Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  2. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  3. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  4. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  5. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  6. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  7. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  8. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  9. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  10. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  11. В разных городах Беларуси заметили северное сияние


Белорусы покидают родину, оставляя там недвижимость, на которую многие копили и брали кредиты. «Зеркало» узнало у земляков, что сейчас с их жильем и как они планируют поступать с ним. К слову, многие из тех, с кем мы пообщались, заняли выжидательную позицию и от квартир не избавляются — в надежде, что в ближайшие годы ситуация в стране изменится и они смогут вернуться в Беларусь. При этом «не боясь следующие годы провести в тюрьме ни за что».

Фото: "Зеркало"
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: «Зеркало»

«Ждать будем, сколько потребуется»

Семья Тимофея (имена героев статьи изменены) раньше жила в райцентре Брестской области, в 2021 году все они уехали за границу. На родине пустой осталась их квартира — евродвушка площадью 45 «квадратов», с мебелью и личными вещами. Продавать недвижимость и пускать в нее квартирантов белорусы не хотят.

— В нашем городе аренда принесет в месяц около 80 долларов (226 рублей, переведено по курсу Нацбанка на 16 марта. — Прим. ред.), в лучшем случае будет 100 долларов (283 рубля. — Прим. ред.). С этого еще и налоги какие-то надо платить. Люди, которые арендуют жилье, не всегда ведут себя ответственно и чистоплотно, живут по принципу «не мое — не жалко». Поэтому есть риск, что износ квартиры (сантехника, отделка, мебель) не окупится никогда, — говорит Тимофей.

Семья платит «тунеядскую» коммуналку. Тяжелее всего жировки в зимние месяцы, когда за отопление выходит 70−80 рублей в месяц, хотя радиаторы в квартире стоят на минимуме.

Фото с сайта pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото с сайта pixabay.com

— Я считаю, что у меня нет выбора. Если поехать сейчас, чтоб получить какие-то деньги с квартиры, то есть высокий риск уже никуда не уехать потом. Эти деньги не стоят того риска. Поэтому будем считать квартиру замороженным активом до лучших времен.

Тимофей говорит, что «лучшие времена» — это когда в стране заработают законы и будут соблюдаться права человека. Тогда появится возможность безопасно приехать домой, «не боясь следующие годы провести в тюрьме ни за что». Собеседник считает, что тогда из Беларуси перестанут уезжать люди, а цены на жилье подрастут.

— Ждать будем, сколько потребуется: пять, десять, пятнадцать лет. Но я не думаю, что «вертикаль» долго продержится.

«Решили играть в долгосрок и отложить продажу до лучших времен»

Два года назад семья Виктора уехала в Польшу. Мужчина говорит, что уезжали они «не то чтобы спонтанно», но тогда они не предполагали, как надолго затянется жизнь вне Беларуси, не знали, как сложится их жизнь в Европе. Поэтому захватили с собой «на всякий» случай все документы.

— В райцентре Брестской области у нас осталась свежепостроенная квартира. Она так и стоит пустая, приходится оплачивать коммуналку. Сдавать ее не вариант, потому что стоимость аренды в нашем городе настолько низкая, что ущерб от сдачи могут не покрыть поступления от квартирантов, — рассказал Виктор.

Собеседник говорит, что наблюдает за событиями в Беларуси и считает, что ситуация на родине становится все хуже. Поэтому супруги задумываются о покупке жилья в Польше. Для этого им очень пригодились бы деньги от продажи квартиры в родном городе.

— Проблема в том, что мы с женой в ней прописаны, насколько я знаю, дистанционно выписаться в никуда нельзя. Возвращаться для того, чтобы уладить этот вопрос, мы опасаемся. Поэтому решили ждать и играть в долгосрок, то есть отложить продажу до лучших времен, пока Беларусь не станет прекрасной Беларусью будущего.

«Сдавать квартиру левым людям опасаюсь»

Минчанка Елена и ее сын больше года назад уезжали из родного города очень быстро, взяв с собой минимум вещей и документы. В столице осталась квартира, где зарегистрирована она и ее ребенок.

— Я даже доверенность не успела ни на кого оформить, чтобы можно было часть бюрократических вопросов решать. Правда, потом оформила ее в ЕС и переправила в Минск, — говорит женщина.

После того как собеседница начала получать «тунеядскую» жировку, она отказалась «по максимуму» от каких-то коммунальных услуг — отключила телевизионные каналы, интернет, обслуживание домофона. Потом задумалась о том, чтобы пустить в квартиру арендаторов. Минчанка искала желающих «среди своих», назначила минимальную арендную стоимость, но квартиранты не нашлись.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

— Сдавать квартиру левым людям я опасаюсь — разбомбят квартиру, а я там ремонт сделала, мебель новую купила. Жалко.

Продавать квартиру женщина пока не хочет, говорит, что цены на жилье сейчас очень упали. Но даже если квартиру она продаст, то вырученные деньги пока не сможет вложить в жилье в Европе — в новой стране ее пребывание находится на стадии легализации.

