Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Бессмертие для диктаторов: рассказываем, как стареющие правители пытаются продлить себе жизнь и что из этого выходит
  2. Посольство: информация о белорусе, получившем в Челябинске повестку о мобилизации, вероятно, фейковая
  3. В посольстве сообщили о госпитализированных с менингитом белорусах в Подмосковье. Один из них, возможно, скончался
  4. Дело TUT.BY передали в суд. Дата первого заседания пока неизвестна
  5. Без повестки и звонков. В Борисовском районе от военнообязанных требуют явиться для сверки учетных данных
  6. Подоляк озвучил потери украинской армии в войне с Россией. Ранее это называли закрытой информацией
  7. «Не так все радужно, как показывают по телевидению». Большой репортаж «Зеркала» из освобожденного Херсона
  8. В Миорах силовики задержали не меньше 13 человек. Среди них — «Человек года Витебщины» и его сын
  9. Вступительная кампания в вузы в 2023 году пройдет по новым правилам (и с характеристикой)
  10. «Зноў не той». В Беларуси продолжаются задержания по поводу комментариев о смерти Макея
  11. Какую игру ведет Лукашенко, подготовка к мобилизации в Крыму, число убитых и сдавшихся в плен. Главное из сводок на 282-й день войны
  12. Зачем российские пропагандисты извратили заявление Хренина и чья Белогоровка. Главное из сводок на 281-й день войны
  13. Глава ОНТ предложил главе ЦИК назначать президента на ВНС, чтобы не допустить к власти «Зеленских, котлет и Наусед». Тот не против
  14. В США при странных обстоятельствах погибла белоруска, ее муж, свекровь, двое дочерей и собака
  15. «Чувствует себя нормально». Мария Колесникова остается в больнице до понедельника
  16. «Как остановить пожар в Европе?» В ОБСЕ зачитали последнюю речь Макея
  17. В МНС рассказали, какие налоговые изменения уже точно введут в 2023 году. Они затронут как бизнес, так и население


Американский телеканал CNN 3 мая со ссылкой на западных чиновников сообщил, что 9 мая Владимир Путин может официально объявить войну Украине (сейчас действия РФ в самой стране называют «специальной военной операцией»). По мнению издания, это может быть нужно для формального введения военного положения и последующей мобилизации резервистов. В Кремле эти предположения назвали «чушью» и «неправдой», а тем временем в Беларуси началась внезапная проверка сил реагирования, которая, по утверждениям Минобороны, «не несет никакой угрозы ни для европейского сообщества в целом, ни для соседних стран в частности». Беларусь связана с Россией рядом военных соглашений: мы решили посмотреть, что может ждать нашу страну в случае участия РФ в войне, а не спецоперации.

Фото: Артур Григорян, «Ваяр»
Фото: Артур Григорян, «Ваяр»

Основных документов, определяющих взаимодействие Беларуси и России в случае войны в одной из стран, два: Договор о коллективной безопасности и Военная доктрина Союзного государства. Рассмотрим подробнее каждый из них.

ОДКБ

Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — это межгосударственное военное объединение, в которое входят шесть стран: Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия и Таджикистан (Азербайджан, Грузия и Узбекистан свое членство в ОДКБ отозвали). Было создано в мае 1992 года, когда в Ташкенте представители всех этих государств подписали соответствующий документ (так называемый «Ташкентский пакт»). Однако именно с Беларусью случилась загвоздка: демократически ориентированные депутаты Верховного Совета и лидер парламента Станислав Шушкевич отказывались ратифицировать договор, ссылаясь в том числе на нарушение нейтрального статуса, который тогда декларировала Беларусь (позже стремление к такому статусу будет даже зафиксировано в первой Конституции страны, но Александр Лукашенко отменит этот пункт, изменив Основной закон в 2022-м).

В итоге Беларусь все же ратифицировала договор — на полтора года позже всех остальных участников, в последний день декабря 1993-го. Шушкевич и депутаты-демократы были вынуждены подчиниться пророссийски настроенному большинству в парламенте (еще в апреле 1993-го на сессии Верховного Совета за присоединение к ОДКБ проголосовали 188 депутатов, против — 32). При обсуждении удалось лишь выбить при ратификации некоторые оговорки: например, об исключении возможности применения Вооруженных сил Беларуси на территории других государств и запрете на размещение иностранных войск в Беларуси без разрешения Верховного Совета. Однако в итоге при ратификации такие оговорки сделаны не были.

В 2009 году в рамках ОДКБ были созданы Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР) — совместные воинские контингенты стран-участниц Договора. Беларусь в процессе участвовала со скрипом: на фоне экономических споров с Россией делегация из Минска даже отказалась приезжать на саммит ОДКБ. Но в конце года власти дали согласие на участие Беларуси в КСОР, а в 2010-м Конституционный суд признал ратификацию документа соответствующей Основному закону.

