Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Кто-то называет 2000 человек, кто-то — до 4000». Лукашенко не считает, что из Беларуси уехало много людей
  2. Кажется, белорусам предлагают самим поспособствовать заведению дела на себя. Разобрали с юристом новый указ о возвращении уехавших
  3. Полуфашистский Запад и мудрые решения главнокомандующего. Как о войне и мире будут рассказывать идеологи по новой методичке
  4. «Предусмотрено открытое, свободное голосование». Швед рассказал об указе о создании комиссии по уехавшим белорусам
  5. Резников остается на посту министра обороны Украины
  6. В Турции и Сирии борются с последствиями сильного землетрясения, уже известно о сотнях жертв. Показываем, что там происходит
  7. Чистое горе. Вот как выглядят люди, выжившие в страшном землетрясении в Турции и Сирии
  8. Новая укрепленная российская база в Крыму, захват Николаевки и военный госпиталь в детской больнице. Главное из сводок
  9. Пропагандисты, силовики, провластные активисты. Опубликован состав комиссии по рассмотрению обращений уехавших белорусов
  10. На кадрах из Турции видно, как землетрясение за считаные секунды превращает многоэтажные дома в груды руин. Почему так происходит?
  11. Пять лет назад россияне единственный раз в новейшей истории вступили в сражение с армией США. Рассказываем, чем все закончилось
  12. Решение комиссии является окончательным. В Генпрокуратуре рассказали, о чем будут информировать желающих вернуться белорусов
  13. Белоруса уведомили про «уголовку» в VK: «следователь» спросила, вернется ли он в страну. Узнали у адвоката, что делать в таком случае
  14. Посольство Беларуси в Турции выясняет судьбу двух граждан после землетрясения
  15. «Должны раскаяться, публично извиниться». Опубликовали подробности указа о возвращении уехавших белорусов
  16. Лукашенко подписал указ о создании комиссии для работы с желающими вернуться на родину
  17. Почему армия РФ торопится с новым наступлением в Украине и сколько стороны теряют людей за сутки. Главное из сводок
Чытаць па-беларуску


Главы Минобразования и профсоюза работников образования и науки заявили, что белорусские учителя зарабатывают в среднем 1400 рублей на 1,25 ставки, а могут и две тысячи в месяц. При этом Белстат опубликовал данные по зарплатам в сфере образования за сентябрь, и они там заметно ниже — 1090 рублей. «Зеркало» спросило педагогов из разных регионов, сколько они получают за работу с детьми, и многие из них очень удивились словам чиновников.

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Имена всех наших собеседников изменены.

«Находясь с утра до вечера в школе, бывало, я получала 750−800 рублей, из них премия — 16»

Кристина — молодой специалист-математик и классный руководитель в одной из минских гимназий. Девушка рассказывает, что за свою работу в прошлом учебном году получала в районе 1000 рублей, редко — 1100.

— У меня нагрузка 21 час, это ставка. А вот у коллеги, хотя она не молодой специалист, как я, при нагрузке больше 30 часов выходило 700 рублей, а иногда и меньше. У «англичанок» на ставку тоже зарплата ниже, чем моя, рублей на 200. Но тут еще можно как-то сопоставить разницу — например, у них класс неполный, менее напряженная работа. А вот с девочкой-математиком мне было вообще не понятно, как так вышло.

За сентябрь 2022-го Кристине заплатили 950 рублей, поэтому девушку удивили заявления чиновников.

— Причем работы у меня было больше, чем обычно в прошлом учебном году. И пока у нас на это жалуются все учителя. За классное руководство тоже стали давать меньше. Но как зарплаты считаются, я не знаю. Их и премии у нас распределяют завучи. Ты можешь пахать как черт, а они посчитают, что ты слабо отработала месяц, — и у тебя минус 100 рублей.

Кристине приходится за свои покупать дополнительные пособия для уроков. Руководство каждый раз обещает ей возместить эти деньги, но компенсации в расчетнике, по ее словам, отличаются от реальных затрат.

