске не прошли незамеченными для западной общественности и политических элит. Практически на протяжении всего года ЕС, США и другие западные страны обсуждали и принимали санкции против Беларуси. Еще в 2020 году Евросоюз ввел три пакета санкций против Беларуси. В 2021-м их стало на 2 больше.

Так называемый четвертый пакет был принят в июне, в него попали 78 физлиц, а также восемь предприятий и компаний, среди которых МАЗ, БелАЗ, «Новая нефтяная компания», «Сохра Групп», «Бремино Групп», а также ряд предпринимателей. Среди последних оказался и россиянин Михаил Гуцериев, которого называют кошельком Лукашенко. «Решение было принято из-за эскалации серьезных нарушений прав человека в Беларуси и жестоких репрессий против гражданского общества, демократической оппозиции и журналистов», — аргументировали необходимость санкций в ЕС.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Параллельно с ЕС свой санкционный список дополнили США. В него вошли еще 16 физических и 5 юридических лиц, среди которых Николай Карпенков, Наталья Эйсмонт, Наталья Кочанова, Андрей Швед, Иван Тертель и другие. Из организаций в американский список тогда вошли КГБ, внутренние войска, УВД Брестского облисполкома, ЦИП на Окрестина и ГУБОПиК.

Уже через несколько дней Евросоюз добавил к ним экономические секторальные санкции, затрагивающие разные отрасли белорусской экономики. Среди них — экспорт калийных удобрений, продуктов нефтепереработки и производство «табачки». Одной из важных особенностей этих санкций было то, что действующие контракты по ним не аннулировались, а, например, санкции по калийному сектору не затронули наиболее массовые и популярные статьи белорусского экспорта.

В начале декабря подоспел и пятый пакет санкций ЕС — на сей раз он был связан с миграционных кризисом на границе Беларуси и Евросоюза. В санкционный список попали силовики, судьи, руководство Госпогранкомитета, компании нефтехимической, авиационной и туристической отрасли: «Белоруснефть», «Гродно Азот», «Белшина», авиакомпания «Белавиа», турагентство «Центркурорт», гостиницы «Минск», «Планета» и другие.

На этот раз с европейцами вновь синхронизировались другие страны: сразу после объявления о введении санкций ЕС свой список опубликовали США. В него вошли 20 человек, в том числе средний сын Лукашенко Дмитрий, 12 юридических лиц из калийной, авиационной и туристической отраслей, а также Президентский спортивный клуб. Аналогичные действия предприняли Великобритания и Канада. В британском санкционном списке — «Беларуськалий», а также сотрудники ГосСМИ Григорий Азаренок, Людмила Гладкая, прокурор Алина Касьянчик и другие. В канадский список вошли 7 предприятий и 24 человека, в том числе «Центркурорт» и «Пеленг».

Фото из архива zerkalo.io
Фото из архива zerkalo.io

Что касается реакции белорусских властей, то в начале года она ограничивалась в основном риторикой о «серьезных последствиях» и «жестком ответе». Однако после принятия пятого пакета последовали и конкретные меры. В начале декабря Минск ввел запрет на ввоз из «недружественных» стран ряда продовольствия с нового года. В него попали итальянские и французские сыры, польские яблоки, испанский хамон и многое другое. Но в запрете на импорт есть оговорки — одновременно было утверждено положение о квотировании ввоза отдельных видов товаров, попавших в санкционный список. То есть, совсем с полок магазинов они не пропадут, а лишь потребуют специальных разрешений для ввоза. Сообщалось, что продовольственное эмбарго будет действовать в течение шести месяцев, а в случае дальнейших «деструктивных действий» перечень запрещенных товаров может быть расширен.

Скандалы в спорте

Сразу несколько знаменательных событий произошло в этом году в белорусском спорте.

