Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Лукашенко после «разноса» мотовелозавода за провал по локализации поручил назначить нового директора
  2. «Сейчас с белорусов особый спрос». Представитель Тихановской рассказал, что его не пустили в Украину
  3. «Формирование гражданственности, патриотизма». Какие новые учебники получат школьники и что в них изменится
  4. Уничтожение «наемников и националистов», российские группировки в Украине, штурм Песков опять отбит. Главное из сводок штабов
  5. Украина продляет мобилизацию, видео взрыва в курортной Затоке, арест российских активов на 5 млн долларов: 173-й день войны
  6. Суд по делу о «захвате власти»: Зенкович записывал ZOOM-конференции «заговорщиков» для «военных коллег» и «партизан»
  7. Сто семьдесят четвертый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  8. В МАРТ рассказали, что дефицита «в магазинах не было и нет», а цены удается успешно сдерживать
  9. «Важные истории» узнали имена российских солдат, причастных к убийствам жителей Киевской области и позвонили им. Один признался
  10. «Что у вас на обед? Ягненок с кровью?» Пропагандисты атаковали евродипломатов во время суда над Ивашиным: цитаты
  11. «Начал делать поворот налево — и резко полетел носом вниз». Узнали подробности крушения аэроплана под Слонимом
  12. «Ситуация почти как в Фукусиме, и не помогает никто». Интервью с инженером оккупированной Запорожской АЭС
  13. «Жуликов здесь хватает». Лукашенко пожаловался на «нерасторопных чиновников» и бардак с долгостроями в Минске
  14. До +32°С. На следующей неделе будет очень жарко
  15. Посол Украины подверг критике заявление представителя Минобороны Беларуси, что Минск не участвует в войне
  16. Попытка прорыва обороны и возможная перегруппировка российских войск. Главное из сводок штабов на 172-й день войны
  17. В Минздраве рассказали о росте заболеваемости коронавирусом и оценили опасность «омикрон-ниндзя»


ICAO (Международная организация гражданской авиации) 17 января выпустила отчет по инциденту с рейсом Ryanair FR4978, которым летели Роман Протасевич и его девушка Софья Сапега. Документ разослали 193 государствам-членам организации, включая 36 стран, которые избраны в специальный Совет. «Радыё Свабода» и российская «Новая газета» утверждают, что отчет ICAO оказался в их распоряжении, и пишут о его содержании.

Фото: wikimedia.org
Фото: wikimedia.org

Издания сообщают, что в 30-страничном отчете содержатся технические подробности, а часть его посвящена анализу информации о посадке рейса, предоставленной белорусскими властями. Напомним, по официальной версии, в аэропорт Минска поступила информация о том, что на борту самолета была бомба.

В своем отчете ICAO обращает внимание на тот факт, что белорусская сторона заявила о двух письмах с угрозами минирования самолета. Первое якобы поступило на почту аэропорта Минска в 12.25, второе — в 12.56. При этом от первого письма Беларусь предоставила лишь скриншот. Журналы почтового сервера airport.by и файлы e-mail предоставлены не были. Белорусская сторона объясняет это тем, что информация была удалена в связи с политикой хранения данных в минском аэропорту.

Таким образом, ICAO может достоверно говорить лишь о существовании второго письма, которое получили в Минске в 12.56 (сведения подтверждаются информацией из Швейцарии, полученной через Литву). При этом диспетчер сообщал пилоту о бомбе около 12.30. Откуда у него была такая информация, достоверно утверждать невозможно. Такое же письмо пришло в аэропорт Вильнюса в 12.25, но, как говорится в отчете, его увидели лишь на следующий день. Аналогичные письма получили в аэропортах Софии (в 12.27) и Бухареста (12.28). Сообщения о минировании также отправляли в Киев и Афины, но туда они не дошли.

ICAO отмечает, что белорусская сторона не соблюдала некоторые стандартные процедуры безопасности. Так, после посадки самолета в Минске, несмотря на угрозу взрыва, экипажу заявили, что один из его членов должен остаться на борту на время проведения обыска. Правила безопасности при этом требуют, чтобы и экипаж, и пассажиры покинули самолет. При этом диспетчер аэропорта Минска заявил, что решение оставить одного члена экипажа на борту воздушного судна было принято экипажем. В отчете также сказано, что КГБ не ввел режим антитеррористической операции, несмотря на сообщение о бомбе. В документе указано, что был нарушен и протокол о сообщении кода «КРАСНЫЙ».

Напомним, инцидент с посадкой в аэропорту Минска рейса Ryanair под номером FR4978 произошел 23 мая 2021 года. Первоначально говорилось о том, что самолет совершил экстренную посадку, а вскоре стало известно, что причиной стало сообщение о минировании. На борту рейса находились бывший главный редактор телеграм-канала NEXTA Роман Протасевич и его девушка Софья Сапега, которых после посадки задержали.

В минском аэропорту эвакуация пассажиров началась не сразу. Позже они вспоминали, что им пришлось подождать некоторое время перед тем, как покинуть самолет.

Государственные СМИ и провластные телеграм-каналы в тот же день сообщили о том, что пилоты самостоятельно обратились в аэропорт Минска и попросили принять самолет. Информацию якобы сразу же доложили Лукашенко, который разрешил посадку и направил для сопровождения рейса истребитель.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

О том, что пилоты сами запросили посадку в Минске, говорила и пресс-секретарь аэропорта Минска Ромина Саматханова. Информацию о том, что самолет сопровождал истребитель Миг-29, подтвердил заместитель командующего ВВС и войсками ПВО Беларуси генерал-майор Андрей Гурцевич.

