Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  2. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  3. Поиски президента Ирана, с вертолетом которого произошло ЧП, все еще продолжаются. Собрали главное, что известно на этот момент
  4. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  5. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  6. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица
  7. В Украине отложили выборы из-за войны — теперь пропаганда РФ пытается подорвать легитимность Зеленского. Эксперты рассказали, как именно
  8. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  9. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов
  10. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  11. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  12. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко
Чытаць па-беларуску


Затишье на фронтах российско-украинской войны, установившееся после успешных наступлений ВСУ на Харьковском и Херсонском направлениях, а также под Лиманом, кажется, заканчивается. Российская сторона раз за разом заявляет о начавшемся наступлении ВСУ и рассказывает о «битве за Херсон», хотя самой битвы еще, похоже, нет. Разбираем обстановку на фронте.

Артиллеристы ВСУ при орудии. Иллюстративное фото: facebook/GeneralStaff.ua
Артиллеристы ВСУ при орудии, изображение использовано в качестве иллюстрации. Фото: facebook/GeneralStaff.ua

Что известно о ситуации в районе Херсона

Херсонское направление рассматривается как едва ли не самое перспективное для наступления ВСУ с лета, когда у Украины появились РСЗО HIMARS. Российские войска, взявшие Херсон в начале весны, сосредоточены на плацдарме на правом, высоком берегу Днепра, занимая здесь позиции восточнее, севернее и западнее города.

Прибытие на фронт «Хаймарсов» позволило украинцам взять под огневой контроль (то есть иметь возможность постоянно и безнаказанно обстреливать) три моста через Днепр — Антоновский железнодорожный, Антоновский автомобильный и переправу у Каховской ГЭС. Южная российская группировка в плане снабжения завязана на Крым, и иной связи с базой, кроме этих трех мостов, у войск на правом берегу нету. Возведение паромных переправ полностью проблему не решает, так как они тоже подвергаются ударам высокоточных ракет.

Повредив все пути сообщения ударами HIMARS (это методично делалось с 19 июля), украинцы добились ситуации, когда группировку на правом берегу хоть и не невозможно, но очень затруднительно снабжать из Крыма.

Попытаться прижать группировку российских войск к Днепру и уничтожить или заставить капитулировать или эвакуироваться для ВСУ кажется наиболее логичным решением. Однако наступать здесь непросто — рельеф местности не способствует задействованию крупных масс техники (много оросительных каналов, переправить через которые боевые машины непросто), а ровная степь не дает возможности наступать скрытно.

ВСУ ведут наступление на Херсон с лета — однако до второй половины сентября продвижение на южном фронте для украинских войск было весьма ограниченным. Прорывов фронта и быстрых наступлений не было. Кое-где российскую армию удавалось оттеснить, в других местах сражения за один населенный пункт велись месяцами — как за Давыдов Брод, где украинцы пытались прорваться на юг.

Изменилось все только 2 октября — в этот день украинские войска нанесли удар со стороны Запорожской области, и оборона россиян не выдержала. Прорвав фронт, ВСУ вынудили противника отступить на юг и запад, оставив не только территорию, где произошел сам прорыв (от Золотой Балки вдоль Днепра до Дудчан), но и Давыдов Брод, оказавшийся под угрозой окружения.

Линия фронта сократилась (что позволяет россиянам занимать ее меньшими силами), однако приблизилась с северо-востока к Херсону, и — что не менее важно — к Бериславу, контроль над которым означает контроль над Каховской ГЭС и переправой через нее. Без этого моста у России останутся только два Антоновских моста через Днепр — автомобильный и железнодорожный.

Контролируемая российскими войсками часть Херсонской области. Карта: deepstatemap.live
Контролируемая российскими войсками часть Херсонской области (выделена красным). Антоновские автомобильный и железнодорожный мосты находятся в районе самого Херсона, Каховская ГЭС — рядом с Новой Каховкой. Карта: deepstatemap.live

15 октября в пророссийских телеграм-каналах начали появляться сообщения о начавшемся новом наступлении ВСУ на Херсон. Репортер ВГТРК Александр Сладков написал 15 октября, что для удара здесь украинское командование собрало огромные силы — от 30 до 60 тысяч человек (впрочем, за прошедшее с тех пор время никаких подтверждений этих цифр ни от одной из сторон не поступило). Другие военкоры упоминали, что наступление сопровождается массированным огнем РСЗО HIMARS и поддерживается штурмовой авиацией.

