Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  2. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  3. У Лукашенко есть помощник по вопросам «от земли до неба». Похоже, он неплохо управляет жильем, судя по числу квартир в собственности
  4. Депутаты решили дать силовикам очередной супердоступ к данным о населении. Согласие людей не надо будет (если документ утвердит Лукашенко)
  5. В литовском пункте пропуска «Мядининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  6. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  7. В 1917-м национальным флагом беларусов мог стать совсем не БЧБ. Смотрите, как выглядел его главный конкурент
  8. Списки песен для школьных выпускных будут «под тотальным контролем». Узнали почему (причина вас удивит)
  9. Комитет Сейма Литвы одобрил предложение по ограничению поездок беларусов с ВНЖ на родину
  10. «Долгое время работал по направлениям экономики и связи». МТС в Беларуси возглавил экс‑начальник КГБ по Минску и области
  11. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  12. «Никто не ожидал такой шторм!» Беларус рассказал, как сейчас в Дубае, где за 12 часов вылилось столько дождя, как обычно за год
  13. «Пытаются всеми силами придать некую наукообразность полету». Мнение ученого о визите беларуски на МКС
  14. «Киберпартизаны» сообщили о масштабной кибератаке на «Гродно Азот» и выдвинули условие для восстановления данных
  15. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  16. Российские войска используют новую тактику для проведения штурмов на востоке Украины — вот в чем ее суть


Участник группы «Каста» Шым (настоящее имя Михаил Епифанов) уехал из России пятого марта. Причина, как у многих в последнее время, — война. Музыкант опубликовал пост в Instagram, где заявил, что вновь будет читать рэп в России, когда «закончится путинизм». При этом Шым вместе с другими участниками «Касты» давали концерты за границей после начала войны. Мы поговорили с артистом о его отъезде, полномасштабном вторжении России в Украину, будущем группы, протестах в Беларуси и клипе «Выходи гулять».

Шим из группы “Каста”. Автор Слава Новиков.
Шым из группы «Каста». Фото: Слава Новиков

Невозможность молчать, Украина и Португалия

— Когда мы договаривались об интервью, то обсуждали вопросы и темы нашего разговора. После этого вы взяли паузу, чтобы подумать. Почему?

— Я понял, что многие вопросы коснутся «Касты». И решил взять паузу, чтобы встретиться с группой на концертах в Дубае и Тель-Авиве. Узнать их нынешнее настроение, состояние и попытаться понять, что изменилось с последнего нашего общения. Наш предыдущий уговор — когда я даю интервью, то говорю только от своего имени, а не от лица группы «Каста» — остался в силе. Любой публичный разговор я начинаю со слов, что уехал из России, чтобы исключить бессмысленные и жестокие поиски меня в квартирах моих коллег.

— Ваш последний пост в Instagram: «Буду снова читать рэп в России, когда закончится путинизм. До скорой встречи». При каких обстоятельствах вы писали это?

— После отъезда мне было важно донести до аудитории свою позицию. Фото я выбрал с сине-желтых цветах, а текст довольно лаконично объясняет, что произошло с Шымом. Пост я написал после обсуждения с группой условий публикаций такого контента. Ребята меня отговорили от предыдущего поста и мне пришлось его скрыть. По мнению группы, он был небезопасный для них.

— О чем был этот пост?

— Я там более подробно описывал то, что произошло со мной, с группой и с Россией терминами, которые считаю справедливыми и честными. Но такой текст сейчас не может быть опубликован.

— Когда и как вы уезжали из России?

— Пятого марта, когда окончательно стало понятно, что нашим концертам противодействует администрация президента. Организаторам площадок звонят за день до концерта и говорят, что все нужно отменить. Лучше бы это делали еще на начальном этапе, тогда люди бы не теряли деньги. Отменяли по всей стране. Пятого марта я понял, что моя работа в качестве артиста, как минимум, приостановлена. Выбор был такой: оставаться в России и молчать, чего я сделать не смогу, или уехать и сохранить возможность говорить. Я выбрал второе. Подобную ситуацию я предусматривал и поэтому уезжал не на пустое место. После аннексии Крыма я понял, что надо готовить запасной аэродром. Мой лиссабонский корешок написал: «Мишаня, здесь негде выпить крафтового пива, давай бахнем тут бар». Тогда я отнесся к этому как к веселой затее, но понимал, что это может пригодиться. Теперь у меня здесь есть бар и это мой основной источник дохода.

