Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Мы точно так же маневрируем, как Лукашенко». Арестович объяснил, почему Зеленский до сих пор не встретился с Тихановской
  2. Для бизнеса подготовили еще одно изменение. На этот раз чиновники хотят поднять один из налогов
  3. Умер глава МИД Владимир Макей
  4. В 2023 году планируют заметно поднять земельный налог. Повышение коснется и населения, и бизнеса (размер прибавки многих может удивить)
  5. Принудительный труд заключенных. Мебельные гиганты ЕС годами закупают продукцию белорусских колоний — новое расследование
  6. У белорусского омоновца замечен пистолет пятого поколения — в Беларуси таких быть не должно. Рассказываем почему
  7. Налаживал отношения с Западом, устраивал праздники вышиванки и оправдывал репрессии. Чем запомнится глава МИД Владимир Макей
  8. В 2023 году повысят подоходный налог для некоторых физлиц. Кого могут затронуть новшества
  9. «В перспективе станет еще сложнее». Поговорили с консультантом, который помогает получить визы
  10. «Хотите под плеткой походить?!» Лукашенко упрекнул некоторых белорусов в том, что они понимают свободу и независимость не так, как он
  11. Лукашенко предсказал конец ОДКБ в случае поражения России в войне. Кажется, на этот раз он прав — объясняем
  12. Контратаки ВСУ и переполненные больницы и морги. Главное из сводок штабов России и Украины на 276-й день войны
  13. Путин — матери погибшего солдата в Украине: Мы все смертные, мы все под Господом, и мы когда-нибудь из этого мира все уйдем
  14. Синоптики рассказали, какими будут последние дни осени и начало зимы


В резонансном интервью журналисту Би-Би-Си Стивену Розенбергу Александр Лукашенко рассказал о том, сколько людей, по его мнению, поддержали его на выборах, а также оценил свой нынешний уровень поддержки в обществе. Он заверил, что в 2020 году за него не голосовали «650 или 670 тысяч» человек: «Но это всего лишь 13% или 15%. Кто-то не пришел — вот отсюда и 80%». «И люди все больше и больше прозревают. И сегодня их уже не 80%. Сегодня их 87%, а может, и 90%», — добавил Лукашенко. Мы решили посмотреть, как политик оценивал свой рейтинг ранее.

2003: Неизвестно, сколько точно, но много

Высказывания Лукашенко о его рейтинге во время первых двух сроков нам найти почти не удалось. Единственное сохранившееся упоминание об уровне поддержки его политики в обществе случилось во время пресс-конференции для региональных российских СМИ, состоявшейся в августе 2003 года. Отвечая на вопрос о военной реформе, Лукашенко пустился в рассуждения о поддержке военных в Беларуси, назвав их вторыми по популярности в обществе, — после себя.

«По рейтингу в обществе армия после президента в Беларуси занимает второе место, — сказал тогда Лукашенко. — Вот кому вы доверяете больше всего: на первом месте президент, на втором армия. Меня оппозиция критикует, я говорю: так я же главнокомандующий, надо сложить мой рейтинг и второе место — армия, тоже надо сложить. Это будет мой рейтинг. На третьем месте церковь, но сейчас уже пятое занимает место».

Фото: пресс-служба Александра Лукашенко
Фото: пресс-служба Александра Лукашенко

2006: Так много, что пришлось фальсифицировать выборы

Уже следующее высказывание Лукашенко о собственном рейтинге вызвало скандал. Рассуждая об итогах последних выборов на пресс-конференции для украинских журналистов в ноябре 2006 года он заявил, что результаты электоральной кампании пришлось сфальсифицировать — из-за того, что его рейтинг был слишком высоким. Якобы на самом деле за него проголосовало 93,5% пришедших на участки избирателей.