Фото: Reuters
Женщина проходит мимо российского миротворца ОДКБ на улице Алматы в Казахстане, январь 2022 года. Страна была охвачена беспорядками после протестов на западе Казахстана. 2 января президент Казахстана Токаев объявил двухнедельное чрезвычайное положение и обратился за помощью к ОДКБ. 6 января миротворческий контингент был направлен в Казахстан на ограниченный период времени для стабилизации и нормализации ситуации. Фото: Reuters

Однако в 2014-м году представители Минобороны на пресс-конференции подчеркнули, что «в соответствии с действующим законодательством военнослужащие, проходящие срочную военную службу, а также военнослужащие, проходящие военную службу офицеров по призыву, не могут быть направлены за пределы Беларуси для участия в деятельности по поддержанию международного мира и безопасности». Таким образом, возможное участие белорусов в операциях КСОР ограничивалось контрактниками.

Что же говорится в самом Договоре о коллективной безопасности, который подписали в Ташкенте? Приведем несколько выдержек из этого небольшого документа, касающихся потенциального участия Беларуси в войне на стороне России.

Статья 1: «Государства-участники подтверждают обязательство воздерживаться от применения силы или угрозы силой в межгосударственных отношениях. Они обязуются разрешать все разногласия между собой и другими государствами мирными средствами».

Отметим, что Россия, являясь участником и главным инициатором заключения Договора, с момента его подписания уже как минимум дважды нарушала этот пункт, участвуя в войнах в Грузии и Украине.

Статья 2: «В случае возникновения угрозы безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету одного или нескольких государств-участников либо угрозы международному миру и безопасности государства-участники незамедлительно приводят в действие механизм совместных консультаций с целью координации своих позиций, вырабатывают и принимают меры по оказанию помощи таким государствам-участникам в целях устранения возникшей угрозы».

Конкретные меры, которые необходимо принять странам-участницам, в этой статье не прописаны. Однако более подробно механизм помощи изложен ниже.

Статья 4: «Если одно из государств-участников подвергнется агрессии (вооруженному нападению, угрожающему безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету), то это будет рассматриваться государствами-участниками как агрессия (вооруженное нападение, угрожающее безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету) на все государства-участники настоящего Договора.

В случае совершения агрессии (вооруженного нападения, угрожающего безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету) на любое из государств-участников все остальные государства-участники по просьбе этого государства-участника незамедлительно предоставят ему необходимую помощь, включая военную, а также окажут поддержку находящимися в их распоряжении средствами в порядке осуществления права на коллективную оборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН».

В контексте войны в Украине эта статья, казалось бы, применена быть не может, ведь «спецоперацию» начала сама Россия — и именно она является агрессором. Однако можно допустить, что Кремль предложит расценивать как акты агрессии, угрожающие ее безопасности, например, обстрелы объектов в Белгородской области России (это прописано в российском законодательстве).

Статья 6: «Решение об использовании сил и средств системы коллективной безопасности в соответствии со статьями 2 и 4 настоящего Договора принимается главами государств — участников.

Исходя из этой статьи, решение о вступлении Беларуси в войну на стороне России не автоматическое, а должно быть принято Лукашенко.

Еще несколько ключевых пунктов можно найти в Соглашении о КСОР, одной из целей которых как раз является «участие в предотвращении и отражении вооруженного нападения, в том числе агрессии, локализации вооруженных конфликтов».

Статья 3: «<…> 3. Воинские контингенты и формирования сил специального назначения направляющих Сторон до принятия решения на развертывание и применение КСОР находятся под национальной юрисдикцией. Их комплектование, материально-техническое и финансовое обеспечение осуществляются Сторонами».

Этот пункт формально подтверждает то, о чем говорили представители белорусского Минобороны в 2014-м году: каких именно военнослужащих отправлять в состав КСОР, решают сами страны в соответствии со своим национальным законодательством. В случае с Беларусью действует закон «О порядке направления военнослужащих <…> за пределы Республики Беларусь для участия в деятельности по поддержанию международного мира и безопасности». В нем прямо сказано, что военнослужащие могут поехать за пределы страны только по их личному письменному согласию, а также исключена возможность направления за границу «срочников».

Статья 4: «Решение о составе, сроках развертывания и применении контингентов КСОР принимается Советом коллективной безопасности на основании официального обращения одной или нескольких Сторон на основе консенсуса или с согласия Сторон, для которых настоящее Соглашение вступило в силу.