— Как у математика, у меня куча сборников. В этом году потратила на них 70 рублей. Возместили мне за это 7. И еще 30 я должна сдать на какую-то подписку, это происходит раз в полгода. Причем мы не перечисляем сразу на счет, а приносим в конвертик. Куда эти деньги идут, никто не понимает, потому что журналов мы так и не видели. И тут администрация тоже говорит, что деньги за подписку нам возвращаются, но в итоге, опять же, за методлитературу могут накинуть рублей 7 раз в полгода.

У учителя математики из Брестской области Алины сейчас 25 учебных часов и классное руководство. За сентябрь она получила около 1000 рублей, хотя и брала день за свой счет. Такой сумме девушка даже рада — она когда-то как раз работала в столице и получала меньше.

— Для меня, учитывая, что это первый месяц учебного года, это хорошая зарплата. В Минске была нагрузка больше — почти две ставки. И, находясь с утра до вечера в школе, бывало, я получала 750−800 рублей, из них премия — 16 рублей. Другие девочки могли и по 600−650. Это очень низкие зарплаты, я считаю, для такого города это вообще смешно. И в той школе, помню, даже если спросишь в бухгалтерии, как так получилось, никто ничего не отвечал. Не скажу, что мне сейчас тысячи хватает на все, но я знаю, что в следующие месяцы буду получать больше, потому что пойдут надбавки, дополнительные премии за что-то, а тут оплачиваются походы куда-то с детьми или те же конкурсы. Думаю, 1200 буду получать на руки. Тем более нагрузка у меня нормальная, в сумме — как полторы ставки.

По словам еще одного педагога, Татьяны из Могилевской области, в ее школе — одни из самых низких зарплат по школам райцентра. Девушка несколько лет преподает там один из государственных языков.

— Премиальный фонд ведь все руководители делят по-разному. Видимо, в нашей учителя недостойны хороших выплат, — вздыхает женщина. — Я тысячу не получала даже в лучшие времена, когда не было больничных, дети участвовали в конкурсах и побеждали на олимпиадах. При этом у меня полторы ставки, я классный руководитель. За классное руководство, говорили, будут доплачивать 200 рублей. Я вижу доплату где-то в 50. Может, в эту сумму входит все то, за что нам раньше премию давали?

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

В минской гимназии у Кристины есть дополнительное образование — платные факультативы для учеников.

— Занятие для ребенка стоит 5 рублей, но при этом, если у меня будет сидеть группа из 30 человек, как в этом году вышло, мне заплатят 8 рублей.

«В среднем рядовой учитель получает по 700−800 рублей»

Константин — заместитель директора в школе Минской области. По его словам, 1400 рублей может получать специалист с высшей категорией или учитель-методист, есть еще несколько условий.

— Нужен стаж лет 25−30, работа на 1,25 ставки (это 25−30 часов), еще классное руководство и участие в проектах, за которые полагается надбавка к окладу, ведение кружков. Тогда можно заработать даже больше, по нашему району города так чаще всего получают математики. А в среднем, конечно, рядовой учитель — по 700−800 рублей. В моей школе одна смена, поэтому и зарплата чуть пониже, чем в других, где дети ходят в две, там средняя — 800−1000 рублей.

По словам Константина, математикам могут платить больше, около 1000−1100 рублей, даже если это молодой специалист. Мужчина объясняет, почему их зарплаты выше, чем у других педагогов-предметников.

— Математикам с их образованием сейчас просто найти работу в коммерческом секторе. Поэтому они считаются редкими специалистами, в школах их мало, и нагрузка на них иногда по 10−11 часов в день. Если в учреждении одна смена, у такого учителя может быть по семь уроков, а где две смены — и больше. А учителей английского довольно много, поэтому у них зарплата ниже по рынку, еще и в некоторых школах сократили количество часов иностранного языка. Многим из них приходится подрабатывать где-то в частных языковых центрах.

Самому мужчине как завучу на карту после вычета налогов обычно приходит от 1300 рублей. При этом он ведет уроки, факультативы и объединения по интересам. Эта сумма даже с учетом руководящей должности значительно ниже той, что назвала глава профсоюза работников образования и науки Татьяна Якубович. По ее словам, некоторые педагоги могут зарабатывать и 2100, если кроме предметов ведут еще «кучу воспитательной работы».

Кристина говорит, что такую сумму она заработать как молодой специалист в своей гимназии точно не сможет.