«Поэтому если вам говорят, что, знаете, тут сфальсифицировали выборы, и так далее, и так далее, — не верьте этому, — сказал он. И тут же продолжил. — Да, мы последние выборы фальсифицировали, я уже западникам это говорил. За президента Лукашенко проголосовало 93,5%. 93,5. Но, говорят, это неевропейский показатель. Мы сделали восемьдесят… шесть? (По официальным результатам выборов, опубликованным ЦИК, Лукашенко на выборах 2006 года набрал 82,97% голосов избирателей. — Прим. Zerkalo.io) Это правда было! И если сейчас начать пересчитывать бюллетени, я не знаю, что с ними делать вообще. Это европейцы нам до выборов говорят: „Ну, если будут примерно европейские показатели на выборах, то мы ваши выборы признаем“. Мы постарались сделать европейские показатели. Но тоже, видите, не получилось. Пообещали, что если европейские, то все будет нормально. Сделали европейские — ненормально».

Такие откровения вызвали в обществе негативную реакцию, а около 50 оппозиционеров и представителей интеллигенции даже направили в прокуратуру обращение, в котором высказывание Лукашенко оценивалось как «открытый вызов всем избирателям страны и международному сообществу». Также подписанты требовали возбудить по этому факту уголовное дело и «выяснить, кому Лукашенко дал команду фальсифицировать итоги голосования и каким образом это осуществлялось на практике». Однако в ответе, подписанном генпрокурором Григорием Василевичем, было сказано, что «документальными данными об искажении итогов выборов президента 2006 года генеральная прокуратура не располагает». Оценки самому высказыванию дано не было.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Тем не менее, Лукашенко от своих слов не отказывался. «За меня на последних выборах проголосовало, для сведения, 93%. И я признался потом, когда меня просто начали давить, что мы фальсифицировали выборы. И я грубо сказал: „Да, фальсифицировали“. Я отдал команду, чтобы не 93% было, а где-то там 80, я не помню, сколько. Потому что за 90 — это уже психологически не воспринимается. Но это была правда», — говорил он позднее в интервью российской газете «Известия».

Вновь подтверждал эту информацию он и на другой пресс-конференции. А также высказывался об уровне поддержки, которого ожидает от общества на следующих выборах. Правда, на этот раз «реальный» уровень поддержки в 2006-м вырос еще больше.

«Я не иронизировал, — сказал Лукашенко. — Это была правда. С девяноста шести или семи процентов до восьмидесяти семи или сколько там было? Я определил [необходимый барьер на будущих выборах]. Мне хотелось бы, чтобы за меня проголосовало две трети населения. Это конституционное, можно сказать, большинство населения — и тогда это высочайшая степень доверия. Если за меня проголосует 70−75% населения — не надо как 95% или 97% было прошлый раз, — это будет очень хорошо. [Предвыборному штабу] сказал так, что если люди будут идти и голосовать за Лукашенко, то вы их, пожалуйста, на пороге не держите».

2014: «Почти 90%»

В очередной раз тема рейтинга Лукашенко была поднята на еще одной пресс-конференции для СМИ из российских регионов (это традиционное мероприятие, которое политик проводит уже много лет). На вопрос о том, пойдет ли Лукашенко на следующие выборы, он ответил расплывчато.

«Ну, вы знаете, если бы выборы были завтра, я бы вам сказал: да, я пойду. Но до выборов-то еще почти год. И что произойдет за этот год — непонятно, — заявил он. — Я недавно говорил, мне предлагали, я могу на выборы пойти и в марте месяце, раньше — нет, это по Конституции, а в марте следующего года: „А, вот у Лукашенко рейтинг хороший, почти 90%, давайте пойдем, никто не вякнет, ни один Запад, ни в России, никто не скажет Лукашенко что-то подтасовал…“ Но это будет нечестно. Это я вот три дня тому назад сказал публично: это будет нечестно. Как бы ни сложилась ситуация, выборы состоятся в октябре-ноябре, так, как общество воспринимает и как оно, вообще-то, готово. То есть, пять лет заканчиваются когда, тогда и пройдут выборы. А подстраиваться под ситуацию, чтобы сохранить власть… Ну да, не нарушение Конституции, ну, а зачем? Все равно у народа останется зазубринка, а наши оппоненты получат факт для критики тебя. Зачем это?»