В случаях, предусмотренных статьей 4 Договора о коллективной безопасности, решение на применение контингентов КСОР принимается Советом коллективной безопасности незамедлительно в порядке, предусмотренном Правилами процедуры органов Организации Договора о коллективной безопасности (Правило 1)».

Здесь важно отметить, что решение должно быть консенсусным — то есть, Беларусь должна согласиться на применение своих вооруженных сил за границей, а заставить отправить белорусских военнослужащих куда-либо нельзя. Совет коллективной безопасности — это, по сути, собрание глав государств-участников ОДКБ. Ключевым вопросом остается уровень самостоятельности участников Совета, в нашем случае — представителя Беларуси Александра Лукашенко. Несомненно, нападение России на Украину в том числе и с белорусской территории ставит под серьезное сомнение возможность политика контролировать страну по крайней мере в военной сфере — все предыдущие годы Лукашенко обещал, что такой сценарий принципиально невозможен. Однако формально он имеет полное право отказать в помощи России.

Подведем итог: теоретически, по документам в рамках ОДКБ белорусские военнослужащие могут быть привлечены к войне России в Украине. Однако в этом случае должен сойтись ряд факторов. Во-первых, Кремль должен заявить о факте агрессии Украины на ее территории (инциденты в Белгородской области позволяют это сделать) и запросить соответствующую помощь у союзников по ОДКБ. Затем главы всех стран-участниц, формирующих контингент КСОР, должны согласиться оказать такую помощь. Даже если произойдет и это, по белорусским законам направить на службу за пределы страны могут только «контрактников» и только по их согласию.

Союзное государство

Кроме ОДКБ, у Беларуси есть и ряд двухсторонних договоренностей с Россией в военной сфере. Это в первую очередь Договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о военном сотрудничестве 1999 года, а также обновленная Военная доктрина Союзного государства, принятая в конце 2021 года вместе с 28 союзными программами.

Фото: Олег Некало, Максим Гарлукович «Ваяр»
Белорусско-российские учения «Союзная решимость», после завершения которых началась война в Украине, февраль 2022 года. Фото: Олег Некало, Максим Гарлукович «Ваяр»

В договоре 1999 года речи о конкретных обязательствах в случае вступления одного из государств в войну не идет. Документ оговаривает совместное проведение оборонной политики и стратегии, сближение национальных законодательств, создание совместной войсковой группировки (региональной группировки войск — РГВ), содержание и финансирование армий, обучение военных и так далее.

Гораздо больше конкретики содержится в совместной военной доктрине. Одобрению этого документа предшествовала целая эпопея: в 2018-м году подписание было заблокировано белорусской стороной после ультиматума премьер-министра России Дмитрия Медведева о так называемой «углубленной интеграции». Спустя неделю, 19 декабря 2018 года, Владимир Путин в одностороннем порядке одобрил военную доктрину Союзного государства России и Беларуси. Лишь в ноябре 2021 года белорусская сторона также подписала документ. Любопытно также, что долгое время после одобрения текст доктрины не был доступен общественности — мы смогли ознакомиться с ним лишь в начале февраля этого года.

В чем его суть? Вновь приведем несколько ключевых моментов.

Пункт 20: «Государства-участники рассматривают любые действия с применением военной силы, направленные против любого из государств-участников, как посягательство на Союзное государство в целом и будут предпринимать соответствующие ответные меры с использованием всех сил и средств, находящихся в их распоряжении».

Этот пункт фактически дублирует аналогичный, предусматриваемый договором о коллективной безопасности. Важный момент — механизм принятия ответных мер не оговорен, к этому вопросу мы вернемся чуть позже.

Пункт 21. «В качестве основных мер по обеспечению военной безопасности государства-участники рассматривают: <…>

Пункт 21.3. В военное время:

  • выполнение комплекса мероприятий по вооруженной защите Союзного государства;
  • своевременную реализацию совместных решений по ведению военных действий по отражению нападения;
  • использование возможностей международных организаций для принуждения агрессора к прекращению военных действий против государств-участников на условиях, не противоречащих национальным интересам государств-участников, и восстановлению мира».

Какие конкретно мероприятия предусмотрены и кто их будет выполнять, также не указано. Эти механизмы предусмотрены в других пунктах концепции, суть которых можно свести к следующему: совместной военной деятельностью России и Беларуси управляет Высший государственный совет Союзного государства. Это орган, в состав которого от России и Беларуси входят президенты, премьеры и председатели обеих палат парламентов — всего 8 человек. Суть в том, что решения органа, как и в случае с ОДКБ, принимаются на основе консенсуса. Соответственно, формально у Беларуси есть возможность отказаться от участия в военных действиях на стороне России.