Все началось с эпопеи с проведением чемпионата мира по хоккею, который изначально должны были принять Минск и Рига. Еще в январе с визитом в Минск приехал тогдашний глава Международной федерации хоккея (IIHF) Рене Фазель, который встретился с Лукашенко и сделал резонансное фото с тогдашним главой Федерации хоккея Беларуси Дмитрием Басковым. Своей целью Фазель, вероятно, видел разрешение ситуации, при котором турнир остался бы в Минске. Однако вместо этого визит функционера, а также фотографии, на которых он обнимается с Лукашенко и стоит рядом с Басковым, привели к обратному эффекту. Хоккейная общественность восприняла приезд Фазеля в Беларусь максимально критически, а об отказе спонсировать турнир заявили несколько крупнейших партнеров ЧМ. Позднее несколько стран объявили о бойкоте будущего чемпионата, если он пройдет в Минске. Итогом стал полный перенос турнира в Латвию. Отметим также, что позднее Беларусь потеряла еще ряд крупных международных соревнований в других видах спорта.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

На самом же ЧМ по хоккею также не обошлось без громких историй. Причем выступление сборной Беларуси, перед стартом турнира планировавшей, по словам главного тренера Михаила Захарова, побороться за медали, и в итоге занявшей предпоследнее место, отошло на второй план. После инцидента с самолетом Ryanair госфлаг Беларуси, вывешенный возле рижской гостиницы, где жили члены команд-участниц, заменили на бело-красно-белый. Причем сделали это глава латвийского МИД Эдгарс Ринкевичс и мэр Риги Марьтиньш Стакис. «Среди флагов чемпионата мира по хоккею мы поднимаем флаг свободной Беларуси, который мне доверили белорусские политические беженцы. В Риге не должны висеть флаги, символизирующие режим, который занимается государственным терроризмом, — мы его сняли», — написал Стакис в своем Twitter.

Произошедшее вызвало агрессивную реакцию белорусских властей — после отказа латвийской стороны вернуть на место госфлаг, провести расследование и извиниться МИД выслал из Минска посла Латвии, а также весь дипломатический и и административно-технический состав посольства. Латвия ответила симметрично.

На этом хоккейные истории не закончились. Уже в начале сентября Международная федерация хоккея дисквалифицировала главу ФХБ Дмитрия Баскова, отстранив его от участия во всех международных и национальных хоккейных мероприятиях. Причина — давление и дискриминация спортсменов из-за их политических взглядов. Также Басков подозревался в причастности к инциденту с гибелью Романа Бондаренко, однако в итоговом заключении IIHF не нашла этому подтверждений. Сам Басков вскоре покинул свой пост в ФХБ (позднее его заменил бывший гребец Александр Богданович), а затем ушел и со своего поста в совете директоров КХЛ. Уже через неделю после отстранения для Баскова нашли новое место — в Совете Республики.

Дмитрий Басков

Другим знаковым событием стал демарш белорусской легкоатлетки Кристины Тимановской на Олимпиаде в Токио. После организационной ошибки штаба сборной на Играх не смогли выступить некоторые участницы забега 4×400 метров в эстафете. Занять их место попросили других спортсменок, в том числе Тимановскую. Та в свою очередь публично раскритиковала руководство нацкоманды. После этого она подверглась осуждению в провластных телеграм-каналах и на белорусском телевидении.

1 августа Тимановская заявила, что представители Национального олимпийского комитета купили ей билет на самолет и попытались вывезти ее домой, в Беларусь. Однако НОК Беларуси заявил, что отстранил Тимановскую «в связи с эмоционально-психологическим состоянием» по решению врачей. В итоге спортсменка осталась в Токио, откуда 4 августа улетела в ЕС. Сейчас она живет и тренируется в Варшаве. В той самой эстафете Беларусь в итоге заняла предпоследнее место из 16 сборных, а в целом для нашей команды игры в Токио по завоеванным наградам стали наихудшими в истории.

Экономика и проблемы в сельском хозяйстве

Несмотря на многочисленные негативные прогнозы по белорусской экономике, которые начали появляться еще до начала политического кризиса 2020-го года, а также санкционное давление, 2021-й стал для страны, скорее, успешным годом. Экспорт товаров в ЕС увеличился почти в два раза по сравнению с 2020-м, а ВВП к ноябрь показывал рост в 2,7%. Ближе к концу года экономический рост немного замедлился, но в целом результатами власти могут быть довольны.

В то же время эксперты сходятся во мнении, что причиной экономического роста стали не действия Беларуси, а внешняя конъюнктура. Рост экспорта был вызван оживлением рынков за рубежом после после пандемии, а также ростом цен на отдельные группы товаров, многие их которых Беларусь продает за границу. В некотором смысле позитивный эффект дало и принятие санкций, действие которых отложено во времени — некоторые покупатели белорусской продукции, которую скоро нельзя будет приобрести в Европе, могли брать ее «про запас».