В итоге выборы действительно состоялись в октябре 2015-го, и, по официальным данным ЦИК, Лукашенко набрал на них 83,47% голосов пришедших на участки избирателей — немногим меньше, чем озвученный им самим рейтинг. При этом на все той же пресс-конференции сам Лукашенко об электоральных рейтингах высказывался негативно.

«Некоторые меня критикуют: „Вот, украинские события позволили нашему Лукашенко, — это оппозиция у нас „плявузгает“, — и рейтинг у него поднялся, и он тут авторитетным стал…“ Я говорю: „Какие они идиоты, подонки“. Они какими категориями мыслят — они говорят о каком-то рейтинге, когда гибнут люди там… Какой рейтинг, какое миротворчество, какое посредничество?! О детях нужно думать, о стариках, которые там гибнут! Вот в чем вопрос», — сказал он.

Уже после выборов 2015-го во время инаугурации Лукашенко в очередной раз упомянул о своем высоком рейтинге — правда, в контексте того, что реформировать экономику не собирается.

«Реформаторы толкают меня на реформы: „Смотрите, какой рейтинг доверия! Почти весь народ за президента! Давай быстренько проведем реформы! Давай резать по-живому!“ Я им отвечаю: „Начнем резать с тех, кто это предлагает“. Так не пойдет! Вот вам мой ответ, по крайней мере, на ближайшие пять лет, пока я президент», — заявил он.

2019: «Более 60%» — но не в Беларуси, а в России

Летом 2019-го года Александр Лукашенко вновь затронул вопрос собственной популярности как политика. На встрече с главой МИД Латвии Эдгаром Ринкевичем он рассказал о перспективах белорусско-российских отношений.

«Мы хотим добрых отношений с Западной Европой, Европой вообще, Евросоюзом, США. Я понимаю, что такое ЕС и Америка, но мы ни в коем случае никогда не станем рвать наши отношения, ни за какие деньги, с братской Россией. Это наша Россия, это наши люди, которые нас уважают. Так, думаю, будет всегда, по крайней мере, пока я президент, это точно», — сказал он, а также отметил, что в России «наши люди», она всегда подставит плечо, а рейтинг Лукашенко, по его словам, в РФ «за 60%».

2020: Больше 3%?

В преддверии президентских выборов 2020 года электоральный рейтинг Лукашенко стал объектом для шуток многих интернет-пользователей. Дело в том, что в предвыборных онлайн-опросах читателей, которые проводили некоторые белорусские интернет-ресурсы, Лукашенко на фоне других кандидатов обычно набирал считаные проценты голосов. Это стало причиной появления политического мема «Саша 3%», намекавшего на невысокий рейтинг Лукашенко, а также введения властями запрета на проведение политических опросов без аккредитации. При этом многие эксперты склонялись к мнению, что реальный рейтинг гораздо больше. Так, обозреватель белорусской службы «Радио Свобода» Юрий Дракохруст для портала TUT.BY на основе предыдущих данных НИСЭПИ и утекшего из Института социологии НАН исследования называл цифру примерно в десять раз больше.

Не соглашался с цифрой и сам Лукашенко — на встрече с брестскими активистами, добивавшимися закрытия аккумуляторного завода, он прокомментировал тот самый мем.

«Это вы «Саша 3%» уже написали на майках, — сказал тогда Лукашенко. — Ну вы хоть верите, что у действующего президента [рейтинг] 3%? Да вот в этой вот альтернативной компании я и то больше трех наберу. Поэтому не надо нас дергать. И никогда не оскорбляйте. «Вусаты таракан», еще чего-то. Я еще пока действующий президент. Ни в одной стране не позволено оскорблять людей. Я ведь никого из вас не оскорбил лично. А если вы хотите разного рода жулье защитить — ну, вы защищайте, только не со мной. Коррупционерам в стране делать нечего».