— Как другие участники «Касты» отнеслись к вашему решению?

— С пониманием. Они знают меня.

— А какая у них позиция?

— Они не поддерживают происходящее.

— При этом концерты в России будут продолжаться. На сайте висит расписание тура.

— Ближайшие концерты только в сентябре. Я надеюсь, что и я смогу принять в них участие. Если нет, то парни будут читать мои куплеты. За 20 лет работы это стало нашей обычной практикой, когда кто-то не может выступить. Ущерба для самого концерта нет.

Автор: Юлия Рванцева
Шым из «Касты» во время концерта. Фото: Юлия Рванцева

— 24 февраля у «Касты» должен был состояться концерт в Харькове. Когда вы на него должны были выехать?

— На 22 февраля у нас были билеты, но ситуация уже тогда была напряженной. Организатор концерта решил, что слишком рискованно, и отменил выезд.

— Вы из Ростова. Ваша цитата из интервью: «Я проснулся в 2014 году, когда по Ростову покатили танки… на фоне заявлений „нас там нет“, „это внутренний конфликт“ и прочее — весь город видит военную технику. На железнодорожных платформах — танки, гаубицы, ракетницы. При этом понятно, в какой стороне находится Украина». Когда для вас началась эта война?

— 24 февраля 2022 года в пять утра, когда путинская Россия без объявления войны напала на Украину. События, которые были в 2014 году, ложились в паттерн того, что было с соседними странами: с Грузией и Молдовой. Это была гибридная операция, чтобы взять в заложники часть территории Украины. Было сложно поверить, что это война.

— Как бы вы назвали период с 2014 по 2022 год?

— Сейчас бы я это назвал подготовкой к войне.

— Власти Белгородской области сообщали об обстреле со стороны Украины. Вам не страшно, что родной город тоже будут обстреливать?

— Такой вариант возможен. Война уже идет. Тут уместен такой анекдот. Идут два алкаша и видят двух евреев. Один второму говорит: «Слушай, а пойдем им п***ы дадим?» Второй спрашивает: «А если они нам п***ы дадут?» Тот в ответ: «А нам-то за что?»

Конечно, я переживаю за своих близких, которые там находятся. Несколько раз я уже просил их уехать из Ростовской области. Был момент, когда мне показалась, что дома возможна провокация, когда Путин, например, взорвет химическую бомбу на территории Ростова, чтобы обвинить Украину и развязать себе руки для применения неконвенционального оружия или для всеобщей мобилизации.

— Как близкие в Ростове отнеслись к призыву уехать?

— Мама уехала из области. Кто-то из друзей подготовил тревожный чемоданчик, но есть те, кто всерьез подобное не воспринимает, критикует мой алармизм и источники информации.

Русские, политика и прошлое

—  В 2002 году у «Касты» вышла песня «На порядок выше», где будущий эмигрант встретил знакомого и между ними завязался диалог. Как вы теперь относитесь к написанным вами тогда строчкам?

«Там пусто, а ты, братан, русский
Тебе это важно, а остальное — *** с ним
Пойми, здесь исповедь истова, искренность, истина
Душа на рассвете, как капля водки, чистая
А там ты будешь живым среди зомби
Незнайкой в Солнечном городе
Зато узнаешь цену золота улыбки русской девочки
Сравнишь ее с импортной овечкой, что как икру их мечет
Я эту кухню знаю, лайнер поднимет в воздух
Поймешь, что прогоняешь, да только поздно»?

— Это было полжизни назад. Сейчас в минуты самоклевания в этих словах мне слышится шовинизм. Но я не цензурирую текст, и песня звучит на концертах. Это как фотка из юности. Глупо и бессмысленно вырезать из нее куски. 20 лет назад я так чувствовал и понимал мир. Я уже давно не считаю русскую задушевность чем-то исключительным. На самом деле это хорошая и честная песня, которая рассказывает о любви к своим близким, окружению и дому. Она написана тем языком, который мне тогда был доступен. В силу возраста, недостатка эрудиции и естественного для моей тогдашней среды национализма она получилась такой. Сейчас я понимаю, что та исключительность, про которую идет речь в песне, совершенно не исключительна. У каждого народа, с которым мне удалось познакомиться, есть подобная черта. Ты понимаешь, что это не уникально. Самый главный посыл в тексте — о невозможности задушевной беседы. Конечно же, русскому проще найти тему для разговора с русским. С другой стороны, я, как владелец бара, могу сказать, что к закрытию заведения задушевные беседы проходят и в интернациональных компаниях.