Однако хватает в экономике и негатива, который уже совсем скоро может сказаться на благосостоянии граждан. Заметно выросший госдолг, как признают сами чиновники, уже стал для страны проблемой. Они опасаются, что в скором времени Беларуси придется привлекать заимствования не только для рефинансирования внешнего долга, но и для его обслуживания. В 2022 году чиновники прогнозируют дефицит республиканского бюджета на уровне 2,9−3 миллиарда рублей. Нехватку средств планируют профинансировать за счет внешних займов, которые будут привлекать под инвестиционные проекты, а также за счет остатков средств республиканского бюджета. При этом сами рынки, на которых эти средства можно найти, за последнее время для нашей страны значительно сжались — опять-таки, из-за политических причин. Не преисполнены позитивом власти и на 2022 год — они прогнозируют проблемы с ВВП, а также недовольство работников. Все это происходит на фоне все новых санкций, вводимых странами Запада.

Упомянем и о еще одной неприятной неожиданности в экономике в 2021-м: проблемах в сельском хозяйстве. Началось все с неурожая зерна и картофеля, а также снижения поголовья свиней. Также в текущем сезоне успели собрать заметно меньше овощей, чем в прошлом. В Беларуси снизилась урожайность гречихи, ярового рапса. В конце октября Европейский банк развития заявлял, что сельскохозяйственное производство сократилось на 13,7% годовых. Это замедлило рост ВВП и сказалось на росте цен на продовольствие.

Увольнения неблагонадежных

Весь 2021-й год прошел под знаком «послевыборных» чисток в госаппарате и на госпредприятиях, однако своего пика этот процесс достиг к концу года. Причем если в 2020-м так воздействовали в основном на задержанных участников протестных акций, а также публичных персон, высказавшихся против насилия или не подчинившихся требованиям руководства, то в 2021-м власти, кажется, решили свести счеты вообще со всеми, кто не проявил достаточной лояльности.

Особо массовая волна увольнений прокатилась по предприятиям осенью. Мы публиковали целую серию материалов, в которых белорусы рассказывали о том, как столкнулись с проблемами на работе работы из-за своей политической позиции. Так, работники Нацбанка рассказали нам, что в этой организации с сотрудниками расстаются в разные даты, чтобы не было массовости. Причины — лайки и посты в соцсетях, причем фамилии подлежащих увольнению были внесены в специальный список. О существовании «черных списков» рассказали и бывшие сотрудники Государственного комитета судебных экспертиз — причем в этом случае причиной становились в том числе и подписи за альтернативных кандидатов во время президентской кампании. А, например, на «Минскэнерго» увольнениям подверглись члены участковых избирательных комиссий, отказавшиеся подписать итоговые протоколы на выборах. Решение о продлении контрактов с сотрудниками там принимает специально созданный отдел, проверяющий людей «на благонадежность».

Массовые увольнения случились на Белорусской железной дороге — сотрудники также рассказывают, что списки «поступили сверху». По их словам, если раньше где-то на местах руководство выражало солидарность с сотрудниками, которые были на акциях и получили сутки или штрафы, то сейчас ищет поводы убрать их из коллектива, причем незаметно. Как рассказал один из сотрудников, увольняют не только тех, кого задерживали на акциях протеста, но и просто участников, которых удалось опознать. Достается и поставившим подпись за альтернативных кандидатов или под коллективным обращением о непризнании итогов выборов и отставке Лукашенко. При этом многие пообщавшиеся с нами сотрудники подчеркивают, что массовые увольнения в БЖД могут привести к ухудшению качества работы предприятия, а в худшем случае — к угрозе безопасности пассажиров.

Мы рассказывали и об увольнениях в сфере культуры, и в других отраслях экономики. Но сами увольнения далеко не всегда становятся для белорусов главной проблемой. Зачастую сложность заключается в поиске новой работы. О таких трудностях нам рассказывали бывшие учителя (собеседнику, бывшему педагогу, в итоге пришлось устроиться грузчиком и сборщиком мебели), семья бывших сотрудников госорганизации и бывшая журналистка районной газеты.