«Беларусь по-прежнему сохраняет высокий уровень стратегической автономии, позволяющий Минску блокировать невыгодные и не соответствующие национальным интересам инициативы и шаги России, в том числе предусматривающие применение совместных военных компонентов. Упрощая, Беларусь не сможет быть втянута в какую-нибудь военную или геополитическую авантюру против своей воли автоматически, только из-за самого факта существования этого документа. Для этого потребуется выполнение ряда процедур, в которых белорусская сторона (как и российская) сохраняет право вето», — объяснял суть совместной доктрины «Зеркалу» в феврале этого года политический аналитик Арсений Сивицкий.

Однако такая интерпретация документа была озвучена до начала российского вторжения в Украину. Реальность же показала, что белорусские власти, кажется, не вполне влияют на решения союзника. Фактически, Беларусь уже присоединилась к российской войне, предоставив Вооруженным силам РФ свою территорию и инфраструктуру. Ведь трудно представить, что вторжение крупной группировки в Украину с севера, целью которой, среди прочего, было взятие под контроль Киева, проходило без прямой помощи белорусских властей: россиянам нужно было организовать питание и лечение солдат, доставку техники и вооружения. Эти вопросы невозможно было решить без помощи белорусской стороны.

Исходя в том числе и из этого, многие аналитики считают, что реального выбора у Беларуси, вступать в войну или нет, не будет.

«В случае реального объявления войны Россией, а сделано это будет скорее всего под предлогом нападения Украины <…>, Беларусь в рамках военной доктрины Союзного государства будет рассматривать такое «нападение» как посягательство на Союзное государство в целом и будет предпринимать соответствующие ответные меры с использованием всех сил и средств, находящихся в распоряжении. Также и с ОДКБ, где такая «агрессия» будет воспринята как [агрессия] против Беларуси, и по просьбе России Беларусь незамедлительно предоставит ей необходимую помощь, включая военную», — пишет в своем телеграм-канале военный эксперт Егор Лебедок.

Фото: TUT.BY
Белорусские призывники на присяге, 2016 год. Фото: TUT.BY

И все же в очередной раз отметим, что формально у белорусских властей есть пространство для маневра — действующие документы в рамках Союзного государства не обязывают страну формировать какой-либо контингент для помощи России. Такое решение можно заблокировать через Высший госсовет СГ, а даже если оно будет принято, в дело вновь вступит уже белорусское законодательство, запрещающее отправлять срочников за рубеж. Остаются лишь служащие по контракту — однако по закону они сами должны согласиться с участием в военных действиях за рубежом. При этом даже если все они такое согласие выразят, серьезную по размерам группировку страна России предоставить не сможет: общее число «контрактников» в Вооруженных силах Беларуси на май 2020 года составляло около семи тысяч человек.

А что говорит Конституция?

На самом деле все, о чем мы рассказывали выше, значительно девальвируется, если брать во внимание тот факт, что новая белорусская Конституция прямо нарушается с первого дня ее вступления в силу. Это лишь доказывает, что любые юридические ограничения могут оказаться ничтожны, сталкиваясь с реальной политикой.

Ключевой момент, о котором идет речь, заключается в следующем:

Статья 18. «Республика Беларусь в своей внешней политике исходит из принципов равенства государств, неприменения силы или угрозы силой, нерушимости границ, мирного урегулирования споров, невмешательства во внутренние дела и других общепризнанных принципов и норм международного права.

Республика Беларусь исключает военную агрессию со своей территории в отношении других государств».

Несмотря на эту статью, существует множество фактов, подтверждающих использование Россией территории Беларуси для агрессии против Украины. При этом от белорусских властей не поступало сообщений о том, что они запретили РФ использовать территорию страны для военной атаки Украины.

При этом содержание статьи, само собой, не исключает возможность применения белорусской армии в Украине. Теоретически, белорусские войска могут быть направлены на какой-либо участок линии соприкосновения ВС РФ и ВСУ на востоке или юге Украины — и формального нарушения Конституции в таком случае уже не будет.

Еще один интересный момент касается статьи 89, описывающей полномочия нового органа власти — Всебелорусского народного собрания. В ней есть пункт, касающийся как раз применения белорусской армии за рубежом.

Пункт 10. «[ВНС] по предложению Президента принимает решение о возможности направления военнослужащих, сотрудников военизированных организаций, иных лиц за пределы Республики Беларусь для участия в обеспечении коллективной безопасности и деятельности по поддержанию международного мира и безопасности».

В этом смысле любопытно, как потенциальное решение об отправке белорусских военных может быть реализовано на практике, ведь в предыдущей версии Конституции этот механизм и вовсе не оговаривался, а для реализации в нынешней редакции в стране попросту нет ответственного органа — ВНС (закон о его формировании и работе власти должны принять в течение года).