— Конечно, есть риск того, что власти начнут поголовно конфисковывать жилье у инакомыслящих. Кто знает, кого они туда надумают включать. Тогда вообще без ничего останешься.

Однако Елена не отчаивается, когда в голову лезут мысли о такой печальной перспективе. Говорит, что даже если в Беларуси так произойдет, то все равно наступят времена, когда «отобранное имущество придется вернуть старым владельцам».

«Не вернусь уже в Беларусь, и пора позаботиться о жилье тут»

Марина уехала в Польшу почти два года назад. В Гродно у нее осталась однокомнатная квартира.

— Уже тогда было понятно, что просто оставлять ее нельзя, ведь закон о тунеядцах действовал и в те времена. Поэтому еще до отъезда я сдала ее внаем по договору, за 300 рублей. Каждый месяц плачу налог с квартиросдачи, что-то порядка 41,5 рубля, — сообщила гродненка.

Еще до закрытия пункта пропуска «Бобровники» белоруска ездила домой раз в два-три месяца и могла хотя бы немного контролировать состояние своей недвижимости. Теперь она запланировала поездку в Гродно на это лето, нужно будет продлить договор с квартирантами.

— Но в Беларуси очень нестабильная ситуация, практически ежедневные неадекватные решения Лукашенко. Земляки массово уезжают из страны, они стараются продать недвижимость пока что по адекватной цене.

В последнее время у женщины у все чаще возникает желание продать свою квартиру, пока она еще больше не упала в цене. Она отметила, что сделать это ей будет проблематично.

— Боюсь, что вообще могу остаться без недвижимости, хотя я уезжала не по политическим причинам. Я прекрасно понимаю, что не вернусь уже в Беларусь, пора позаботиться о жилье тут, хотя что-то меня постоянно сдерживает. Видимо, все-таки надо принять это решение.

«Желающих арендовать квартиру особо не было»

Минчанин Михаил в прошлом году покинул Беларусь. В столице у него осталась трехкомнатная квартира в «свежем» доме, его семья жила там шесть лет.

— Решили попробовать сдать ее в аренду за 650 долларов (1842 рубля. — Прим. ред.) — ориентировались на рыночную цену на подобное жилье. Желающих арендовать квартиру особо не было. Но примерно за месяц я нашел квартирантов — пара без детей и животных. Мы немного поторговались и заключили договор аренды на год, — вспоминает Михаил.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Собеседник сдает жилье официально, платит налог, а потому квартплата начисляется не «тунеядская» — до переезда она была около 80 рублей, приблизительно такой же осталась и сегодня. За состоянием квартиры присматривают родители нашего собеседника. По их информации, состояние жилья сильно не ухудшилось.

Мужчина считает большим везением то, что они смогли найти квартирантов. Даже несмотря на все плюсы жилья — новый дом, близко к центру, недалеко метро.

— Мои знакомые тоже сдавали свое жилье, это удалось сделать не всем. А те, у кого это получилось, договорились на гораздо меньшие деньги, чем намеревались изначально.

Продавать трешку семья пока не планирует, потому что еще нет уверенности в работе и заработке в той стране, куда они переехали. Хотя и возвращаться в Беларусь до наступления кардинальных изменений они не будут.

«Квартиру и машино-место будем продавать»

— Нам пришлось срочно уезжать сразу после Нового года. В Беларуси осталась новая, построенная несколько лет назад квартира и машино-место. Попросили там пожить сестру, — рассказал Матвей.

Родственница живет в квартире за небольшую арендную плату, вносит коммунальные платежи и присматривает за котом. Животное Матвей намерен забрать, как только нормально устроится в новой стране — он выбирает между Польшей и Германией.

— К счастью, прямо перед отъездом мы успели сделать доверенности. Когда будет постоянное место работы, то перевезем вещи и кота. Квартиру и машино-место будем продавать. Уже узнали, что перевоз вещей достаточно дорого стоит, но осталось много всего, что нам дорого и пригодится.

Матвею и его супруге из-за этого очень грустно, мужчина говорит, что это решение «обрубает все связи» с родной страной. Пара считает, что ситуация в Беларуси если и изменится, то нескоро.

Еще один собеседник, минчанин Николай, перебрался в Польшу в мае 2022 года. В столице у него осталась квартира, которую он строил с помощью льготного кредита. В прошлом году мужчина погасил кредит, но по закону недвижимость нельзя отчуждать еще три года.

— В квартире сейчас живет знакомая на условиях «поливать цветы и платить коммуналку». В планах — продать жилье через два года.

Семья Аллы уехала из Беларуси в декабре прошлого года. В Беларуси они покупали квартиру и дом.

— С квартирой удалось разобраться — продали ее квартирантам, которые там жили. Договорились с ними о двухлетней рассрочке. А вот с домом оказалось проблематичнее.

В доме семья прожила всего полтора года. Прошлым летом владельцы недвижимости уже понимали, что будут уезжать, поэтому выставили дом на продажу. Однако покупатель на него до сих пор не нашелся.