Пропаганда в СМИ и идеология в образовании и культуре

На фоне репрессий против независимых медиа государственные СМИ в 2021-м году, кажется, получили полный карт-бланш: пропагандисты не стеснялись в выражениях, рассказывая о протестах, политических оппонентах Лукашенко и людях, не поддерживающих курс власти. Во время разгрома НГО журналисты гостелеканалов и газет, еще недавно писавшие об этих организациях в комплиментарном тоне, начали называть их «агентами Запада» и «пятой колонной». Не работала и профессиональная солидарность: во время уничтожения независимых медиа пропагандисты, коллеги и знакомые которых оказывались за решеткой, не только не поддерживали их, но и нередко сами снимали «обличительные» сюжеты.

Одной из наиболее примечательных персон 2021-го в сфере госпропаганды стал ведущий СТВ Григорий Азаренок, не стеснявшийся в выражениях во время рассказов о деятельности оппонентов власти. Оскорблений Азаренка было так много, что мы даже сделали тест, в котором предложили читателям угадать персону по использованному ведущим СТВ обороту.

Что интересно, не обошли стороной ведущие СТВ даже руководство соседней России — в одном из выпусков коллега Азаренка Евгений Пустовой потроллил неизвестную персону, которая «пряталась от народа по бункерам» и пользовалась ботоксом. Многие узнали в этом человеке президента России Владимира Путина, однако сам Пустовой позднее заявил, что имел в виду лидера США Джо Байдена.

Также 2021-й можно назвать годом «разоблачительных фильмов» о причинах протестов 2020-го и на другие политические темы. Александр Лукашенко же в этом году раздал необычайно много эксклюзивных интервью зарубежным медиа — правда, преимущественно российским. Одно из редких интервью крупным западным медиа — британскому Би-Би-Си — прошло для Лукашенко так тяжело, что госТВ даже пришлось монтировать свою версию, заметно отличавшуюся от оригинала.

Основную роль в госпропаганде традиционно играло телевидение, но не остались в стороне и газеты. Одной из самых ярких историй в этом плане стала публикация в «Мінскай праўде» карикатур на католических священников и прихожан католической церкви, которая возмутила как многих граждан, так и саму церковь. Костел расценил иллюстрацию как разжигание ненависти, а властям даже пришлось оправдываться, отмечая, что публикация «не отражает официальную позицию государства». Правда, милиция в самой публикации нарушений не нашла, а потому к ответственности за публикацию никто привлечен не был.

Фото: сайт belkiosk.by
Фото: сайт belkiosk.by

Отдельным идеологическим фронтом для власти в 2021-м стала сфера образования: еще в августе Лукашенко заявлял, что «школа не может быть вне политики, но политика там должна быть только одна — государственная». В этом году в школах появились руководители военно-патриотической подготовки, ввели факультативы «Духовность и патриотизм» и «Основы семейной жизни», классные часы, дополнительные факультативы, и все это вместе со «Школой активного гражданина» (ШАГ), которая существовала уже несколько лет. Мы пообщались с учителями и узнали, как изменилась их работа на этом фоне. Если коротко, уровень идеологии и правда вырос, но, кажется, детям все это не очень интересно.

Миграционный кризис

После введения Евросоюзом очередных санкций Александр Лукашенко заявил, что в ответ Беларусь пересмотрит свои подходы к охране общей с ЕС границы. «Я честно сказал, что мы не будем больше держать тех, кого вы гнобили в Афганистане, Иране, Ираке. У нас нет на это ни денег, ни сил в результате ваших санкций», — заявил тогда он.

И действительно, уже летом литовские пограничники начали сообщать о необычайно высоком числе прибывающих на границу в поисках убежища людей (преимущественно с Ближнего Востока). К концу июля в Литву через Беларусь прибыло больше 3 тысяч мигрантов — это число в 40 раз превышало показатель всего предыдущего года. При этом власти страны-соседки заявляли, что миграционные потоки организовываются белорусской страной и назвали происходящее «контрабандой мигрантов» и «гибридной агрессией». Подтверждения тому, что миграционные потоки направляются властями Беларуси, находили и журналисты: как белорусские, так и зарубежные. Так, резко выросло число авиарейсов из стран Ближнего Востока в Минск, а на местных рынках начали активно работать фирмы, предлагающие мигрантам визовую и транспортную поддержку.