Уже на следующий день, 24 мая, на телеканале «Беларусь 1» показали отрывок переговоров диспетчера и пилота. Согласно ему, решение сажать самолет в Минске принял экипаж. Однако уже 25 мая Департамент по авиации Беларуси опубликовал на своем сайте полную расшифровку переговоров диспетчера и пилота. Как оказалось, настойчивые рекомендации сажать самолет в Минске передавал белорусский диспетчер, но в материале «Беларусь 1» его слова приписали пилоту.

В отчете Департамента по авиации приводился полный текст письма, которое поступило на адрес [email protected] c электронного адреса protonmail.com: «Мы, солдаты ХАМАС, требуем, чтобы Израиль прекратил огонь в Секторе Газа. Мы требуем, чтобы Европейский Союз отказался от поддержки Израиля в этой войне. Известно, что участники Delphi Economic Forum возвращаются домой рейсом FR4978. В этот самолет заложена бомба. Если вы не выполните наши требования, бомба взорвется 23 мая над Вильнюсом».

В тот же день представитель ХАМАС выступил с опровержением этой информации:

— Это совсем не наши методы. Какие-то подозрительные стороны делают это, чтобы демонизировать ХАМАС и помешать мировым симпатиям к палестинскому народу и его законному сопротивлению, — заявил представитель организации.

А 27 мая представители email-провайдера Proton Technologies AG заявили, что письма с угрозами были отправлены уже после того, как самолет развернулся в аэропорт Минска.

В Департаменте по авиации Беларуси утверждали, что сразу же после того, как самолет вошел в воздушное пространство страны, белорусский диспетчер довел до пилотов информацию об угрозе и самостоятельно порекомендовал совершить посадку на запасной аэродром в Национальном аэропорту Минск. Таким образом, ведомство опровергло первоначальную информацию белорусских властей и СМИ о том, что пилоты сами запросили посадку в Беларуси. В Департаменте по авиации заявили, что экипаж несколько раз уточнял источники получения информации и ему было сообщено, что первичная информация с угрозами поступила в Национальный аэропорт Минск. В Департаменте также утверждали, что пытались дозвониться до представительства авиакомпании Ryanair в Литве, но сделать это не удалось.

Артем Сикорский. Фото: Национальный пресс-центр
Артем Сикорский. Фото: Национальный пресс-центр

27 мая состоялось заседание Совета ICAO, в котором принял участие директор Департамента по авиации Артем Сикорский. Официальная позиция Беларуси заключалась в том, что пилот самостоятельно принял решение сажать самолет в Минске, на него не оказывалось никакого давления. По мнению Сикорского, в Беларуси не знают, почему пилот принял такое решение, ведь аэропорт Вильнюса был ближе. По итогам этого заседания Совет ICAO решил провести полноценное расследование инцидента и призвал все причастные страны к сотрудничеству.

В июне глава Ryanair Майкл О’Лири, выступая в комитете по транспорту Палаты общин парламента Великобритании, заявил, что белорусская сторона оказывала давление на пилота, угрожая ему взрывом в том случае, если самолет войдет в воздушное пространство Литвы. О’Лири сообщил, что пилот просил связать его с операционным центром Ryanair в Варшаве, но диспетчеры ему отказали, заявив, что там никто не отвечает на звонки. По мнению главы Ryanair, на экипаж оказывалось серьезное давление, чтобы он приземлился именно в Минске. «Его не обязывали делать это [сажать самолет в Минске], однако у него не было другой альтернативы», — сказал глава авиакомпании.

16 июня Совет ICAO сообщил, что Беларусь, Польша, Греция, Ирландия, Литва и Швейцария предоставили некоторую информацию для расследования инцидента. Промежуточный отчет расследовательской группы пообещали предоставить примерно 23 июня 2021 года, а полный — осенью. Промежуточный отчет действительно появился спустя несколько дней, а его главным выводом было то, что информации для завершения расследования все еще недостаточно.

Роман Протасевич. Фото: Reuters
Роман Протасевич. Фото: Reuters

Осенью полный отчет тоже не появился, его публикацию перенесли на зиму. В Департаменте по авиации требовали от ICAO предоставить «данные объективного контроля с борта воздушного судна», так как все еще не могли понять, по какой причине пилот решил садиться в Минске.

В декабре стало известно, что Беларусь покинул бывший авиадиспетчер Олег Галегов, работавший в день посадки самолета. Он рассказал польским следователям о том, что это была спецоперация КГБ. Белорусские власти назвали информацию «вбросом». В ответ польская сторона опубликовала аудиозапись переговоров между диспетчером и пилотом посаженного в Минске самолета Ryanair. На записи отчетливо слышен третий голос, который подсказывает диспетчеру как отвечать на тот или иной вопрос пилота.

Глава Департамента по авиации Артем Сикорский заявил, что не знает, что это за человек. Он продолжал отстаивать официальную позицию о том, что экипаж решил посадить самолет в Минске по неизвестной причине.

 — Он должен был лететь на ближайший аэродром. Минск в тот момент, когда он разворачивался, не являлся ближайшим. В нашей зоне ответственности он был ближайшим, когда тот входил в воздушное пространство Беларуси с территории Украины, — говорил Сикорский.

Подлинность записи, предоставленной польской стороной, опроверг Следственный комитет Беларуси. Там заявили, что в ней содержатся признаки монтажа. А вскоре телеканал ОНТ показал якобы того самого человека, который подсказывал диспетчеру, что говорить. По версии телеканала, им оказался руководитель полетов Минского районного диспетчерского центра Евгений Цыганов.