— Что для вас значит быть русским сейчас?

— Это иметь русский культурный багаж: язык, литература, музыка. А еще время и чувства, связанные с Россией. Этапы, через которые я прошел: перестроечное детство, пацанские 90-е и нулевые, сытые нефтяные годы, когда казалось, что Россия станет полноправным и цивилизованным партнером в большом саду наций, а фоном креп и точил зубы путинизм. А теперь в багаже есть и рухнувшие надежды. Что с ними делать? Не ставить во главу угла. Из опыта людей, которые эмигрировали раньше, я понял, что те, кто делал ставку на то, что вот-вот появится возможность вернуться и надо только дождаться, потерпели фиаско. Пусть эта надежда живет, но не доминирует.

— До того, как «Каста» выпустила несколько остросоциальных клипов, до событий в Беларуси и того, как вы вступились за своего друга-архитектора, который оказался в СИЗО, вы вообще интересовались политикой?

— До 2014 года — нет. Начиная с аннексии Крыма в моих куплетах появился политический дискурс, большинство треков «Касты», которые можно назвать остросоциальными, написаны по моей инициативе. Еще до войны, когда мы придумывали темы для песен, ребята смеялись, потому что я как заведенный выходил с новой политической темой, а пацаны говорили: «Да хорош, давай напишем песню про день рождения». А я им в ответ: «Вы че? Нам затыкают рты» или «Да вы че, какой день рождения, сейчас война будет». Но мы держали баланс, чтобы не превращаться в какой-то рупор антипутинизма.

— Не жалеете, что поднимали политические темы в текстах?

—  Ни капли.

—  Могли бы сейчас выступать где-нибудь в Кремле.

— Всю карьеру мы избегали мероприятий, которые связаны с прокремлевскими партиями. Помню, Влад (Влади из «Касты». — Прим. ред.) выступал в поддержку Навального, когда тот баллотировался в мэры Москвы. Но тогда, в 2013-м году, мне это было не интересно.

Автор: scoot36
Шым из группы «Каста». Фото: scoot36

— Раньше рок называли музыкой протеста, потом рэп. Но когда началась война, большинство музыкантов замолчали. По-вашему, почему так?

— На мой взгляд, так ловко и надежно Путин заткнул всех, что у публичных людей молчание и неподдержка происходящего — это, пожалуй, единственный способ обозначить свою позицию, безопасно для себя и близких. Большинство людей, которые не находятся в России и удивляются, почему россияне молчат, не отдают себе отчет в том, насколько серьезно заткнули рот гражданам. Я считаю, сейчас любая неподдержка Z-фетиша — это уже выражение позиции. Еще скажу, что, наверное, эти приличные люди чрезмерно верили в лучшее и надеялись, что такого не может произойти. А теперь они оказались в тупике, когда у них нет плана действий и почти ничего от них не зависит.

—  Вам страшно давать это интервью?

— У меня есть опасения по поводу моих близких, которые сейчас остаются в России, но молчать я не могу. Тешу себя надеждой, что я слишком мелкая рыба для бешеного медведя.

— Чье молчание из артистов вас расстроило?

— Среди коллег по жанру есть один человек, чьи слова действуют мощнее ядерного оружия — это Баста. Но, к сожалению, он молчит. Надеюсь, что пока.

— У нас вышла колонка про пропаганду и ее влияние на людей. Там говорится, что люди желают избежать необходимости думать и решать. Это и есть потребность в пропаганде. В контексте России это справедливое утверждение?

—  С самим посылом я не совсем согласен. Нежелание думать и решать — это не потребность в пропаганде. Это всего лишь необходимое условие для нее, но это нежелание свойственно всем людям. Это просто экономия психологических ресурсов. Но в России, где целенаправленно искоренены альтернативные точки зрения и публичные обсуждения вопросов, этим свойством людей бессовестно пользуется власть. Это и есть пропаганда.

— В недавнем интервью вы сказали: «Среди моих знакомых оказались те, кто поддерживает войну». Как разговаривать с такими людьми?