Замглавы оккупационной администрации Херсонской области Кирилл Стремоусов также сообщил 15 октября о начавшемся под Дудчанами наступлении на Берислав, заявив, правда, что ситуация под контролем.

Украинская сторона о наступлении на Херсон 15 октября ничего не сообщала — ни официальные лица, ни СМИ, ни наиболее известные телеграм-каналы.

В дальнейшем информация о том, что украинцы наступают, перестала появляться и в пророссийских каналах — в сводках с российской стороны сообщалось лишь об артиллерийских перестрелках.

Однако 18 октября Стремоусов заявил, что «скоро начнется битва за Херсон», и призвал жителей эвакуироваться, чтобы не стать жертвами боевых действий. 19 октября он же сообщил, что ВСУ начали наступать — вновь в направлении на Берислав, силами в два батальона.

Странная эвакуация и «непростые решения» генерала Суровикина

Параллельно с заявлениями о наступлении ВСУ, которое то ли начинается, то ли нет, по крайней мере часть жителей Херсона и находящегося под контролем российских войск правобережья Днепра призвали эвакуироваться. При этом всеобщей эвакуации не объявлялось, и процедура проходит достаточно странно.

Сначала еще 13 октября исполняющий обязанности главы оккупационной администрации оккупированной Россией части Херсонской области Владимир Сальдо попросил у властей России содействия в выезде людей из Херсона «для отдыха и учебы». 18 октября российский вице-премьер Марат Хуснуллин заявил, что уехавшим в Россию жителям Херсонщины выделят жилищные сертификаты на покупку недвижимости взамен утраченной.

19 октября Сальдо сообщил, что переместить на левый берег планируется 50−60 тысяч человек, а въезд в правобережную часть Херсона закрывается на семь дней. Эвакуация, заявил он, затронет жителей Бериславского, Белозерского, Снигиревского и Александровского муниципалитетов — это районы восточнее и северо-западнее столицы региона.

Необходимость выезда глава оккупационной администрации региона обосновал тем, что ВСУ якобы собираются подорвать плотину Каховской ГЭС, вызвав затопление на правом берегу Днепра (хотя в таком случае затопление коснулось бы в первую очередь жителей левого берега — правый выше). В этот же день, 19 октября, жителей стали вывозить уже из самого Херсона. В городе рассылают смс и раздают листовки об эвакуации на левый берег.

Листовки с призывами эвакуироваться, которые распространяли оккупационные власти. 19 октября 2022 года. Фото публикуют украинские телеграм-каналы
Листовки с призывами эвакуироваться, которые распространяли оккупационные власти Херсонской области, 19 октября 2022 года. Фото публикуют украинские телеграм-каналы

18 октября командующий российскими войсками, участвующими в «спецоперации», генерал армии Сергей Суровикин во время интервью каналу «Россия-24» заявил о «непростой ситуации», которая сложилась на Херсонском направлении. Он рассказал, что российская армия обеспечит выезд населения с правобережья, а дальнейшие планы и действия в отношении самого Херсона будут «зависеть от складывающейся военно-тактической ситуации». Суровикин добавил, что возможно принятие «непростых решений».

Будет ли российская армия удерживать Херсон или окончательно уходит из города вместе с населением?

Сейчас говорить о том, что Россия приняла решение отдать Херсон и отойти на левый берег Днепра, определенно рано. Объявленная эвакуация жителей правобережья, скорее всего, затронет меньшинство населения. Владимир Сальдо говорил о 50−60 тысячах человек, которые предстоит увезти на левый берег за шесть дней — однако население Херсона до войны составляло около 300 тысяч человек, не считая области. Несмотря на то что после 24 февраля многие жители покинули город, речь все равно идет о сотнях тысяч людей. Вывезти всех в разумные сроки и обеспечить жильем в других городах будет невероятно трудно.

Впрочем, вполне возможно, что эвакуация населения сейчас является своеобразной «декларацией о намерениях», целиком выполнять которую никто не собирается. Незадолго до войны самопровозглашенные ДНР и ЛНР также объявили эвакуацию гражданских — но после 24 февраля мероприятия по вывозу людей так никогда и не были осуществлены полностью (хотя на Донбассе фронт, особенно в первый период войны, почти не двигался, и уберечь гражданское население от ужасов войны было бы так же логично).