Задержание нелегальных мигрантов в Литве в июне 2021 года. Фото: pasienis.lt
Задержание нелегальных мигрантов в Литве в июне 2021 года. Фото: pasienis.lt

Изначально наиболее массовое движение мигрантов фиксировалось на литовском направлении. Вильнюс в ответ действовал по процедуре: принимал людей, просивших об убежище, размещал их в специальном лагере и занимался рассмотрением заявок. Однако вскоре стало ясно, что при таком числе мигрантов разместить в Литве всех попросту не удастся. Еще в июне страна начала строительство палаточного городка в городе Пабраде, так как местный центр приема беженцев не справлялся с потоком. Городок вскоре открылся, однако уже к концу июля оказался переполнен и он. В итоге в начале августа страна пошла на крайние меры: министр внутренних дел разрешила пограничникам разворачивать нелегальных мигрантов в Беларусь. Через несколько дней Латвия, также столкнувшаяся с наплывом мигрантов, объявила на границе с Беларусь режим чрезвычайной ситуации, что позволило стране прекратить прием прошений о статусе беженца и также отправлять мигрантов обратно в нашу страну.

Несмотря на многочисленные жалобы мигрантов о жестоком обращении со стороны европейских пограничников, активно тиражировавшиеся белорусскими госСМИ, поток людей, стремящихся в ЕС, не угасал. Уже вскоре резкий рост числа нелегальных мигрантов начала фиксировать Польша. Наученные опытом Литвы, поляки оперативно ввели на границе с Беларусью режим ЧС, установили на границе заграждения из колючей проволоки и начали строительство забора.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

С конца лета новости с белорусско-польской границы начали выглядеть, как военные сводки: медиа ежедневно отчитывались, сколько попыток пересечения границы зафиксировано, сколько мигрантов задержано. Белорусские СМИ неизменно сообщали о применении пограничниками к мигрантам насилия, западные — о фактах помощи мигрантам со стороны белорусских служб. При этом, подчеркивая «бесчеловечность» Запада, белорусская сторона принимать мигрантов сама не спешила. Мы рассказывали о случае, произошедшем с иракским курдом, попросившим убежище в Беларуси после неудачных попыток попасть в ЕС. Сразу после того, как мигрант сообщил о желании остаться в стране, его депортировали.

Ситуация на границе сказалась и на жизни внутри страны: читатели сообщали нам о большом числе людей с восточной внешностью, которых замечали в торговых центрах крупных городов и столичном аэропорту, свидетели рассказывали о том, как предположительные мигранты прибывают в Минск и на границу.

Своего пика кризис достиг в начале ноября. Тогда из Беларуси в сторону Польши выдвинулась большая группа мигрантов, в которой насчитывалось до нескольких тысяч человек. Рядом с погранпереходом «Брузги» они свернули в лес, где попробовали штурмовать границу, после чего разбили там палаточный лагерь. Через несколько дней мигранты переместились к самому погранпереходу, где провели ночь, а на следующий день вновь попытались штурмовать границу, чему препятствовали польские силовики.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В то же время ЕС пытался разрешить проблему с мигрантами с помощью дипломатии. Итогом стали несколько телефонных звонков покидающей свой пост канцлера Германии Ангелы Меркель Александру Лукашенко. После этого белорусская сторона разместила часть мигрантов, находящихся в Брузгах, в близлежащем логистическом центре, организовала для них санитарные условия, подвоз еды и другой помощи. В то же время ряд авиакомпаний отказался от перевозки граждан некоторых стран Ближнего Востока в Беларусь, а вместо этого были организованы эвакуационные рейсы для мигрантов домой.

В итоге к декабрю ситуация на границе в целом стабилизировалась, и польские пограничники с каждым днем сообщали о все меньшем числе зафиксированных попыток нелегального перехода. А 28 декабря пограничная служба Польши и вовсе не обнаружила ни одной попытки перехода мигрантами границы.

Сворачивание дипломатии

Особенно тяжелым прошедший год стал для белорусского внешнеполитического ведомства. К концу года многие эксперты отмечали, что западное крыло белорусской дипломатии «потрепано, как никогда раньше».