2021: От 68% (или двух с половиной тысяч человек?) — и снова до 90%

Самые массовые в истории суверенной Беларуси протесты, случившиеся после выборов, однозначно показали, что прежней поддержки в обществе Лукашенко не имеет. В первые послевыборные месяцы упали, видимо, и собственные оценки политика. Уже во время Всебелорусского народного собрания в феврале этого года он допустил, что мог не набрать утвержденных Центральной избирательной комиссией 80% голосов.

«Я даже начинаю думать после этих выборов… Вот там нарисовали <…>. Я думаю, ну знаете, вот откровенно, у наших же губернаторов есть привычка показать, у кого лучше. И кто-то там полпроцента-процент-два мог дописать. Ну слушайте, ну нельзя нарисовать 80%. Ну хорошо, если кому-то не нравится 80, пусть будет 76. Пусть даже будет 68, как в среднем сейчас по анкетам, или 74−75% по опросам. Но все равно мы победители, за нами подавляющее большинство народа», — заявил он на мероприятии, похвалив при этом делегатов и чиновников за то, что они «не дрогнули».

При этом Лукашенко отметил, что его рейтинг вновь растет — причем как раз из-за протестов. Он сослался на результаты социсследования, проведенного аналитическим центром EcooM, известного публикацией комплиментарных по отношению к власти данных.

«После этих протестов рейтинг по доверию в Минске выше, чем где-нибудь! — сказал Лукашенко. — Почему? Потому что люди хлебнули этого! И увидели, они увидели, что происходит, что происходит у них на улицах. И все: «А не-е-е, мы этого не хотим, а мы хотим, чтобы было, як да выбараў (стилистика речи сохранена. — Прим. Zerkalo.io). А мы хотим вернуться в ту Беларусь». Я вынужден был сказать: «Мы в ту Беларусь не вернемся, мы сделаем ее лучше». Но это мы с вами должны сделать, именно мы впереди должны пойти. Вы — две с половиной тысячи человек».

В августе Лукашенко провел большую пресс-конференцию, на которой огласил очередные данные по своему рейтингу в других странах — на этот раз в Украине.

«Когда-нибудь вы допрыгаетесь, что я рискну, переступлю эту [украинскую] границу. Без оружия. И у меня будет не 40% [поддержки среди] украинцев, а минимум 90%», — сказал он, отвечая на вопрос журналиста украинского телеканала «Наш».

Правда, украинские социсследования в это же время показывали заметное падение популярности Лукашенко у населения этой страны — с 45% до 34% только за последний год. Согласно результатам опроса, к Александру Лукашенко негативно относились 59% респондентов, позитивно — 34%. По утверждениям авторов, хуже, чем к Лукашенко, из зарубежных политиков украинцы относились только к Владимиру Путину.

В октябре на совещании по противодействию санкционным мерам Лукашенко вновь высказался по поводу выборов и собственного рейтинга.

«Я внимательно отслеживаю СМИ. И в России, и в Америке, и в Европе, и в Беларуси. В Беларуси западники провели социологические исследования, в результате которых белорусы однозначно заявили, что никакая Тихановская выборы не выигрывала никогда. И признают, что [я] однозначно победил», — сказал он, не указав при этом, о каких именно исследованиях идет речь.

При этом результаты исследований различных инициатив и организаций показывали обратное: платформа «Голос» на основе математического анализа протоколов избирательных комиссий отдавала Тихановской 56% голосов, Лукашенко — 34%, немецкий центр ZOiS по результатам опроса говорил о 53% голосов у Тихановской и 18% — у Лукашенко, британский Chatham House на основе социсследования — о 52,2% у Тихановской и 20,6% — у Лукашенко.

В конце концов в интервью Би-Би-Си Лукашенко вернулся к цифрам, которые называл в середине 2000-х. «Сегодня их 87%, а может, и 90%», — сказал он о числе своих сторонников, однако вновь не указал, на чем основывается это утверждение.