В ходе стремительного сентябрьского наступления ВСУ на Харьковщине и вокруг Лимана Россия не объявляла о вывозе гражданских — возможно, сейчас оккупационные власти стараются показать, что ситуация не повторится, а о людях позаботятся.

И все же сдача города скорее вероятна, чем нет: с военной точки зрения, как мы уже писали, город представляет собой «чемодан без ручки», нести который тяжело, а бросить жалко. Как плацдарм для почти невероятного наступления России на Одессу или Николаев Херсон с его сильно поврежденными мостами через Днепр крайне плох (наступающим нужно много боеприпасов, ГСМ, продовольствия, и все это надо в огромных количествах перебрасывать через широкую реку без нормальных переправ).

Оборонять правобережье — означает в условиях огневого воздействия ВСУ снабжать и сидящую в окопах армию, и значительное гражданское население (то есть командованию всегда придется делать выбор между снабжением военных и мирных жителей). Так что в оставлении Херсона российской армии с точки зрения тактики ничего крамольного нет. Однако это будет очередным сильным ударом по престижу России и лично Владимира Путина. Быстрый захват этого города в начале войны стал, пожалуй, главным успехом вооруженных сил РФ за все время конфликта.

Вряд ли для российского президента будет приемлемо просто так взять и оставить свое самое ценное приобретение. Поэтому военное командование РФ будет как минимум делать все, чтобы показать, что на этот раз все серьезно и войска не собираются сдавать город без боя.

Этим, кстати, можно объяснить и тот факт, что о «наступлении ВСУ» раз за разом сообщают пророссийские источники и официальные лица. Со стороны может показаться, что армия России уже почти неделю сражается, держа плацдармы, — так что возможное будущее отступление из Херсона можно будет подать как единственно возможный выход после ожесточенного сопротивления.

Существует даже версия, что медийная известность генерала Сергея Суровикина не случайна и его личное объявление о возможных «непростых решениях» при сдаче Херсона может стать причиной для обвинения генерала в очередном отступлении (подобно тому, как генерал Александр Лебедь, ставший заметной медийной и политической фигурой летом 1996 года, вскоре подписал с Чечней Хасавюртовские соглашения, которые многие в России считают позорными).

Сергей Суровикин. Фото: Twitter / @mod_russia
Сергей Суровикин. Фото: Twitter / @mod_russia

При этом проводимая эвакуация вряд ли может считаться показателем того, что российская армия не собирается и дальше держать правобережье. Слова Суровикина о «непростых решениях» вполне могут означать, например, использование гражданских лиц для укрепления обороны города — полномочия для этого у военных властей появились после того, как Владимир Путин объявил военное положение в том числе в Херсонской области.

Украинский военный обозреватель Константин Машовец указывал, что российская армия активно перебрасывает подкрепления на Бериславское направление с намерением удержать здесь фронт. Нехватку личного состава в России постепенно исправляет мобилизация (хотя новые контингенты почти не обучены, со временем их можно выучить — или перебросить на правый берег кадровые части, высвободившиеся на более спокойных участках фронта из-за замены их «мобиками»). По словам Машовца, группировка на правом берегу Днепра пополняется и кадровыми военными, и мобилизованными, которых обучают прямо на месте.

Сумеют ли российские части даже при пополнении живой силой удержать фронт, неизвестно. Несколько пополнив недостачу в личном составе, армия РФ вряд ли избавилась этим от своих прочих недостатков в виде сверхцентрализованности (и, как следствие, медленно принимаемых решений), слабой логистики и связи. К этому можно добавить (помимо разбитых мостов через Днепр) снижение общего уровня подготовки личного состава за счет вливания в него необученных мобилизованных — напомним, с начала массового призыва прошел всего месяц.

Конечно, у России остается «последний довод» в виде тактического ядерного оружия — однако применение ЯО для удержания города, который почти невозможно снабжать, относится скорее к области иррационального, прогнозировать здесь что-либо сложно.

Открытым остается вопрос, началось ли в действительности новое масштабное наступление ВСУ на Херсон. Пока имеющаяся информация не позволяет определенно ответить на этот вопрос «да». Вероятно, настоящий удар ВСУ последует через несколько дней, которые и решат, будет ли город освобожден или пока останется за Россией.