Еще весной Александр Лукашенко на совещании по оптимизации сети загранучреждений заявил, что Минск не видит перспектив белорусского дипломатического присутствия в ряде стран. После этого министр иностранных дел Владимир Макей сообщил, что Беларусь планирует закрыть представительства Беларуси в нескольких странах. Так, больше нет нашего посольства в Эквадоре и отделения белорусского посольства в Хабаровске, посольства в Канаде, позднее по требованию американских властей — Генерального консульства в Нью-Йорке (МИД даже выразил по этому поводу свое сожаление). Часть посольств, как в случае с уже упомянутой Латвией, значительно сократили свой штат.

Аналогичные меры предпринимались и в отношении зарубежных представительств — так, еще в начале августа Беларусь отозвала свое согласие на назначение Джули Фишер послом США в Минске. Кроме того, американской дипмиссии до 1 сентября было предложено сократить свою численность до пяти человек. 31 августа шесть американских дипломатов покинули Беларусь.

В конце года Владимир Макей встретился с Лукашенко и по итогам разговора заявил, что белорусское представительство за рубежом продолжит сокращаться. «Мы значительно сокращаем дипломатическое присутствие в европейских странах. Не имею в виду, что мы сокращаем посольства, загранучреждения. Мы сокращаем численность дипломатического персонала. Но его мы в значительной мере перебрасываем на другие участки работы, на другие направления, где они будут востребованы — это страны СНГ, мы укрепляем ряд посольств, и страны дальней дуги», — сказал он.

По словам Макея, дипломатическое присутствие Беларуси будет укреплено в странах, которые являются для нее стратегически важными партнерами, в том числе, в Китае и Индии. В МИД Беларуси в скором времени появится специальный отдел Китая. Чиновник отметил, что есть и планы открытия новых представительств в Африке — странах, «которые являются и платежеспособными, и где востребована наша продукция». Сам факт сокращения белорусского дипломатического присутствия на Западе Макей связал с санкционным давлением на Беларусь.

Владимир Макей
Владимир Макей

Конец года также ознаменовался громким инцидентом с белорусским посольством в Лондоне: МИД сообщил о том, что не него было совершено нападение. По информации ведомства, группа людей испортила фасад здания, а затем атаковала прибывших на место белорусских дипломатов, одному из которых потребовалась медицинская помощь. Лондонская полиция задержала часть западавших, причем утверждалось, что ими были белорусские мигранты, входившие в объединение «Надзея». Из-за этого случая в МИД вызвали временного поверенного в делах Великобритании, которому заявили протест и потребовали провести расследование инцидента. До этого нападениям несколько раз подвергалось белорусское посольство в Бельгии: здание посольства обливали черной краской, наносили на всю стену надпись «For the murder of Witold Ashurak» («За убийство Витольда Ашурка». — Прим. Zerkalo.io), вешали на ворота велосипедные замки.

Нам удалось пообщаться с одним из предполагаемых участников событий возле посольства, который рассказал свою версию событий.

Интеграция с Россией

В то же время российский вектор белорусской политики в 2021-м необычайно активизировался. Это выглядело нелогично на фоне прошлогодних намеков властей на спонсирование протестов из Москвы, но объяснимо с учетом практически полного сворачивания западного вектора политики. За год Лукашенко и Путин встречались необычайно часто. А главным итогом этих переговоров стали планы по укреплению белорусско-российской интеграции, зафиксированные в подписанных в начале ноября «союзных программах».

Фото: kremlin.ru
Фото: kremlin.ru

Что примечательно, для «эпохального» по представлению белорусских госСМИ события у Путина не нашлось времени на личную встречу — документы утверждали дистанционно, когда президент России находился на праздновании Дня народного единства в Крыму.

Несмотря на опасения части белорусского общества об угрозе белорусскому суверенитету, который могут нести программы, формально они не выглядят прорывом. Даже в сравнении с договором о создании Союзного государства Беларуси и России 1999-г года, который Лукашенко пописывал еще с Ельциным, документ имеет весьма скромное содержание: в нем не идет речи о единой валюте, наднациональных органах или расширении российского военного присутствия в Беларуси. Также многие эксперты отмечают, что в кратком содержании текстов программ выбраны максимально расплывчатые формулировки, которые мало к чему обязывают стороны и характеризуются как «продолжение 20-летнего разговора о намерениях».