— С теми же дополнительными занятиями — мне за них поставили оклад 16 рублей в месяц. Может, какому-то педагогу, который тут уже двадцать лет работает и больше ценен для руководства, поставят 150. Такой учительнице, может, и будут платить 1500−2000 рублей, чтобы она не уходила. А для молодых специалистов это сон — чтобы нам нормально платили. Да и учителей, которые годами в гимназии работают, мало: большинство старается найти что-то получше.

По словам Татьяны, у нее уже «куча воспитательной работы», но названная Якубович сумма — в два раза выше зарплаты педагога.

— У нас постоянно какие-то конкурсы, дети рисуют, пишут сочинения, в олимпиадах участвуют. Плюс еще классные мероприятия. Не знаю, куда еще больше воспитательной работы. В этом месяце я получила около 950 рублей. Но грязными, да, выходит столько, сколько и сказал министр!

Константин как замдиректора школы тоже говорит, что таких сумм у своих подчиненных не видел, как и у знакомых директоров из школ региона.

— Это даже у тех, которые сами ведут уроки (директор может взять не больше 10 часов в месяц), у них есть нагрузка и премии. Максимум — 1900, и то ко Дню учителя или к Новому году. А учитель такую зарплату на моей памяти получал, может, пару раз и то, единоразово за победу в какой-нибудь олимпиаде, и там человек с категорией. В государственной школе ежемесячно он вряд ли столько заработает.

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

«Представьте: больше сотни тетрадей каждую неделю. Проверять их могу до утра»

У Кристины категории пока нет, но, если она ее получит, девушке пообещали небольшую надбавку — около 50 рублей в месяц. Татьяна тоже собирается пройти аттестацию.

— Вторую категорию еще стоит получить — по окладу у меня будет на 30 рублей больше. С первой категорией — на 50. А на высшую у нас педагоги категорически не хотят идти: начинаются конкурсы и с детьми, и для тебя самого как педагога, выступления на городском уровне со своими уроками. Ты сразу становишься много чего должен. Поэтому, если где-то хорошие надбавки за это, может, категория как-то и чувствуется. А если у меня премия — 10%, сильно мне она ничего не даст.

По словам Константина, многие педагоги действительно не хотят проходить аттестацию на высшую категорию.

— В районе подавляющее большинство учителей — с первой, это люди 30−45 лет. Но обычно никто не хочет этим заниматься, потому что это очень геморройный процесс. Для той же высшей нужно ехать в Минск и сдавать сложный экзамен, а ее могут еще и не дать. Обычно это делают учителя, которые уже старше 45 лет.

Кристина говорит, что во второй половине учебного года ей добавят еще несколько рабочих часов. В день будет по пять уроков математики, с классным руководством можно забыть про все форточки — «ты все время носишься с бумажками, решаешь кучу вопросов». Пока она находится в школе с 8 утра до трех часов дня, а некоторые коллеги, по ее словам, сидят до пяти вечера.

После уроков еще нужно проверять тетради учеников. По словам Кристины, тут школа оплачивает учителю два часа в день, стоимость каждого — один рубль. За это время она успевает проверить один класс, остаются стопки еще четырех — на них девушка тратит свое личное время. У еще одного математика, Алины, тоже уходит на это в два раза больше времени. Но она освобождается раньше.

— В целом, здесь мне нормально, потому что я стабильно каждый день к 14 часам свободна. Да, я дома потрачу еще пару на подготовку к следующему дню, но у меня свободный вечер — это плюс. В Минске времени вообще не было, я успевала только поесть и поспать.

Пока в таком режиме работает преподаватель языка Татьяна. Ей тоже оплачивают только два часа за письменные работы.

— А проверять я иногда могу их и до двух ночи, и до четырех утра. Представьте: больше сотни тетрадей каждую неделю. А если еще те же сочинения, контрольные — два часа, вчитываясь и вдумываясь в то, что написал ребенок, это только на полкласса. В этом ритме я не знаю, что такое выходной.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Еще в свободное время педагогам периодически нужно куда-то водить учеников в рамках внешкольной занятости.

