Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В Беларуси подорожают билеты на поезда и электрички
  2. На Всебеларусском народном собрании на безальтернативной основе избрали председателя (все знают, как его зовут) и его заместителя
  3. Караник заявил, что по численности врачей «мы четвертые либо пятые в мире». Мы проверили слова чиновника — и не удивились
  4. Климатологи рассказали, какие регионы накроет рекордная жара летом 2024-го
  5. Российские войска в ближайшие недели усилят удары и изменят набор целей — эксперты ISW
  6. Проголосовали против решения командиров и исключили бойца. В полку Калиновского прошел внезапный общий сбор — вот что известно
  7. У беларусов — очередная напасть: силовики вызывают на «беседы», после чего некоторые временно остаются без средств на жизнь
  8. В Польше автобус, который следовал из Гданьска в Минск, вылетел в кювет и врезался в дерево
  9. «Посеять панику и чувство неизбежной катастрофы». В ISW рассказали, зачем РФ наносит удары по Харькову и уничтожила телебашню
  10. BYPOL: Во время учений под Барановичами погиб офицер
  11. Сейм Литвы не поддержал предложение лишать ВНЖ беларусов, которые слишком часто ездят на родину
  12. Беларусская компания «отхватила» крупный проект почти на полмиллиарда долларов в одном из регионов РФ. Как с ним связан сенатор Басков?
  13. В Беларуси меняются правила постановки автомобиля на учет
  14. Пропагандисты уже открыто призывают к расправам над политическими оппонентами — и им за это ничего не делают. Вот примеры
Чытаць па-беларуску


27 декабря Гомельский областной суд вынес приговор по делу троих «рельсовых партизан» из Светлогорска — Олега Молчанова, Дмитрия Равича и Дениса Дикуна. Первому дали 21 год колонии усиленного режима, второму — 22 года, третьему — 23. Суд был закрытым. По общедоступной информации, мужчины были осуждены за повреждение релейного шкафа на железнодорожной ветке, по которой в феврале-марте переправляли российскую технику и людей для нападения на Украину. Не сообщается, что в результате акции светлогорских «рельсовых партизан» пострадал или погиб кто-либо, неизвестно даже, причинен ли какой-либо ущерб подвижному составу. Можно предполагать, что если бы были жертвы, это фигурировало бы в обвинении — можно сделать вывод, что жертв не было. А приговоры — как при Сталине. Это мнение Юрия Дракохруста.

Юрий Дракохруст

Обозреватель «Радыё Свабода»

Кандидат физико-математических наук. Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

Очень показательно, что светлогорчанам инкриминировалась, кроме прочих, и статья УК «Измена государству».

А в чем заключалась измена коренным интересам белорусского государства? Стоит напомнить, что Александр Лукашенко 15 октября сформулировал, в чем состоит участие Беларуси в «специальной военной операции»:

«Наша поддержка заключается в том, чтобы западные наши границы, в данном случае с Польшей и Литвой, не были нарушены и не был нанесен через Беларусь удар в спину российским войскам. <…> Сегодня наше участие заключается в том, что мы лечим россиян и украинцев, кормим россиян и украинцев и больше всего, в подавляющем большинстве, предоставляем убежище беженцам из Украины…

Но мы никого там не убивали и убивать не собираемся. Нас, во-первых, никто не просит участвовать в этой операции, в данном случае Россия».

Так светлогорские «рельсовые партизаны» и не способствовали вторжению в Беларусь польских или литовских войск, не мешали лечить или кормить кого бы то ни было. Они лишь препятствовали тому, чтобы россияне с белорусской земли нападали на украинцев.

Лукашенко и Путин на встече в Сочи 26 сентября 2022 года. Фото: пресс-служба Кремля
Лукашенко и Путин на встрече в Сочи 26 сентября 2022 года. Фото: пресс-служба Кремля

Чудовищный приговор Гомельского суда с обвинением в «измене государству» — свидетельство того, что российские нападения на Украину с белорусской территории — это, с точки зрения власти, коренной интерес белорусского государства. И что Беларусь участвует войне не только обороной западной и северной своих границ, не только лечением и кормлением.

Приговор Дикуну, Молчанову и Равичу — один из самых суровых, вынесенных в Беларуси по политически мотивированным обвинениям. На больший срок — на 25 лет — был осужден только Николай Автухович. Фигуранты других дел о препятствовании российскому военному транзиту по железной дороге получали меньшие сроки, чем светлогорчане.

Представляется, что увеличение сроков за аналогичные деяния — часть общей тенденции, которая наблюдается в последние месяцы. Создание региональной группировки войск Беларуси и России, массовая сверка воинских документов, резкий рост расходов на оборону в бюджете на будущий год, внесение в УК новации о смертной казни за измену государству чиновниками и военными — все это свидетельствует об одном: белорусская власть готовится к еще большему вовлечению страны в войну, вплоть до вступления в нее белорусской армии. И усиление наказаний за препятствование агрессии — в этом же русле.

Из сказанного не следует, что белорусские власти считают большее вовлечение страны в войну неизбежным. Но, судя по всему, они считают, что после объявления мобилизации в России это стало более вероятным, чем до нее. Можно спорить о том, насколько Лукашенко сохраняет самостоятельность в этом вопросе. Даже если некоторую и сохраняет, то на категоричное «надо» из Кремля он не будет и не сможет возразить. Как в феврале не возражал против использования белорусской территории для агрессии.

И поэтому сейчас он просто готовится. По-разному, в разных направлениях. В частности, пытаясь обеспечить еще большую покорность населения, еще меньшую его способность к малейшему проявлению недовольства и тем более нелояльности.

Казалось бы — куда уж дальше? А есть куда. Потому что соответствующие меры — они не на нынешнюю ситуацию, они на ту, когда белорусов пошлют в бой. И соответственно, когда в Беларусь пойдут гробы, когда, возможно, в Беларусь полетят украинские ракеты.

При этом Лукашенко понимает, что политико-психологический механизм добровольной поддержки войны и готовности нести ее тяготы и в России работает не слишком эффективно, а в Беларуси подавно. Для части россиян эта война — миссия их страны, ответ на вызов, брошенный Западом. Белорусов это мотивирует очень слабо: войны они не хотят, никакой своей миссии в ней не чувствуют, никакой угрозы со стороны Украины они в большинстве не видят.

Поддерживает Украину в этой войне меньшинство. Но установка большинства — не поддержка России, а категоричное «это не наша война».

Ну, а как заставить их осознать, что это их война, когда белорусская армия двинется через границу? Пропагандистского мастерства как Соловьева и Скабеевой, так и Азаренка и Муковозчика для этого может и не хватить. По крайней мере, за месяцы войны его не хватило для того, чтобы переломить массовые антивоенные настроения белорусов.

Ну так, а что остается? Страх. Чтобы своей власти боялись больше, чем войны.

Именно в этом заключается послание, заложенное в приговоре по делу светлогорских «рельсовых партизан».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.