 

Исходя из того, с чего начиналось обсуждение нового этапа белорусско-российской интеграции в 2019-м году, можно констатировать, что на основные уступки России Беларусь так и не пошла. А главное «яблоко раздора» в виде 31-й дорожной карты, подразумевавшей создание наднациональных органов, из повестки просто пропало.

Тем не менее, некоторые знаменательные события в белорусско-российских отношения в 2021-м все-таки произошли. Речь в первую очередь о военном сотрудничестве. Так, еще в августе в Гродно прибыли подразделения зенитных ракетных войск РФ. Они приехали для формирования учебно-боевого центра совместной подготовки ВВС и войск ПВО Беларуси и России, решение о создании которого было принято еще в марте. Это все еще не российская военная база на территории Беларуси, разговоры о возможном появлении которой ведутся уже давно, однако само появление «учебки» можно назвать заметным расширением российского военного присутствия.

Фото: mil.by
Фото: mil.by

А в декабре Александр Лукашенко в интервью российскому журналисту Дмитрию Киселеву заявил о том, что Россия поставила в Беларусь зенитный ракетный комплекс С-400, уточнив также, что модель не учебная, а боевая. Это система большой и средней дальности (обнаруживает цель на дистанции до 600 км), которой ранее в нашей стране не было. В том же разговоре Лукашенко сообщил, что в случае размещения НАТО ядерного оружия в Польше он предложит России вернуть аналогичное вооружение в Беларусь. На уточняющий вопрос: «Какое?» — он ответил, что договорится с Путиным. «То ядерное оружие, которое будет наиболее эффективно при таком соприкосновении. Мы на территории Беларуси к этому готовы. Я, как рачительный хозяин, ничего не разрушил — все „сараи“ стоят на месте», — сказал Лукашенко.

Правда, в возможности Беларуси вернуть ядерное оружие в те же «сараи» есть сомнения — мы делали подборку фотографий объектов ядерной инфраструктуры, оставшейся в стране с советских времен. Если коротко — состояние их боеготовности вызывает вопросы.

Подготовка к референдуму

Почти весь год в Беларуси обсуждали конституционную реформу — изменение Основного закона, по словам властей, должно было стать решением для назревших в обществе противоречий. Еще в марте в стране была создана Конституционная комиссия, которая к 1 августа должна была предоставить Лукашенко соответствующие предложения. С тех пор сроки несколько раз переносились про причине возврата проекта на доработку. В октябре для этого даже дополнительно сформировали специальную рабочую группу, которая несколько раз проводила заседания. В итоге в ноябре Лукашенко заявил, что подготовка изменений в Конституцию вышла на финишную прямую, а голосование по нему запланировано на конец февраля 2022-го. В итоге финальный документ был представлен и вынесен на общественное обсуждение лишь 27 декабря.

Сам проект, который опубликовали власти, вызывает много вопросов. Во-первых, по своей сути он практически аналогичен нынешней Конституции, а двумя кардинальными отличиями становятся появление нового органа — Всебелорусского народного собрания (ВНС), полномочия для которого хотят делегировать от президента и парламента, а также ограничения для президента по количеству сроков. Также в документе прописано закрепление «брака как союза женщины и мужчины» и добавлен абзац о том, что государство «обеспечивает сохранение исторической правды и памяти о героическом подвиге белорусского народа в годы Великой Отечественной войны». Есть и другие косметические изменения вроде исчезновения пункта о стремлении к нейтралитету. Еще один примечательный момент — появление в проекте Конституции пункта о гарантиях бывшему президенту.

При этом каких-то ключевых изменений, отвечавших бы интересам выступающей за перемены части общества, в проекте нет. Более того, из нынешних формулировок следует, что Александр Лукашенко сможет не только провести на своем посту весь нынешний срок (до 2025 года), но и дважды баллотироваться в президенты после этого. Еще одна странность — неясный механизм формирования ВНС, которые предполагается определить в течение следующего год принятием отдельного закона.

В целом же эксперты склоняются к тому, что проект Конституции призван обеспечить продолжение правления Лукашенко уже на новом посту — председателя ВНС. На этой должности он сохранит за собой контроль за практически всей вертикалью власти и стратегическими решениями, а — главное — за потенциальным новым президентом. Главная же претензия к документу заключается в том, что он вряд ли решит проблемы, назревшие в обществе в 2020-м и ярко проявившиеся в уходящем 2021-м.