— Вот надо отвести детей в музей, — приводит пример Кристина. —  На это по журналу выделяются не больше двух часов — столько мне и оплатят. За это время в Минске отвезти куда-то детей практически нереально: дорога туда и обратно, сама экскурсия, потом жди, пока детей заберут по домам, если они маленькие. Минимум уже четыре выходит. А если это кино? Еще там два часа просидишь. Входной билет и проезд — за свой счет. Учителя постоянно жалуются на это, но у руководства один ответ: вы в государственном учреждении и должны делать то, что вам сказали.

По словам Константина, классные руководители в его районе часто жалуются на высокую персональную ответственность, причем не за то, какие знания их ученики получают.

— Тут уже не надо говорить о дополнительных факультативах и кружках — достаточно вести класс, чтобы вся неделя у тебя была занята. Нужно постоянно навещать родителей, проверять у них пожарные извещатели в домах, посещать семьи-СОП. Если происходит какая-то внештатная ситуация, например, суицид, правоохранительные органы могут вызвать классного на допрос. Или даже если приличный родитель получил штраф, что шел в нетрезвом состоянии по улице, школа тоже участвует в проверке, классному нужно дать характеристику семьи, оценить жилищные условия.

«Не было такого, чтобы я в воскресенье ничего не делала по работе»

Алине в Брестской области с ее зарплатой стало проще: жилье там дешевле, расходы ниже, чем в столице, учителю хватает еще на хотелки. Кристина тоже живет на съемной квартире, стоимость аренды в 860 рублей делит со своим молодым человеком. Но пока жить на одну зарплату учителя у нее не выходит — после школы девушка подрабатывает как репетитор.

— Зарплату парня мы откладываем, а на мою стараемся жить. Но этого не хватает — вспомните, какие цены были весь прошлый год? Только на коммунальные идет половина аванса. Про покупки для себя вроде одежды или косметики можно вообще забыть. Поэтому все мое свободное время уходит на репетиторство. Прибегаю домой со школы, и через полчаса у меня начинаются занятия с детьми, в девять вечера я встаю из-за стола, в десять иду спать, а утром опять на работу. И так каждый день.

Если дети ходят постоянно, рублей 700−800 можно заработать. Но на одно репетиторство нельзя рассчитывать: то ты болеешь, то ученики, то они пропускают. Такая сумма выходит редко. Но многие так выкручиваются — кто-то на курсах подрабатывает. А тем, у кого маленькие дети, вообще не представляю как.

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

По словам Константина, по этим причинам молодые специалисты часто надолго не задерживаются и уходят, когда заканчивается отработка.

— Они не выдерживают уровень стресса. Их зарплата без категории может доходить до 600 рублей. Чтобы она была повыше, таким учителям дают больше нагрузки, поэтому они за два года очень устают.

Татьяна тоже считает, что в ее школе зарплата у учителей не соответствует нагрузке. Поэтому женщина собирается уходить, когда выпустится ее нынешний класс, и менять профессию.

— Все спрашивают: «Ой, как ты с детьми работаешь?» Да с детьми работать — это самое простое, если ты их любишь, а они любят тебя. А мне очень повезло и с учениками, и с их родителями, мы прекрасно поладили. Вот только за них сейчас и держусь. Намного сложнее с бумажками. Я люблю свой предмет, но у меня по факту нет выходных. За эти годы, не считая отпуска, не было такого, чтобы я в воскресенье ничего не делала по работе. Дни рождения, праздники — все равно сидишь и проверяешь. Еще сейчас много изменений в программе для языковедов — надо впихнуть дополнительные сочинения, изложения, а объяснять темы и правила учить когда? Выходит, ты все время пишешь-проверяешь, а оплата проверки тетрадей не повышается.

У Татьяны подрастает ребенок, она хотела бы водить его на дополнительную подготовку, но не успевает физически, муж из-за своей занятости тоже подстраховать не может.

— Сейчас я уже понимаю, что передо мной выбор — или семья, или работа. И оно того не стоит. Если бы зарплата была достойной и я понимала, ради чего все это, — другое дело. Но выходит не работа, а благотворительность. Фраз про призвание я уже наслушалась. Эти сказки со мной уже не работают. Потому что это постоянная перегрузка, мигрени, вечно дергающийся глаз от усталости и требований. Сейчас я понимаю, что меньше, чем на 1500 рублей чистыми, я в школу не пойду.