Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  2. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  3. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  4. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  5. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  6. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  7. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  8. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  9. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  10. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  11. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  12. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  13. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  14. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  15. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  16. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа


Между Беларусью и Польшей продолжается транспортная «война». Она сопряжена закрытием пунктов пропуска со стороны Варшавы и контрсанкциями Минска. Все это происходит на фоне ранее введенных санкций ЕС против грузовых машин из Беларуси и контрсанкций Минска. «Зеркало» попыталось ответить на вопрос, какая из стран — Беларусь или Польша — пострадает из-за этой транспортной «войны».

Снимок носит иллюcтраfтивный характер. Фото: TUT.BY

Коротко о том, что произошло

В ноябре 2021 года Польша закрыла пункт пропуска «Кузница Белостоцкая» (сопредельный с пунктом «Брузги» в Гродненской области). С 10 февраля этого года также закрыли пункт пропуска в Бобровниках.

Минск в ответ запретил польским перевозчикам въезжать на территорию Беларуси через границы с Литвой и Латвией, это можно сделать только через польско-белорусские пункты пропуска.

Польша отреагировала на контрсанкции Минска тем, что вечером 21 февраля ограничила движение белорусских грузовиков на последнем действующем пункте пропуска с нашей страной «Кукурыки — Козловичи». Это решение не затрагивает транспорт, который зарегистрирован в странах ЕС. А вот из стран ЕАЭС, к примеру, в Польше через нашу страну не удастся попасть.

Это февральское ограничение Польши на пересечение границы кардинально ничего не изменило для белорусских грузоперевозчиков. Дело в том, что ранее 9 апреля прошлого года Евросоюз запретил автомобильные грузоперевозки, в том числе транзитные, для белорусских и российских компаний. Проезжать в ЕС после этого могли белорусские фуры по специальным пропускам. Их могли получить, к примеру, фармацевтические, медицинские, сельскохозяйственные компании. Всем остальным грузовикам из Беларуси и России въезд в Европу запретили еще 9 апреля прошлого года.

В ответ на это Минск ввел контрсанкции для автоперевозчиков из ЕС: фуры могут въезжать к нам только для перегрузки груза или перецепки, дальше его могут доставлять белорусские перевозчики.

Хорошо, так какие фуры сейчас могут пересекать польско-белорусскую границу, а какие — нет?

Если совсем упростить, то въезд в Польшу закрыт для фур на белорусских номерах (через Литву и Латвию можно по спецпропускам).

При этом европейские грузовики могут въезжать в нашу страну для перегрузки груза или перецепки.

Что касается польских фур, то им возможно попасть в нашу страну через «Кукурыки — Козловичи». Въезжать в Беларусь через Литву или Латвию эти грузовики не могут.

Попасть обратно в Польшу, по данным водителей, им разрешено в том числе с полуприцепами с белорусскими номерами (их пропускают в обе стороны).

Для пассажирского транспорта, который едет в Польшу, сейчас остается открытым один переход — «Тересполь», рядом с Брестом.

Какая из сторон транспортной «войны» может пострадать больше? Беларусь или Польша?

Если ответить коротко, то пострадают обе страны. Точные суммы потерь сложно оценить из-за нехватки многих данных, но, скорее всего, больше потеряет Беларусь, считают аналитики «Кошт урада». Поясним чуть подробнее.

Белорусские госСМИ утверждают, что закрытие пункта пропуска в Бобровниках «на экономике Беларуси никак не сказалось». У транспортных компаний и пассажирских перевозчиков — иное мнение, они заявляют про дополнительные расходы, которые в итоге закладываются в розничные цены доставляемых товаров. А для пассажиров, которые ездят в Польшу из Беларуси, уже подорожала стоимость билетов.

Что касается польской стороны, то грузовые перевозчики соседней страны также заявляют про дополнительные расходы, особенно из-за закрытия пункта пропуска в «Бобровниках».

«Вне зависимости от причин конфликта с закрытием грузовых переходов на белорусско-польской границе, важно понимать экономические последствия этого шага. Как полное, так и частичное закрытие транспортного коридора повлечет за собой очевидные негативные экономические эффекты для обоих сторон. Варианта при котором одна сторон останется в выигрыше, а вторая сторона проиграет не будет, — говорят аналитики „Кошт урада“. — Скорее всего негативные эффекты будут иметь большее значение для белорусской стороны, нежели для польской».

Во-первых, польская экономика работает в значительно более свободном режиме, чем белорусская и не испытывает санкционного давления, поясняют эксперты.

«Во-вторых, для экономики Беларусь характерна большая зависимость от внешнеторговых операций, чем для экономики Польши. К тому же Беларусь все еще является важным источником для обхода российских санкций. Многое что нельзя завести в Россию напрямую, до сих пор можно ввести в Беларусь. Санкции только хотят выровнять для двух стран, чтобы избежать такой ситуации. А пока этого не произошло, Беларусь все еще остается родиной креветок. Поэтому потеря возможности транспортных перевозок с Польшей для Беларуси может обернуться не только потерями в двусторонней торговле с западной соседкой, но и осложнить реэкспорт товаров в Россию. Второе, вполне вероятно, может грозить даже большими потерями», — считают аналитики.

Они также поясняют, в каких отраслях страны — Беларусь и Польша — заметнее всего ощутить последствия транспортной «войны».

«По данным польской стороны (белорусская статистика по внешней торговли в значительной мере закрыта), Польша поставляет в Беларусь автомобили и сельскохозяйственную технику, химическую продукция и машины и оборудование. Причем динамика польского экспорта положительная (ввозят в нашу страну больше товаров, что закупают у нас. — Прим. ред.), что может быть связано с реэкспортом польских товаров в Россию, — отмечают аналитики. — С другой стороны, Польша покупает у белоруской стороны древесину, изделия из дерева и уголь, продукцию химической промышленности, масла (преимущественно растительные) и металлы».

В целом товарооборот за 2022 года между двумя странами оценивается на уровне выше 2,5 млрд евро.

«Острее всего потери будут ощущаться в транспортно-логистической сфере и приграничный бизнес. Так местные магазины на приграничных к Беларуси воеводствах, крупноформатные магазины, которые ранее посещали белорусы, должны учитывать сокращение товарооборота. Аналогичные сложности почувствует приграничный белорусских бизнес, завязанный на работой с польскими поставщиками и покупателями», — говорят эксперты «Кошт урада».