— Я замечаю, как много трещин пошло по семьям, друзьям и коллегам. Это разломы на теме войны. Я стараюсь с близкими не говорить об этом, потому что мне важно сохранить контакт. Я не подросток, чтобы хлопнуть дверью и прекратить общение. Я лишь надеюсь, что в какой-то момент для тех, кто сейчас убежден в справедливости этой войны, откроются факты, которые их ужаснут и перевернут понимание всей ситуации.

Беларусь и «Выходи гулять»

— Давайте поговорим о нашей стране. В 2020 году вы поддержали протесты и даже общались по скайпу с жителями «Минск-Мира». Как организовывали этот разговор и чья это была инициатива?

 — Нам позвонили знакомые минчане и сказали: «Мы во дворе устраиваем тусыч с проектором, может, вы хотите привет людям передать?» У нас тогда был концерт в Питере, мы включили скайп, немного поговорили с людьми, а потом зачитали со сцены «Выходи гулять».

 — Почему вы согласились?

 — Я согласился, потому что автократия совершенно бесперспективна, а когда она обращается в деспотию — тем более. Я желаю белорусам скорейшего избавления от Лукашенко.

 — Были готовы к тому, что вам запретят выступать в Беларуси?

 — Мы предполагали, потому что ваши власти действовали агрессивно. А когда это произошло — не удивились.

 — Повлияли ли как-то события в Беларуси на клип «Выходи гулять»?

 — Белорусские протесты и особенно жестокость, с которой они были подавлены, легли в основу видеоряда. А песня писалась про Россию.

 — Почему в конце клипа показывают людей, которые улыбаются?

 — Я думаю, это можно расшифровать как надежду, что правда победит. Ее можно скрывать, но уничтожить нельзя.

Группа, Oxxxymiron и дом

 — Ждать ли какую-то антивоенную песню от «Касты»?

 — Точно можно сказать, что эта война оставит огромный след в творчестве группы.

 — Чем лично вы сейчас занимаетесь в плане творчества? Может, наконец, пишете сольный альбом?

 — Я сам очень жду этого момента. Понимаю, что мне для комфортного написания необходимо, чтобы никуда не надо было бежать. Сейчас я пишу урывками, мне это не нравится. Хочу позволить себе работать регулярно.

 — Дорн и Бабкин сейчас дают благотворительные концерты за границей. Вакарчук ездит по Украине и поддерживает людей. Oxxxymiron, Монеточка, Noize MC организуют концерты в помощь украинским беженцам. У вас не было в планах присоединиться к подобной инициативе?

 — У всех ребят, которых вы перечислили, нет необходимости возвращаться в Россию, в отличие от группы «Каста». Нас четверо. Мы, по крайне мере сейчас, не планируем выступать на антивоенных концертах. А сольно я никогда не работал. У меня нет уверенности, что это мой жанр.

 — На последних концертах за рубежом со сцены поднимается тема война?

 — Говорю только я и только в терминах, которые не нарушают российское законодательство. Я не хочу подставлять ребят. Благо русский язык позволяет передавать смыслы без конкретных слов, возбуждающих охранителей.

— Вы можете вернуться в Россию, пока идет война?

— Не планирую.

— Когда и как закончится война?

— Украина восстановит свою территориальную целостность. Когда это будет, я не знаю.

— А что станет с Россией?

— Для меня это открытый вопрос. Меня судьба России волнует меньше, чем судьбы моих россиян.

— Какими бы строками «Касты» вы описали все то, что сейчас происходит?

—  Вот куплет из песни «Скрепы» 2017 года. Мне смешно и жутко. Я писал это как дразнилку для ватников, а теперь пропаганда транслирует схожую позицию как взгляд на мир «правильных россиян»:

Мы хотим плохих дорог. Мы хотим, чтоб нас гнули в рог.
Мы хотим жить не впрок, а в долг, только чтоб задать урок
Нашим заклятым врагам надавать по щекам —
Всем они строят козни, ну, а всех больше нам.

И пускай ярмо тяжело, но у нас есть скрепы! Скрепы!
Мы все здесь заодно, с нами деды из склепа.
Пусть наконец все узнают, что есть на земле такой народ,
У которого есть царь, над которыми есть Бог!

А с ними дикий черт! А нам все нипочем!
И если надо, мы намертво встанем рядами к плечу плечо.
А если ты не с нами, тогда, приятель, подъем!
Пора ноздрями втянуть поглубже чернозем.